?

Log in

No account? Create an account
Страница страстей человеческих
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are the 20 most recent journal entries recorded in mikes68's LiveJournal:

[ << Previous 20 ]
Wednesday, February 21st, 2018
12:34 am
Знания россиян о Южной Африке к концу XVIII века.Часть 1
Основой сколько-то распространенных сведений о далеких странах — хотя бы в учебных заведениях — долгое время оставалась в России переводная литература и компиляции из нее. Прежде всего, учебники. Но переводилась зачастую не самая новая литература, а иногда и не самая достоверная, даже для своего времени. Да и трудно было переводить: неизвестные географические названия, незнакомые термины, описания событий, о которых переводчики слыхом не слыхивали.

Вот "География", которую "сочинить изволил приказать ясновельможный гетман и Академии Наук господин президент его сиятельство граф Кирила Григорьевич Разумовский". Издана при Елизавете Петровне, в 1753 г. Автор — архивариус Академии наук Иван Стафенгаген.

"...Вся Африка наполнена слонами, львами, барсами, верблюдами, обезьянами, змиями, драконами, страусами, казуриями и многими другими лютыми и редкими зверьями, которые не токмо проезжим, но и жителям самим наскучили". Да еще "великие жары и суши". "Ежели вообще о всей Африке рассуждать, то она таких как Европа или Азия не имеет преимуществ. Хотя оные золотом, серебром, драгоценными камнями или другими дорогими вещами ее и не превосходят, однако она такие имеет неспособности, что жители по большей части сокровищ своих так употреблять не могут, как то чинится в других землях".

В других книгах не так красочно. Первым послепетровским учебником географии было "Краткое руководство к географии в пользу учащегося при гимназии юношества в Санктпетербурге", напечатанное в 1742 г. типографией Академии наук (второе издание — в 1767 г.).

"XV. Ландкарта о Африке... в нежилых тамошних местах находятся многие дикие звери, как например, львы, тигры, верблюды, слоны и другие им подобные... Какие моря около Африки примечать должно? Вверху лежит Средиземное море; к западу Атлантическое море; к югу Ефиопское море; к востоку Черное море...
Как Африка разделяется?... Королевство Абиссинское, которое есть подлинная Ефиопская или Арапская земля… берега Кафферн, жители которых называются готтентоты, где в самом низу находится славный мыс, Ди Буона Сперанца, или Доброй Надежды, который надлежит голландцам".

Чем ближе к концу XVIII в., тем больше выходит "всеобщих землеописаний", "всеобщий географий", "введений в географию".

"Введение в географию, служащее ко изъяснению всех ландкарт земного шара... Печатано при императорском Московском Университете, 1771 года":
"Африка более и богатее Европы: она обыкновенно разделяется на шесть больших частей... В пятой части Африки или на берегах Кафернских примечания достойно... Капо де Бона Сперанца, или мыс Доброй Надежды. Прежде сего назывался он Капе Форментозе... Из кафров, которых имя значит собственно неверные, примечания достойнейшие готтентоты...На мысу Доброй Надежды имеют голландцы изрядную крепость; хорошие сады и все выгоды для починки и принятия кораблей туда приходящих. В самой середине той земли все почти пусто... Народы живут по большой части в ужасном неведении, и притом либо в свирепстве, либо в порочные сластолюбия вдались".

"Новейшая всеобщая география", Санкт-Петербург, 1793 г. Издавалась три раза. Третье издание — в 1809 г.:

"Южный берег сей земли принадлежит голландцам и называется мыс Доброй Надежды... За особливость сего места почитать должно отменной величины строусов, которые делаются довольно ручными".

"На южном конце сего мыса находится многолюдный город, называемый Капской, где и генерал-губернатор Голландский имеет свое пребывание... Обширный город с замком, который называют Капштадтом. При оном имеют роздых свой корабли, в Индию идущие".

Чем ближе к концу XVIII в., тем подробней описания. "Всеобщее землеописание... для народных училищ, часть II, содержащая Азию, Африку, Америку и Южную Индию. Санкт-Петербург, 1795". Здесь об Африке — 90 страниц.

"Глава VIII. О земле кафров и готтентотов и владениях голландцев на мысе Доброй Надежды... Обитатели сей пространной части Африки суть кафры, готтентоты и голландцы. Кафры вообще нравами дики, питаются более звероловством, а несколько скотоводством и плодами, веру имеют языческую... управляется каждое колено собственным своим князем. Готтентоты суть отличного от негров происхождения, нравами гостеприимны, к нещастным сострадательны, терпеливы в болезнях и особливо стараются наблюдать большую часть правил естественного закона... Они превеликие охотники до табаку и бетелю. Вера у них языческая...

С 1650 г. Голландская Ост-Индейская компания купила сперва от готтентотов небольшой округ земли около мыса Доброй Надежды, основала в оном первые свои селения; но с умножением числа поселян увеличилось и число селений так, что ныне и великая часть земли Наталь куплена для сего от природных жителей голландцами.
Округ Кап занимает южнозападную часть страны сей. В нем Капштадт единый и главный во всей стране при Столовом заливе город, красиво и правильно выстроенный. В городе кроме европейцев и африканцев живет еще некоторое число китайцев и малайцев".

В 1780 г. вышла книга "Похождение готтентота, или дикого африканца, писанное им самим; переведено с немецкого в Санктпетербурге".

"Родился я в средине самого дикого и варварского народа, какой только в свете сыскать можно, в средине народа, который от других просвещенных едва в число людей причесться может... народом кафрским, обитающим в южной части Африки, и коего владение на несколько только дней езды от находящихся на мысе Доброй Надежды голландских селений отдалено... Мать моя была одна только дочь у короля... я узнал, что отец мой был белый... зверство сего народа никак не могло терпеть между собой чужестранца". Отца убили, сына белые взяли лакеем, но "госпожа фон Марвик" решила "испытать, не можно ли сделать готтентота также разумным и ученым, как и лучшего европейца, дабы тем доказать философам нашего отечества, что душа в готтентоте имеет равную способность как и их, если только будет она иметь заблаговременно такое же наставление. Мало-помалу позабыл я совсем мое начало, происхождение, воспитание и рабство и приметил также, что и голландцы живущие на мысе об оном забыли".

И счастливый конец: "готтентот" стал "в роте прапорщиком 4 года", женился на дочери губернатора, и теща купила ему "недалеко от Бурдо весьма прекрасную дачу".

Рецензенту "Санктпетербургского вестника" (апрель 1780 г.) книга не понравилась: "Изрядная любовная повесть, из числа тех, коих на чужестранных языках сотнями считать можно. Содержание ее мало соответствует заглавию, в рассуждении которого, казалось бы, надобно было ожидать другого чего, а не обыкновенных любовных дел. Сей готтентот только что родился между дикими африканцами и от европейского любовного витязя ничем не отличается".

Но были даже в те времена публикации и неизмеримо более интересных произведений.
В 1788 г. в Москве вышел перевод поэмы "Луизиада" классика португальской литературы Луиcа Камоэнса. Перевел ее Александр Иванович Дмитриев (1759–1798), известный поэт и переводчик, друг Карамзина. Поэма вышла отдельной книгой: "Луизияда, ироическая поэма Лудовика Камоэнса. Перевод с французского де-ла-Гарпова переводу Александром Дмитриевым". Поэма действительно информативна: говорилось в ней и о плавании Васко да Гамы, и о том, как у мыса Доброй Надежды перед ним и его спутниками предстал Адамастор, грозный дух этого мыса.

Появлялись и интересные журнальные статьи.

(Окончание следует. )

Источник: Давидсон А.Б., Филатова И.И.

Россия и Южная Африка. Три века связей. Гос. ун-т – Высшая школа экономики. – М. : ИД ГУ ВШЭ, 2010. – 331 с.

Tuesday, February 20th, 2018
6:10 pm
Готтентоты - самая загадочная народность Юга Африки
Готтентоты, наверное, самая загадочная народность южной части Африки. В настоящее время основная их часть проживает в Южной и Центральной Намибии.

Отдельные группы живут также в ЮАР: гриква, корана и группы нама (в основном переселенцы из Намибии).

Название происходит от голландского hottentot, что значит "заика" (имеются в виду произнесение щелкающих звуков). Со временем термин "Hottentots" приобрел отрицательную окраску и ныне считается оскорбительным в Намибии и ЮАР, где заменен на термин Khoekhoen (кой-коин). В русском языке пока используются оба термина.

К приходу европейцев готтентоты занимали юго-западное побережье Африки, от реки Фиш на востоке и до центральных нагорий Намибии на севере. Насколько давно готтентоты жили в этих местах, точно неизвестно. С уверенностью можно сказать лишь то, что племена банту несколькими веками раньше застали их уже в этих же местах. Согласно данным лексикостатистики, ветвь кхойкхой отделилась от других центральнокойсанских языков (ветвь чу-кхве) в конце 2 тыс. до н. э. Однако место первоначального расселения их общих предков (район пустыни Калахари или Капская область) и пути дальнейших миграций пока неизвестны. Сама ветвь кхойкхой распалась предположительно в III веке н. э.

Традиционно готтентоты делились на две крупные группы: нама и капские готтентоты, которые в свою очередь делились на более мелкие группы, а те на племена.

Физический облик готтентов и бушменов довольно сходен (готтентоты относятся вместе с бушменами к особому расовому типу — капоидной расе), но культурные и лингвистические различия между ними сохраняются до сих пор.В частности, в отличие от бушменов, готтентоты занимались кочевым скотоводством, а некоторые - еще и рыболовством, охотой на китов и морского зверя.

Своеобразие готтентотов проявляется и в некоторых физиологических и анатомических особенностях. Так, было установлено, что некоторые люди из этой народности в холодное время года могут погружаться в состояние оцепенения, аналогичное анабиозу некоторых животных.

Не менее любопытны и анатомические особенности готтентотов. Так, они имеют относительно низкий рост — 150–160 сантиметров. Необычная у них и желто-медная кожа: она довольно быстро стареет, покрываясь многочисленными морщинами на лице, шее, коленях. Поэтому даже относительно молодой готтентот выглядит пожилым человеком. Своеобразны у них и кости конечностей: они почти цилиндрические.

Но главная особенность представителей племени кой-коин — стеатопигия: чрезмерное развитие подкожного жирового слоя на ягодицах. Причем, что тоже не менее удивительно, толщина жировых отложений у готтентотов меняется в зависимости от сезона года.

Живут готтентоты семьями в особых поселениях — краалях. Это своеобразная деревня, в которой по кругу располагаются круглые хижины диаметром 3–4 метра. Они сделаны из плотно переплетенных прутьев, сверху укрытых шкурами животных. В свою очередь, все поселение ограждено колючими кустарниками.

Раньше одежда готтентотов состояла из кожаной накидки или шкуры; основным же видом обуви были сандалии. Все кой-коин любят украшения: причем мужчины носят браслеты из слоновой кости и меди, а женщины — металлические кольца и ожерелья из яичной скорлупы.

Что же касается семьи и брака, то раньше у кой-коин существовало многоженство. Однако уже в начале минувшего столетия на смену полигамии пришла моногамия. Однако до настоящего времени продолжает играть важную роль выкуп за невесту — "лобола": основу его составляет скот или деньги в сумме, равной стоимости скота.

Сохранилось у готтентотов и особое отношение к роженице и ребенку: их, как и раньше, считают нечистыми. Для того чтобы стать чистыми, они подвергаются особому обряду, во время которого ребенка и мать смазывают прогорклым жиром, А поскольку этот обряд запрещает им мыться (ввиду дефицита воды!), то со временем их кожа обрастает толстым слоем грязи, которая со временем отваливается кусками. А все, что осталось, соскребается.

Готтентотский фольклор был записан учеными В. Бликом и И. Кронлейном. Их труды дают представление о характерных чертах готтентотских сказаний, которые В. Блик не без основания называл животным эпосом готтентотов. В них мы знакомимся с повадками могучего, но глупого льва, хитрого шакала, жадной гиены и т. п.
Ироническое отношение к грубой силе льва и слона и восхищение умом и смекалкой зайца и черепахи проявляются в сказках.

Главными героями сказок являются животные, но иногда рассказ ведется и о людях, однако люди — герои сказок — еще очень близки к животным: женщины выходят замуж за слонов и уходят в их селения, люди и животные живут, думают, разговаривают и действуют сообща.

Источники: Бернацкий А.С. Загадочные племена и народы мира. - М.: Вече, 2017. 272 с.
Материалы Википедии.
1:00 am
Южная Африка. Окончание сопротивления коса европейской колонизации
В 1850-е гг. народности коса суждено было пережить один из самых драматических периодов своей истории. В ходе двух войн с Капской колонией в 1846–1847 и 1850–1853 гг. они потеряли значительную часть своих территорий и лишились значительной части скота, захваченного колонистами. Колониальные власти пытались лишить вождей коса части их наследственных прерогатив – исполнения судебных функций. В 1854 г. земли коса поразила эпизоотия, вызвавшая массовый падеж скота. Африканцы потеряли две трети от общего количества своих стад в районах, затронутых болезнью. Это стало для них настоящей катастрофой, так как скот занимал центральное место в хозяйственной и социальной жизни коса, использовался в ходе важнейших религиозных ритуалов. Скот выступал не только мерилом благосостояния, но и определял статус человека, служил выкупом в ходе заключения брачных союзов.

Среди коса большой популярностью стали пользоваться различные пророчества, объяснявшие причину постигших народ несчастий вмешательством сверхъестественных сил. Эта тенденция проявилась еще во время войны 1850–1853 гг., когда во главе антиколонильного движения коса встал прорицатель Мланджени, объявивший, что ему было видение, в котором предки коса восстали из мертвых и прогнали белых обратно в море. Чтобы пророчество сбылось, Мланджени потребовал от коса забить и принести в жертву весь скот желтой и серой (мышиного цвета) масти и тем самым "разрушить наведенные на страну чары". Безоговорочная вера большинства людей в способности Мланджени сыграла роль объединяющей силы во время войны 1850–1853 гг., вошедшей в историю как "Война Мланджени".

В начале 1856 г. по всей восточной границе Капской колонии распространилось новое пророчество. Его провозвестницей стала юная девушка Нонгг’авусе, которой якобы явились посланники давно умерших предков. Они велели передать всем живущим, что мертвые готовятся восстать, но для этого люди должны убить весь свой скот, ведь он стал "нечистым" из-за того, что они ухаживали за ним руками, "загрязненными" колдовством. Также для выполнения пророчества необходимо было перестать возделывать землю и уничтожить все свои запасы. Тогда их предки восстанут, и к людям вернется изобилие.

Были и другие "пророки", объявлявшие о скором воскрешении мертвых. Предсказания имели ярко выраженную антиколониальную направленность. Повсюду циркулировали слухи, что умершие предки коса уже воюют с англичанами за морем (здесь нашли свое воплощение достигшие коса сведения о Крымской войне), а утверждение, что русские были белыми – чистая ложь. На самом деле они все черные и являются воинами коса, погибшими в сражениях с колонией, и скоро появятся в Южной Африке. Спровоцированы слухи были известием о том, что в одном из боев против русских в Крымской войне погиб бывший губернатор Капской колонии генерал Джордж Кэткарт.

Подавляющее большинство инкоси и простых общинников коса безоговорочно поверили этим предсказаниям. Около 85 % всех взрослых мужчин Британской Кафрарии и Транскея (так со второй половины XIX в. стали называть территории к востоку от реки Кей), являвшихся главами домохозяйств, уничтожили весь свой скот и посевы. Было убито 400 тыс. голов скота, а от последовавшего за этим голода умерло 40 тыс. чел. Еще примерно столько же покинуло свои дома в поисках пропитания. Население Британской Кафрарии, насчитывавшее в начале 1857 г. 104 тыс. чел., к его концу составляло 37 тыс. По всей Британской Кафрарии и в Транскее можно было наблюдать ужасные сцены голода. Были отмечены случаи каннибализма.

Коса были настолько дезорганизованы, что на целых два десятилетия потеряли способность активного сопротивления. Как указывал южноафриканский историк Дж. Тил, коса сами признавали впоследствии, что до этого момента они не были завоеваны. В 1835, 1847, 1853 гг. они заключали мир с целью получить передышку в войне, но, уничтожив все средства к существованию, они сами себя погубили.

Воспользовавшись тем, что в результате этих событий коса были полностью дезорганизованы и не могли оказать сопротивления, английская администрация захватила две трети территорий, принадлежавших африканцам в Британской Кафрарии под предлогом, что те оставили ее. Наиболее авторитетные и влиятельные лидеры коса, Макома и Сандиле, были арестованы и отправлены в заключение.

На освободившихся территориях были расселены германские легионеры – солдаты, нанятые британским правительством для войны с Россией в 1854–1856 гг Земли в Южной Африке были им предоставлены в качестве платы за службу. В результате европейское население Британской Кафрарии возросло с 1 073 до 5 388 человек.

Для предотвращения столкновений на границе английских владений с независимыми общинами коса колониальные власти очистили полосу земли шириной в несколько десятков миль к востоку от своих владений.

Последняя попытка коса отстоять свои земли была предпринята в 1877–1879 гг. в ходе так называемой девятой пограничной ("кафрской") войны. Но это восстание против британской власти было изначально обречено и не потребовало привлечения значительных сил со стороны метрополии. Основные действия против восставших велись силами самой Капской колонии и ополчения из колонистов. Одним из итогов этой войны стала ликвидация самостоятельности Транскея и его присоединение к Капской колонии в 1879 г. С этого момента традиционные формы антиколониального сопротивления окончательно отошли в прошлое, и на первый план в движении зарождавшихся сил протеста стали выходить первые африканские организации во главе с представителями нарождавшейся африканской интеллигенции.

Источник: Черная Африка: прошлое и настоящее. Учебное пособие по Новой и Новейшей истории Тропической и Южной Африки/ под ред. А.С. Балезина, С.В. Мазова, И. И. Филатовой. - М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. - 704 с. ил.
Monday, February 19th, 2018
1:57 am
Московский трамвай в 1940-е годы
У трамвая были свои проблемы и трудности, совсем не похожие на проблемы и трудности других отраслей и сфер.

Народ постоянно норовил влезть в вагоны трамвая через переднюю дверь, а поэтому тот, кто входил как положено, через заднюю, не мог из него выйти как положено, через переднюю: проход был забит людьми. На протяжении многих лет московские власти вели с этим явлением упорную, но безуспешную борьбу. В октябре 1942 года Мосгорисполком в очередной раз запретил пассажирам входить в вагон через переднюю дверь. Право на это предоставлялось только беременным женщинам и инвалидам первой и второй групп. Но поскольку срок беременности в постановлении Мосгорисполкома не оговаривался, женщины всех возрастов продолжали лезть в вагон через переднюю дверь. Лезли в нее и мужчины. Некоторые из них прикидывались для этого инвалидами.

В июне 1943 года в Москве стали действовать новые трамвайные правила. Они ввели новые запреты и штрафы. Особенно строго стали относиться московские власти к тем, кто ездил на буферах и подножках. За провоз одного места багажа в трамвае стали брать рубль, а вот лыжи разрешалось провозить бесплатно. Кондукторы отрывали пассажирам, в зависимости от дальности поездки, необходимое количество билетов. У тех, кто ехал далеко, билеты составляли ленту в двадцать-тридцать сантиметров. Талонов на проезд в трамвае тогда еще не было. Отсутствие их приводило к тому, что пассажиру, не имеющему мелочи, кондуктор кричал: "Сойдите, гражданин, с трамвая!" – "А почему не с ума?" – ворчал тот.

Летом 1944-го трамваи окрасили в голубой цвет. Возможно, этот цвет разглаживал опаленные войной души пассажиров. Так это или не так, сказать сложно, но именно в голубом вагоне произошел случай, позволивший говорить о смягчении московских нравов. Заснула кондукторша. Уморилась за день. Рядом с ней женщина сидела. Пожалела ее и стала на всех входящих, которые, как назло, хотели взять билет, руками махать и делать им страшное лицо, дескать, не шумите, дайте человеку поспать. Да и сама кондукторша просыпаться не желала, бормотала что-то во сне, морщилась и отталкивала протянутые ей деньги. Человеку иногда надо хоть пять минут поспать, и после этого ему сразу становится легче. Женщина, охранявшая сон кондуктора, это понимала.

Да, нелегкая работа была у трамвайщиков. Первая смена начинала работать в четыре часа тридцать минут утра. Чтобы попасть к этому времени в парк, нужно было не опоздать на трамвай специального маршрута, который проходил в районе твоего дома в четвертом часу утра, а вернее, ночи. Зимой, в морозы, вагоновожатые не всегда могли стронуть свой трамвай с места: вагоны, простоявшие ночь на морозе, примерзали к рельсам. Приходилось толкать их с помощью другого трамвая, простоявшего ночь в депо. Те, кто работал в последнюю (вторую или третью) смену, должны были вернуться в депо к двум часам ночи. Если возвращались позже, опаздывали на трамвай, развозивший вагоновожатых и кондукторов по домам. Особенно тяжело было работать зимой, в морозы. От пассажиров вожатого отделяла лишь металлическая стойка за его спиной. Когда пассажиров набивалось много, они толкались, наседали на вожатого и, естественно, мешали ему вести трамвай. К тому же от дыхания десятков людей запотевали, а затем, естественно, и покрывались коркой льда стекла. Для того чтобы видеть дорогу, вагоновожатому приходилось время от времени протирать стекла солью. Проволочка, проведенная под окном, хоть и нагревалась, но защитить его от наледи не могла.

Работая по 8-10 часов в сутки, вагоновожатые и кондукторы не имели возможности нормально поесть. Одна была радость: выскочить из вагона, купить горячие бублики с маком по десять копеек штука и ехать дальше. Зарплата вагоновожатых тоже была маленькой. Вагоновожатый первого класса, например, получал пятьсот десять рублей в месяц, а кондуктор и того меньше. Естественно, что желающих стать вагоновожатыми было мало, и тогда направлять на учебу в трамвайные депо стали райкомы партии и комсомола. Прельщали льготой: бесплатным проездом по городу на трамваях. В конце сороковых вагоновожатым еще и форму дали, черную. Фуражку с молоточками, шапку, шинель, а летом – синий костюмчик. Хороших вагоновожатых поощряли также тем, что пересаживали с плохого трамвая на хороший, с дверями и кабинами вагоновожатых. После войны в Москве появилось несколько чешских трамваев "Татра", ну и в наших трамваях стали делать специальные двери и кабины для вагоновожатых.

Конечно, не все кондукторы были ангелами. Встречались среди них и грубияны, и обманщики. Одна такая обманщица служила на троллейбусе маршрута № 2. Этот маршрут проходил по Первой Мещанской, по Сретенке, Лубянке, Кузнецкому Мосту, Охотному Ряду и далее шел через Арбат к Кутузовской слободе. Обманщица на каждой остановке кричала пассажирам, что троллейбус идет только до центра. А когда один из пассажиров, давно проехавших центр, удивился и спросил, зачем она это делает, ответила: "Чтобы меньше народу было, а то насядут – не протолкнешься".

А подчас с трамваями происходили довольно жуткие истории, о которых потом долго говорили москвичи.

8 июня 1942 года вагоновожатая Александра Петровна Кузнецова вела свою "Аннушку" от Пушкинской площади вдоль Тверского бульвара к Никитским Воротам. И почему-то (то ли заснула, то ли задумалась) врезалась на полном ходу в трамвай, стоявший на остановке. Зазвенели стекла, закричали люди. Пострадало двадцать пассажиров. Восьмерых в тяжелом состоянии отправили в больницу.

А вот 6 декабря 1942 года в шесть часов сорок две минуты "трамвайный поезд" (а именно так называли трамвай в официальных документах тех лет) № 41, спускавшийся от Ильинских Ворот к площади Свердлова (Театральная), задавил женщину. Как он ее задавил, никто не видел. На улице-то темно было. Это уж когда светать стало, прохожие увидели на путях кровь, какие-то куски и человеческую голову. Голову женщины. На лицо еще не старую, с удивленными голубыми глазами и открытым ртом. Говорили еще, что одна старушка наклонилась над головой и спросила: "Что, милая, плохо тебе?" Голова не ответила, а только опустила веки. Старушка перекрестилась на памятник первопечатнику Ивану Федорову и пошла прочь.

Когда же работники милиции стали осматривать проходившие по тому месту трамваи, то оказалось, что дно вагона, которым правила Прасковья Матвеевна Кузьмина, всё в крови, а на шестернях мотора намотаны куски человеческого тела с обрывками одежды. Что-либо пояснить по данному факту Кузьмина не могла, поскольку ни она, ни кондукторы Зина и Клава, ни пассажиры ничего не заметили. Прасковью Матвеевну все же привлекли к уголовной ответственности, и дело направили в трибунал под председательством Ворохобина. Однако в данной инстанции ее оправдали, сославшись на то, что никто не видел самого наезда и, следовательно, нельзя исключить, что Кузьмина могла просто проехать над трупом, оказавшимся на путях. Спорить с трибуналом никто не стал. А погибшая женщина так и осталась неизвестной.

Источник: Г. В. Андреевский Повседневная жизнь Москвы в сталинскую эпоху. 1930-40 годы. М.: "Молодая гвардия", 2008 г., 447 с.
Sunday, February 18th, 2018
4:04 pm
Африка. Республиканские короли и пожизненные президенты. Часть 2
Назначая на государственные должности своих братьев, племянников и односельчан, африканский лидер эффективно решает вопрос лояльности своих приближенных (хотя и это не всегда срабатывает), но загоняет в тупик вопрос этнического баланса во власти – еще одну капитальную проблему африканской политики.

Не будет лишним напоминание, что африканцы живут в многонациональных государствах, где этническое разнообразие является нормальным явлением. Лишь несколько стран на континенте этнически однородны, но и здесь население распределено, как, например, в Сомали, между кланами, имеющими сложные отношения друг с другом. Большинство африканцев не чувствуют себя, скажем, просто нигерийцами или танзанийцами: для них значительно важнее принадлежность к своей этнической группе. Эта традиция существовала здесь тысячелетиями и не может, конечно, быть сломлена за полвека. Однако в результате практически вся политика в странах Африки основана на объединениях по этническому (и реже – религиозному) признаку. Большинство политических партий не имеют никакой иной программы, кроме стремления к власти определенной этнической группы, и борются с партиями, представляющими конкурирующие этносы. В случае гражданской войны они легко преобразуются в такие же этнические вооруженные формирования, принимаясь уничтожать представителей противоборствующего народа. Например, после обретения независимости Анголы в 1975 г. в стране были созданы три такие этнополитические группировки: костяк МПЛА составляли мбунду, УНИТА объединяла овимбунду, а ФНЛА состояла из представителей народа конго. Война между ними продолжалась два десятилетия. В 1959 г. лидер Гвинеи Секу Туре сказал: "Через 3–4 года никто не будет помнить межплеменных, этнических или религиозных трений". Прогноз этот вряд ли сбудется и через столетие.

Приходя к власти, новый глава государства часто окружает себя своими соплеменниками, устанавливая фактическую диктатуру одного народа или племени. В 1980 г. в результате военного переворота в Либерии к власти пришёл 29-летний сержант Сэмюэль Доу из народности кран. В Африке каждый этнос занимает свою ступеньку в сложной иерархии престижа, так вот кран находились у самого подножия этой лестницы – окружающие народы относились к ним свысока. Словно желая отомстить за эту обиду, Доу создал в стране настоящую диктатуру кран, вознеся своих родственников и односельчан на высшие посты в государстве. Кончилось это печально и для него, и для его народа – после свержения и зверского убийства Доу в 1990 г. в стране начался настоящий геноцид кран.

Вообще В Африке методы государственного управления XXI в. – Интернет, пиар и новейшие вооружения – причудливым образом переплетаются с тысячелетними традициями колдовства и использования силы духов для защиты правящего режима. Тот же президент Доу активно привлекал к работе магию: на него работал целый штат колдунов со всей Западной Африки, которые, по его собственным словам, сделали его непроницаемым для пуль, наделили способностью исчезать в любой момент и избегать авиакатастроф, в которых погибли многие африканские лидеры и которых Доу страшно боялся. Правда, для достижения этой непобедимости, по слухам, президент вынужден был пить кровь беременных девушек и есть неродившихся детей. Со своими противниками Доу тоже обращался вполне в духе древних колдовских практик: его офицеры поедали сердца убитых врагов, полагая, что становятся обладателями их силы. Президенты ЦАР Бокасса и Экваториальной Гвинеи Нгема также считали себя главными колдунами своих государств и, по некоторым сведениям, совершали многочисленные и подчас весьма кровавые обряды для поддержания своей власти.

В сегодняшней республиканской Африке насчитывается около 200 "королей" – больше, чем где-либо в мире. В одной Намибии проживают более 30 официальных монархов, каждый из которых номинально "правит" своим народом или племенем. Король зулусов Гудвилл Звелитини ка Бхекузулу получал от южноафриканского правительства ежегодную пенсию в 6 млн долл., летал на частных самолетах и содержал коллекцию экзотических автомобилей, и всё это из карманов налогоплательщиков ЮАР, многие из которых еле сводят концы с концами. И во многом потому, что в то время президентом страны был господин по национальности зулу.

Современные республиканские короли также собирают полудобровольные пожертвования со своих соплеменников, ведь община может повернуться к тебе спиной, если ты не пожертвуешь часть дохода своему вождю. Они же, являясь крупными землевладельцами, продают своё влияние бизнесу: так, оби Ачебе, король области Ониша в Нигерии, работает председателем совета директоров местного филиала корпорации "Юнилевер", а его коллега оба Гбадебо, король народа эгба, возглавляет совет директоров крупной энергетической компании "Оандо". Самый богатый нигерийский оба, правитель области Угбо, обладает состоянием в 300 млн долл., управляя нефтяной корпорацией и сетью автозаправок.

При этом престиж традиционных монархов нередко превышает престиж государства и институтов власти. Жители города Кумаси в Гане горды тем, что живут по сей день в славном Королевстве Ашанти, где земля, власть и суд принадлежат королю и его многомудрой матери. Часть налогов с этих земель идёт на содержание королевской семьи, а президент страны всячески старается заручиться лояльностью короля в каждой предвыборной кампании.

Источник: Архангельская А., Бабаев К. Что такое Африка. - М.: Рипол классик, 2015, 480 с.
3:19 pm
Где хранить казну?
Лидер Экваториальной Гвинеи Франсиско Нгема в какой-то момент перестал доверять главе своего центрального банка, приказал его убить и перетащил в родную деревню весь государственный бюджет наличными. Он держал деньги в бамбуковой хижине рядом с собственным домом, считая это единственно верным способом сохранить национальное достояние. Однако после его свержения обнаружилось, что большая часть финансовых резервов страны была съедена. Но только не инфляцией, а термитами. :)

Источник: Архангельская А., Бабаев К. Что такое Африка. - М.: Рипол классик, 2015, 480 с
2:51 am
Жизнь и смерть Павла Бута. Часть 3
10 декабря 1637 года Николай Потоцкий получил донесение от корсунского подстаросты о сборе повстанческих отрядов между Крыловым и Чигирином, а также, что к Боровицам "из Запорожья день и ночь идет пехота, а гетман с артиллерией приглашает козаков, которые еще сидят дома, бить ляхов". Польный гетман оповещал С. Конецпольского, что Павлюк отправил в Крым посольство с просьбой о помощи. Козацко-селянское войско (около 2 тысяч человек) встало лагерем у местечка Боровицы южнее Черкасс. Павлюк надеялся наладить связь с левобережьем для формирования новых отрядов и продолжения борьбы.

Планы повстанцев, очевидно, были известны и Н. Потоцкому, который послал в направление Черкасс полк своего брата С. Потоцкого. Последний нагнал отступающих лишь в Боровицах. Вскоре жолнеры блокировали подходы к лагерю Павлюка и отрезали путь к воде. Нехватка боеприпасов и продовольствия сказалась на боевом духе окруженных. Воспользовавшись ситуацией, польный гетман предложил начать переговоры. После продолжительных дискуссий бывшие реестровцы уговорили Павла Бута согласиться на встречу с представителями Н. Потоцкого. Кроме того, они получили письменное заверение правительственного комиссара по козачьим делам А. Киселя о помиловании всех, кто прекратит вооруженную борьбу. Через 10 лет в письме к шляхте местечка Замостье руководитель Освободительной войны украинского народа гетман Богдан Хмельницкий с горечью отметит, что "тогда уговорили нас от черни отделиться, что мы и сделали, поверив вашему слову".

Для ведения переговоров 11 декабря Павлюк и четыре его соратника вышли из лагеря, но почти сразу же были по-изменнически схвачены жолнерами. Н. Потоцкий очень возмущался, что среди захваченных не оказалось Карпа Скидана, который еще не успел вернуться из Чигирина, где заготавливал припасы для войска. От карателей ускользнули также полковники Дмитро Гуня и Филоненко. Поздно ночью они незаметно пробрались мимо вражьих постов и отправились на Запорожье. А вот Павла Бута, Василя Томиленко, Григория Лихого и Курилу заковали в кандалы и отправили в Варшаву.

14 декабря состоялась козачья рада, в ходе которой А. Кисель отобрал у повстанцев знамя, гетманскую булаву и бунчук. Реестровым были назначены новые полковники, есаулы, судья и войсковой писарь. Так закончился первый этап этого грандиозного козацко-селянского восстания. Его предводитель гетман Павло Бут в соответствии с решением сейма был четвертован в феврале 1638 года на центральной площади Варшавы.


Источник: Iсторія України в особах: Литовсько-польська доба/Авт. коллектив: О. Дзюба, М. Довбищенко,... О. Русина (упоряд. и авт. передм.) та ін. - К.: Україна, 1997. - 222 с.

Перевод с украинского - наш собственный. :)
Saturday, February 17th, 2018
3:10 am
Украинские судьбы ХХ века - 3
Иван Бровко - командир "Катюши", ракетчик, педагог, шестидесятник

22 января 2009 года в Киеве покинул этот мир Иван Бенедиктович Бровко. 94 прожитых года - это немало в любом случае, но у Ивана Бровко в них уместилось столько, что хватило бы как минимум на три обычных человеческих жизни.

Свидетель трех крупных голодов, участник трех военных конфликтов, командир одной из знаменитых ракетных батарей "Катюша", испытатель ракетно-космической техники. Затем педагог, шестидесятник, участник правозащитного движения. Все это он, Иван Бровко. Видимо, в такое уж время выпало ему жить - время общественных катаклизмов, жестоких и кровопролитных войн, и одновременно время прорыва к новым далям и знаниям, время постепенного осознания ценности человеческой личности и истинного значения культурных ценностей.

Иван Бровко родился 2 (15 по новому стилю) января 1915 года в селе Маячка нынешней Полтавской области (а тогда губернии) в крестьянской, а некогда казацкой семье. Отец, Бенедикт (Венедикт) Андреевич Бровко, служил на флоте во Владивостоке. В 1928 году вернулся в родные места, начал хозяйствовать на земле, но когда началась колективизация, то в колхоз вступать отказался. Хозяйство разграбили "активисты", в 1933 году отец решил вернуться на флот, но по дороге пропал без вести. Матери, Наталье Федосеевне Карпенко пришлось записаться в колхоз, она умерла в Киеве в 1977 году. Ее отец и дед Ивана, Федосей Карпенко был учителем, культурным хозяином, при Центральной Раде возглавлял уездную администрацию.

В 1930 году Иван Бровко окончил 7 классов в Маячке, поступил в медицинский техникум в Харькове, но через полгода был исключен как сын "середняков". В 1931 году поступил в педагогический техникум в городке Червонограде на Харьковщине. Но голодной осенью 1932 года был вынужден покинуть учебу и вернуться домой.
Вскоре был принят на работу учителем школы-семилетки в селе Рудки Царичанского района. В мае 1933 года прямо во время его урока умерла от голода ученица Марийка Хайло. Это событие ошеломило 17-летнего учителя, он стал возмущаться, обвинять административные структуры, в том числе директора школы Лебедя. Вечером коллега сообщил Бровко, что директор школы сообщил в ГПУ о его поведении. Иван немедленно собрался и уехал из села Рудки домой.

Летом 1933 года Бровко устроился учителем украинского языка и литературы в школу-семилетку в селе Кохановка Сахновщанского района на Харьковщине. В мае 1934 года пустующие после голода хаты заселили переселенцами из Свердловской области. На этом основании школу начали переводить на русский язык обучения. Бровко высказал недовольство этой мерой. Тогда директор школы уволил его, хотя и не донес в органы. Спустя некоторое время Иван Бровко устроился учителем в городе Славянске Сталинской области.

В 1939 году Иван закончил заочное отделение филологического факультета Института народного просвещения в Луганске и почти сразу же был призван в ряды Красной Армии. Служил в Коломне под Москвой в артиллерийском полку. Принял участие в "освободительном походе" в Западную Беларусь (Гродно) и в Западную Украину (Волынь). Зимой 1939-40 гг. полк, в котором служил Иван Бровко, принял участие в советско-финской войне, на линии Маннергейма, откуда вернулся в Подмосковье.

Летом 1941 года полк был рагромлен под Оршей. Его остатки были соединены с Московским высшим артиллерийским училищем имени Красина и эвакуированы на Урал. В конце 1941 года Бровко уже в звании лейтенанта был командиром одной из первых батарей минометов "Катюша". Прошел всю войну до Берлина.

В начале января 1945 года майор Бровко, тогда уже начальник штаба третьей армейской группы гвардейских минометных частей ("Катюша") в полуразрушенном здании в варшавском предместье Праге наткнулся на домашнюю библиотеку украинских книг и отважился взять из нее несколько десятков книг, которые затем отвез домой в Украину. Это были книги Пантелеймона Кулиша, Михаила Грушевского, историка и литературоведа Сергея Ефремова, Софьи Русовой, Бориса Гринченко, Михаила Возняка, Михаила Драгоманова, собрание сочинений Т. Шевченко и др.

Примерно тогда же в разговоре с другом, полковником Гергием Тюлиным, начальником штаба "Катюш" Белорусского фронта, членом ВКП (б), Бровко резко негативно высказался о И. Сталине. Тюлин выслушал и сказал: "У меня другое мнение о товарище Сталине. Больше таких разговоров со мной не веди".

Благодаря содействию Г. Тюлина в мае 1945 года Иван Бровко был включен в специальную группу "Выстрел", которая изучала и восстанавливала трофейную немецкую ракету ФАУ в институте RABE ("Reaktische Bauen", городок Бляйхероде, Тюрингия).Руководил группой С.П. Королев, в будущем ставший выдающимся ученым в области ракетокосмической техники. 18 октября 1947 года Иван Бровко как командир стартового дивизиона принял участие в первом запуске баллистической ракеты Р-1, созданной в Советском Союзе по образцу ракеты A4 ("Фау-2"), на полигоне Капустин Яр на севере Астраханской области. Там на обелиске, воздвигнутом в честь события, среди имен других участников запуска выбито и имя Ивана Бровко.

В 1948 году Иван Бенедиктович Бровко вышел в отставку и начал преподавать "неперспективные" предметы - украинский язык и литературу в Пуща-Водице под Киевом. В 1953 году закончил очную аспирантуру Научно-исследовательского института педагогики, затем преподавал украинскую литературу в Киевском университете.

В 1957 году защитил кандидатскую диссертацию на тему "Изучение творчества Олеся Гончара в школе", которая затем вышла отдельной книгой. Весной 1960 года доцент Иван Бровко получил квартиру в Киеве и уже имел подготовленную докторскую диссертацию по методике преподавания литературы в школе. Ему также предлагали возглавить кафедру педагогики в Киевском госуниверситете.

Однако наряду с успешно развивавшейся научно-педагогической карьерой, Иван Бровко поддерживал дружеские отношения с украинскими шестидесятниками, прежде всего с Евгеном Сверстюком, которого в 1959 году приютил в своем жилье в Пуща-Водице. КГБ уже в то время тайно прослушивал разговоры Бровко, и когда Иван Бенедиктович как-то сказал "крамольную" фразу по поводу одного из событий того времени, то слежка еще больше усилилась.

Затем выявилось, что доцент Бровко, читая студентам курс педагогики, позволил себе цитировать не только Маркса и Ленина, но и Грушевского; не только Горького, но и украинского писателя В. Винниченко; чисто педагогические утверждения аргументировал цитатами и из Антона Макаренко, и из Софьи Русовой, а специфические писхологические явления объяснял по нелегальному тогда в СССР Фрейду.

Весной 1960 года министр высшего образования Даденков отправид Бровко в командировку в Черновцы в составе комиссии по проверке работы тамошнего университета, а тем временем у него дома был проведен тайный обыск. Вернувшись из Черновцов, Бровко был задержан оперативниками КГБ в Киеве, отвезен к себе домой, где ему предъявили ордер на обыск квартиры. Все самые ценные книги из домашней библиотеки, которую начинали собирать еще несколько десятков лет назад дед и отец Бровко, были перенесены в машину и вместе с хозяином отправлены в здание КГБ на улице Короленко, 33. Там Бровко предъявили стандартное обвинение "Клевета на ленинскую национальную политику и антисоветская деятельность". Почти неделю продолжались допросы, угрозы, обещания...
И все же 30 мая 1960 года Бровко отпустили домой, а на следующий день его вызвали в университет на заседание партбюро. Секретарь партбюро обвинил Бровко в том, что тот на лекциях позволял себе цитировать, как выразился секретарь, "злейшего врага украинского народа Грушевского", и предложил исключить Бровко из партии и ходатайствовать об увольнении Ивана Бенедиктовича с работы. Коллеги единогласно проголосвали "за" и разбежались как мыши. Выгнанный, униженный, заклейменный, Иван Бровко вышел из университета. Однако вскоре его догнал молодой человек, обнял и сказал: "Иван Бенедиктович, держитесь, мы Вас любим, спасибо за все то доброе, что Вы нам подарили". Это был Иван Пидпалый, впоследствии известный украинский поэт и переводчик.

Ареста Иван Бровко избежал лишь благодаря заступничеству московских друзей из ракетно-космической области, которые к тому времени стали уже генералами.

После почти двухлетнего отсутствия работы, в 1962 году Бровко позволили начать работать на посту доцента психологии Нежинского пединститута. Именно он привез в Нежин знаменитую работу Ивана Дзюбы "Интернационализм или руссификация?" и передал ее доценту Лесе Коцюбе. Затем это произведение прошло через руки еще нескольких преподавателей того же пединститута и, наконец, через одного литературоведа из Словакии попало за границу, где в 1968 году было опубликовано в ФРГ и затем переведено на несколько иностранных языков. Это дело вновь всплыло в 1974 году, когда литературовед из Словакии под давлением КГБ выдал человека, от которого самиздатский экземпляр книги попал к нему. Тот, в свою очередь, назвал, от кого он получил книгу и т.д. Последней назвали Лесю Коцюбу, и вот тут цепочка прервалась, так как она сказала, что книгу получила от уже умершего к тому времени человека, а не от Ивана Бровко.

С 1973 года Иван Бровко занимал пост проректора Киевского института культуры. В 1975 году вышел на пенсию.

В 1989 году Оксана Мешко привлекла Бровко к работе в созданном 16 июня Украинском комитете "Хельсинки-90", где он стал сопредседателем. В октябре 1990 года в составе делегации УКХ-90 принял участие в работе Хельсинкской Гражданской Ассамблеи в Праге.

И.Б. Бровко - автор работ по педагогике, литературоведению, книги о С. П. Королеве "Космос беден без поэтов", многочисленных статей и интервью. Также выступал как лектор и пропагандист знаний о становлении космонавтики, об истории правозащитного движения.


Автор: Василий Овсиенко.

Источники: Міжнародний біоґрафічний словник дисидентів країн Цент­
ральної та Східної Європи й колишнього СРСР. Т. 1. Україна.
Частина 1. – Харків: Харківська правозахисна група; "Права
людини", 2006. – 1–516 с.

Аэрокосмический портал Украины.
Wednesday, February 14th, 2018
1:52 pm
"Хочу жениться на Москве". Часть 4
Женщины в политической биографии гетмана Ивана Брюховецкого

Кроме сожженных "перед всем народом, в Гадяче" женщин (которые, впрочем, в документах назывались "честными женами", что пострадали за "малую вину"), доставляли Ивану Мартыновичу хлопоты и немало других представительниц слабого пола, по крайней мере именно так гетман воспринимал некоторые события при их участии. В частности, еще в 1663 г., намекая на ненадежность своего оппонента, епископа Мефодия, гетман, как бы между прочим, говорит о "старице Ангилине ", которая проживает в Києво-Печерском монастыре и, уча грамоте дочь местоблюстителя (очевидно, ту же, которую вроде бы пытались выдать за Ивана Мартыновича), получает от нее важную информацию о положении на Левобережье, которую затем передает правобережному гетману Павлу
Тетере.

Поводом для неконтролируемого гетманского гнева ("...прошиб голову в двух местах"), ареста и высылки в Москву генерального судьи Юрия Незамая в начале 1666 г. послужило донесение тогдашнего генерального писаря Захария Шийкевича о выдаче им "проезжего листа" для пяти каневских казачек, депортированных гетманом годом раньше, в 1664 г., в Новгород-Сиверский в связи с тем, что их мужья не выразили желания служить в левобережном
Войске Запорожском.

Дополнительные хлопоты Ивану Мартыновичу нанесло неожиданное появление в начале 1667 г. в Киеве вдовы Богдана Хмельницкого Анны Золотаренковой и дочери влиятельного казацкого старшины Григория Гуляницкого, которые поселились в Печерском монастыре. Эта новость, по мнению Ивана Мартыновича, была настолько важной, что
даже попала в его письмо, отправленное царю Алексею Михайловичу.

Еще больше проблем выпало на голову Брюховецкого осенью 1667 г., когда в Андрусове подходили к концу русско-польские переговоры о разделе украинских земель и когда новый начальник Посольского
приказа А. Ордин-Нащокин был готов принести в жертву левобережного гетмана, только бы подтолкнуть к сближению с Москвой Петра Дорошенко.

Тем временем, вероятнее всего, именно в 1667 г., у супруги Брюховецкого все же таки родился ребенок - дочь, которой судьба уготовила тоже достаточно тернистый, наполненный взлетами и падениями жизненный путь.

В начале 1668 г. гетман Брюховецкий поднимает антимосковское восстание в Украине и на протяжении зимы-весны русские войска было вытеснены из подавляющего большинства левобережных городов. Впрочем,невзирая на, казалось бы, удачный политический выбор Ивана Мартыновича, ему не посчастливилось не только удержать в своих руках гетманскую булаву, но и сохранить собственную жизнь.

После убийства Ивана Мартыновича 7 июня 1668 г. на Сербином поле, близ Диканьки, его жена Дарья вместе со своей малолетней дочерью и сестрой попала в плен к Петру Дорошенко. По приказу гетмана их перевезли в Чигиринский замок, где находились под стражей русские ратники, в том числе и царские воеводы. Некоторые из царских воевод попали в плен вместе с женами и детьми, которым, как свидетельствуют сведения источников,
пришлось перед тем испытать немало бед и невзгод. В частности, во время расправы
над царскими войсками, которые находились в гетманской резиденции, захваченную в плен жену тамошнего воеводы Евсея Огарева водили простоволосую по городу, при всем народе издевались над ней и в конечном итоге отрезали грудь.

После этого, уже во время осады восставшими ратников воеводы Исая Квашнина в Новгороде-Сиверском, последний,
чтобы предотвратить надругательство над своей женой, хотел ее зарубить собственноручно. Однако воевода был убит казаком, а вдова тяжелораненой вместе с несовершеннолетними детьми все-таки попала в плен. Пришлось ли
пережить что-то подобное Дарье Брюховецкой после того, как бесславно погиб ее муж, неизвестно.

Точно известно лишь то, что, принимая во внимание серьезные осложнения на Правобережье, которые начались для Петра Дорошенко с началом мятежа Петра Суховея и вступления на территорию Паволоцкого и Кальницького полков польских отрядов, гетман стремился без неотложной необходимости не усложнять отношения с русской властью,
охотно вступил в переговоры с ее представителями относительно обмена пленными и в целом обращался с пленниками достаточно гуманно.

В ходе переговоров об обмене пленными фигурирует и имя Дарьи Брюховецкой. В частности, посланец белгородского воеводы Г. Ромодановского рейтарский ротмистр Карп Бабкин, который в первой половине января 1669 г. находился в Чигирине, интересовался судьбой гетманши и докладывал по этому поводу следующее: "Брюховецкого жена ныне в Чигирине же, а отпустит ее ли Дорошенко к Москве или нет, того я не слыхал". Действительно, российская власть не проявила особенной активности в деле освобождения Дарьи, и это не могло бы не удивлять, если бы действительно речь шла о родной дочке царского окольничего князя Д. Долгорукова. Тем более, что в 1668 г. на Левобережье нес службу брат окольничего, боярин и воевода Юрий Алексеевич Долгоруков.

Тем временем, весной 1669 г., правобережный гетман делает некоторые демонстративные шаги, призванные засвидетельствовать его добрую волю относительно русского царя: на волю выходят члены семей удерживаемых в Чигирине русских воевод: "....Евсея жену Огарева с дочерью, а с ними две девки, да две женщины"; кроме того, Дорошенко отправляет к Алексею Михайловичу послание с обещаниями "...воевод и ратных людей вскоре отпустить.". Однако это никоим образом не могло обозначиться на судьбе несчастной Дарьи Брюховецкой, поскольку, согласно сообщению русского гонца О . Телешова, переданного из Чигирина в
начале мая 1669 г., на то время среди живых ее уже не было.

После смерти Дарьи ее сестра и в дальнейшем оставалась в Чигирине, в неволе у Петра Дорошенко, а дочь-сирота Брюховецких была отправлена "в Гадяч к писарю". Кто в то время занимал писарский пост в Гадяче? Какими были его родственные отношения с Брюховецким? И почему именно к нему была отправлена дочь левобережного гетмана?
- за недостатком документальных свидетельств установить невозможно. А вот проследить некоторые вехи дальнейшего жизненного пути юной дочери гетмана можно. Так, точно известно, что ей не только удалось уцелеть
в той вьюге, которая поднялась в Украине после смерти ее отца, но и занять достаточно высокое место в тогдашней социальной иерархии гетманщины. Убедительным свидетельством этого статуса служит ее брак с сыном
действующего левобережного гетмана Ивана Самойловича Григорием, на то время уже полковником черниговским.

Но ведь мало того, что отец ее новобрачного на середину 80-х годов XVII века (а свадьба юной
дочери гетмана-боярина, очевидно, состоялась именно тогда) был чуть ли не самым богатым человеком Левобережной Украины, так он еще и всерьез волновался из-за династических планов - закрепления за своими потомками гетманского ранга.

Однако долго наслаждаться своим высоким социальным положением и богатством семьи Самойловичей дочери Ивана Мартыновича не пришлось. Уже 23 июля 1687 г. Иван Самойлович был лишен власти и заключен под стражу. Несколькими днями позже был арестован и Григорий, который попробовал силой оружия и с помощью
Крыма вернуть отцу булаву.

За этот поступок Григория, в отличие от отца и брата, которых "всего лишь" сослали в Сибирь, 11
ноября 1687 г. приговорили к смертной казни. На руках двадцатилетней вдовы осталась дочка, которая приходилась внучкой сразу двум украинским гетманам - Брюховецкому и Самойловичу.


Источник: Горобец Виктор, Чухлиб Тарас НЕЗНАЙОМА КЛІО. Таємниці, казуси і курйози української історії.
Козацька доба. - Київ, видавництво "Наукова думка", 2004. 311 с.

Перевод с украинского - наш собственный.
Tuesday, February 13th, 2018
5:02 pm
Галичина: от австрийского до советского мифов. Часть 1
Представления о Галичине изменчивы настолько, насколько переменчивой была и сама судьба этого региона. Здесь мы попробуем в общих чертах воссоздать набор стереотипов, из которых состояли украинский, польский и (впоследствии) русский образы Галичины австрийского периода, а также дальнейшую судьбу этого образа в ментальности жителей края. Речь идет, понятно, о наборе банальностей, которые ничего, кроме банальности, не содержат, но без них, по-видимому, миф Галичины потерял бы свою оригинальность.

Образ галицкого города

В этом ряду стереотипов и концептов ключевым является образ Львова как "галицкой столицы". В нем cлились по крайней мере два разных стереотипа города: польский и украинский. Миф "польского" Львова, который выкристаллизовался к Второй мировой войне, имеет несколько форм.

Одну из них можно назвать "милитарной". Она опирается на образ "всегда верного" города-воина - крепости, которая защищает "цивилизованный Запад" от "Дикого Востока". Ее составляющей стал стереотип "защитников Львова", элементом которого, в свою очередь, была мифология "львовских детей". В этом плане Львов ассоциировался с ареной украинско-польского противостояния в конце Первой мировой войны и кладбищем "орлят". Это представление о городе нашло свое воплощение как на уровне поэтики и риторики художественных текстов (М. Гемар, К. Макушинский), так и в языке живописи (В. Коссак) и монументальной архитектуры (Р. Индрух). Еще одна разновидность польского мифа Львова сочетает в себе два компонента. Это ностальгия по "добрым австрийским временам" и юмористический образ "очень приятного и веселого города", где почти все друг друга знают и уважают (С. Василевский). В центре такого образа находится представление об идеальном Львове, признаками которого являются, с одной стороны, рестораны (гостиница "Жорж", "Краковская", "Атлас", "Козел", "Империал"), кабачки ("Теличкова", "Сковрона"), а из другого - академические заведения (Политехника, Университет, Академия Ветеринарной медицины, Высшая Экономическая школа), где работают выдающиеся специалисты и учится очень способная и беззаботная молодежь. К тому же, Львов - место служения аж трех архиепископов, что делает его необычным в масштабах Европы. Распространенный в "польский" период миф австрийского Львова содержал также ностальгию по "старому порядку". Его воплощением был эрудированный, педантичный и исполнительный интеллигент (правительственный чиновник, юрист, учитель) и шире - представитель общественной элиты "австрийского образца".

Отсюда - и сюжетные линии, которые пытаются "породнить" польский Львов с габсбургской Веной. Одним из показательных является образ львовского костела Св. Елизаветы : и через прямое апеллирование к трагическим моментам в жизни императорской семьи (а также мифологии "доброго цесаря Франца Йосифа"), и через сложные ассоциации, которые связывают львовский храм с венской "Штефанскирхе" (Е. Яницкий). Миф "счастливого Львова" опирался на представление об интеллигенте, который легко воспринимает жизнь, занимается спортом и тому подобными вещами, а также на образы "рядовых" жителей города, которые сопровождают его существование (от "бельферов" и "шимонов" к перекупщикам и попрошайкам) (С. Лясковницкий, К. Шлеен).

Позже стереотип львовянина-интеллигента слился с образами низовой культуры до- и межвоенного Львова. Ее репрезентантом стал "львовский батяр" - "забулдыга, каких мало", нередко "герой из-под темной звезды" с криминальным прошлым. Все эти элементы появились в радиодискурсе "Веселой львовской Волны", а позже были перекодированы на язык кинематографии (дуэт Щепко / Тонько). В "полоноцентричной" картине мира город-кавалер польского ордена "Виртути Милитари" выступал в качестве определенного противовеса (и в то же время дополнения) Кракову. Конечно, "польский Львов" с его знаковыми местами (Кафедральным собором Казимира Великого, Доминиканским собором, Университетом Яна Казимира, Кармелитами, Ратушей и опаздывающими часами Бернардинского костела) был достаточно относительным соответствием Кракову с его символами (Вавелем, Барбаканом, Сукенницами, трубачом из Мариацкого костела), которые имели национальный, а не только региональный характер. (Это хорошо понимали авторы туристических путеводителей, как, например, М. Орлович. В своем "Путеводителе по "Путеводителю по Галичине" (1919) он отдал выразительное преимущество "старинному" Кракову над "новейшим" Львовом.)

Миф украинского Львова также, фактически, актуализирован украинско-польским противостоянием в конце Первой мировой войны. Изначально это - образ извечно украинского княжеского города, добытого и утраченого во время "Ноябрьской вспышки". Поражение в боях за город породило также другую тенденцию. Cреди украинских культурных и политических деятелей возникает антиутопия: хоть генетически Львов и является украинским, однако реальный город имеет все-таки польский характер.

Поэтому образ "ноябрьского Львова" сменился картиной украинского города, который существует и борется за свое существование в пределах города польского (С. Гординский). Этот Львов также имел свои знаковые адреса: собор Св. Юра, церкви (Преображенская, Валашская, Св. Николая, Св. Онуфрия, Св. Пятницы), Богословская академия, Народный и Академический дом, дома "Днестра", "Народной Торговли", не очень многочисленных ресторанов ("Вовк"), кондитерских фирм ("Фортуна Новая"), производственных центров (фабрика им. И. Левинского); редакции украиноязычных газет и журналов, частные адвокаты, врачи и тому подобное. Сюда же добавлялись места созданных в мечтах, но так и не реализованных проектов.

В то же время украинский Львов - особенно в глазах старших людей - имел черты, сходные с Львовом польским. Это - та же ностальгия по "смешному", может даже технически отсталому, но "счастливому" и упорядоченному "австрийскому" Львову, где разные народы мирно сосуществуют, наслаждаясь равными правами (C. Шухевич, С. Шах, О. Надрага). Однако в представлении межвоенного поколения украинский Львов, в отличие от польского, связывался не с Краковом, Варшавой или той же Веной, а с Харьковом и Киевом. При этом, не принимая во внимание политическую расцветку, для галицких украинцев "сине-желтый" Львов все-таки уступал "красным" столицам тогдашней УССР. Да, в "Географии Украины и соседних краев" В. Кубийовича идеал украинского города воплощают именно промышленные центры Большой Украины. Зато Львов, где была издана книга, анализируется на ее страницах достаточно бегло.

Модель крупного галицкого города была частично перенесена и на мифологию меньших городов и городков Галичины. Это касается, скажем, Жовквы. Ее польское виденье представляли символические здания фарного и Доминиканского костелов, замка, ратуши и тому подобное. Украинское - дома "Просвиты", деревянная церковь Св. Троицы и комплекс василианского монастыря с издательством и церковью, росписи которой подчеркивали национальное виденье истории Галичины. Кроме польской и украинской, в Жовкве достаточно мощно акцентировалась еврейская составляющая городской культуры, центром которой была давняя синагога. Еще один пример - Самбор. В польской мифологии он ассоциировался с охотой королевы Боны, имением Шпитка из Мельштина и встречей Марины Мнишек с Дмитрием Самозванцем. В украинской к сведению принимался этнографический и религиозный фактор. Самбор с его чудотворной иконой был местом, где отпускались грехи и излечивались недуги. Кроме того, в первой трети ХХ века местные интеллектуалы провозгласили его "центром Бойковщины". Соответственно, костел и польские организации были здесь определенным контрастом к церкви Успения Богородицы, а также украинским организациям наподобие общества "Бойковщина" и его музею, "Просвиты" или даже "Ризницы". Надо подчеркнуть, что образ украинского Самбора был несколько раздвоенным. Город ассоциировался не только с украинским национальным движением, но и с москвофильским Обществом имени М. Качковского, которое здесь зародилось в ХІХ веке. С другой стороны, пример Самбора подчеркивал образ галицких городков как своеобразных "микростолиц", откуда украинская культура распространялась на близлежащие села. Однако между образами крупного и малого города возникала существенная разница. Сравнительно с тогдашними европейскими центрами, Львов начала ХХ века считался провинцией, однако его изображали городом, который живет достаточно динамической жизнью и идет в ногу со временем.

Образ более мелких городов, которые были "провинцией провинции", отвечал другим стандартам: достаточно похожее планирование, одноэтажные (максимум двухэтажные) здания, медленный ритм жизни, определенная замкнутость относительно "чужих" и "почти семейная" атмосфера общения, полусельские формы товарищеской жизни и тому подобное. С другой стороны, эти города и городки нередко в воображении их жителей наделялись своеобразными, неповторимыми чертами. Такой идеализирующий образ, видим, в частности, у Б. Лепкого на хрестоматийном примере подавстрийских Бережан: ""Бережаны - город моих молодых лет, наилучший город в мире! (...) Также ли хороши вы для других - не знаю. Знаю только, что, несколько лет прожив в ваших стенах,, не забуду вас никогда и мысленно посещаю столь же радостно, как я радостно в настоящее время посетить вас хочу (...). Посредине города площадь, Рынком называемая, а посредине рынка ратуша - большой четырехугольник с башней, как будто королевский замок в Варшаве. (...). Бережаны - город моих молодых лет, наилучший город в мире".

Даже для А. Любченко, который смотрит на Галичину достаточно критически, мир галицких городков изначально кажется своеобразным оазисом: "Ровные чистые улицы, нарядные дома. И везде на всем отпечаток теплой тихой провинции", - записывает он свои впечатления после посещений Стрыя. Идеализированным до неузнаваемости выглядит на этом фоне Дрогобыч, поданный сквозь призму графики и прозы Б. Шульца. Здесь реальный город появляется в своеобразном текстовом зеркале, которое гиперболизирует одни его черты, уменьшает другие, и, в конце концов, превращает его в набор метафор и полубессознательных символов.

(Продолжение следует.)

Автор - Роман Голик, ученый-семиотик, историк и филолог.

Источник: Проект "Україна". Австрійська Галичина / Упоряд. М. Р. Литвин; Гол. ред. О. А. Красовицький. - Х.: Фоліо, 2016. - 410 с.

Перевод с украинского - наш собственный.
Monday, February 12th, 2018
12:55 am
Историко-этнографические регионы Украины. Часть 9
Покутье

Своеобразным этнографическим районом зоны Прикарпатья является Покутье. Это старинное название появляется как обозначение административно-территориальной единицы уже в источниках XIV века. На карте Украины Боплана 1650 года эта территория обозначена как Ukrainnae pars quae Pocutia vulgo dietur - то есть, часть Украины, которую народ называет Покутье. Происхождение название может объясняться по-разному. Наиболее достоверным является его выведение от слова кут - как наименование земли "в кутах", созданных крутыми изгибами рек (в данном случае Днестра, Прута и Черемоша с притоками), подобно названиям Подолье, Понизье (от дол, низ), Полесье (от лес).

Определение территории с таким названием в разных источниках и у разных авторов неодинаково. Но всегда название Покутье касается юго-восточной, низинной части современной Ивано-Франковской области, его северной границей считается Днестр, южной - горы, юго-восточной - стык с Буковиной. Определенные расхождения касаются лишь западной границы. С учетом данных языковедения и этнографии западный рубеж обозначают речками Быстрица и Быстрица-Солотвинская на северо-западе и соседней Гуцульщиной на юго-западе. Это современные Городенковский, Коломыйский, Снятинский, Тлумацкий районы Ивано-Франковской области, а также северо-восточная полоса Богородчанского, Наддворнянского и Косовского районов.

В прошлом Покутская земля входила в состав Киевской Руси и Галицко-Волынского княжества. Будучи окраинной провинцией, она часто подвергалась набегам разных завоевателей, несколько раз была захвачена венгерскими феодалами, а с 1387 года - шляхетской Польшей; ее жители принимали активное участие в национально-освободительной борьбе украинского народа, движении опришков. В конце XV века с Покутьем было связано крупное народное восстание под руководством Мухи. В 1772-1918 годах Покутье входило в состав Австрийской (с 1867 - Австро-Венгерской) империи.

Наряду с историко-географическими особенностями сравнительно небольшой в территориальном отношении Покутский край отличается и как своеобразный локальный этнографический район Украины. Его этнографическая специфика выражена прежде всего многочисленными характерными элементами разных направлений традиционно-бытовой культуры, что особенно заметно в сравнении с этнографическим наследием соседних Подолья и Гуцульшины. Это не только интересные черты этнографической переходности соседствующих зон, но и самобытные этнокультурные реалии, которые прослеживаются в традиционном покутском строительстве, народной одежде с особенно богатым разнообразием женских головных уборов, орнаменте и колорите вышивок, во многих обычаях и обрядах, словесном и музыкальном фольклоре, танцах, местных ремеслах и промыслах. По многим показателям галицко-покутский этнографический ареал простирается на востоке и на территорию соседней Буковины. Данная общность существует и в народной речи (в покутско-буковинском говоре).

Так что название покутяне, используемое соседями и самими жителями этого края, не только производное от историко-географического или административного понятия, но и имеет этнографический смысл, выступает как название одной из локальных групп украинского народа.


Источник: Етнографia України: Навч. посибн./За ред. проф. С.А. Макарчука. - Вид. 2-ге, перероб. і доп. - Львів: Світ, 2004. -- 520 с.

Перевод с украинского - наш собственный. :)
Friday, February 9th, 2018
12:12 pm
Британские рокеры и начало 1970-х
К началу 1970-х казалось, что британский блюз появился только для того, чтобы как можно больше обыграть самого себя. Группа Traffic, например, ускоренными темпами уходила от своих блюзовых корней, чтобы в конечном счете записать исполненную в духе сильного влияния фолка пластинку "John Barleycorn Must Die", ставшую их первой "золотой записью". Среди более молодых британских групп уже преобладал более тяжелый саунд,занесенный на рок-сцену группой "Лед Зеппелин". Группа "Free", выступавшая уже в течение пары лет, выбилась вперед с песней "All Right Now" (№ 4 в США, № 2 в Англии) и с альбомом, попашим в Топ 20 в США. Маломелодичные, но очень шумные бирмингемцы "Black Sabbath" тоже заимели хитовый сингл "Paranoid" (61-е место в США, 4-е в Англии), благодаря которому их самый первый альбом добрался в Америке аж до 23-го места. Ну а группа "Дип Перпл" в середине 1970 года совершила резкий переход от рафинированной психоделии (пластинка "Deep Purple Concerto for Group and Orchestra", сентябрь 1969 г.) к хард-року (альбом "Deep Purple in Rock"); а группа "Mott the Hoople" на своей дебютной одноименной пластинке (185-е место в США) предложила вниманию публики очень грязный и рваный вариант рока.

"Лед Зеппелин", к тому времени уже ставшая одной из ведущих британских групп, продолжала набирать очки, добившись, что еще один их альбом Led Zeppelin III стал № 1 в США, а их сингл Whole Lotta Love стал первым и единственным синглом, попавшим в Топ 10 в США. Вдобавок, группа начала использовать в своем творчестве элементы и мотивы кельтской мифологии, и хотя это и казалось еще одной выходкой британской любви к легендам и фантазии, все же из-за их инструментального новаторства "Лед Зеппелин" расценивали как угодно, но только в качестве анахронизма... Примерно в то же самое время Джимми Пейдж начал использовать струнную акустику в качестве прокладки к своим электрическим соло, создав таким образом стиль, который через целое десятилетие отразился в творчестве целого ряда групп США (например, "Heart" и "Boston").


Автор: Джефри Стоукс, музыкальный журналист и критик (США).
Источник: Rock of Ages. The Rolling Stone History of Rock and Roll. - Penguin Books, 1988.
Перевод с английского - наш собственный. :)

https://www.youtube.com/watch?v=li-3B6ofyTc

https://www.youtube.com/watch?v=hkXHsK4AQPs

https://www.youtube.com/watch?v=h54-WWqlSt4

https://www.youtube.com/watch?v=NrUHvPgxlcw
12:54 am
"За вашу и нашу свободу" в штрафбате
Сейчас уже довольно хорошо известно, что советское правительство еще в конце 1940 года рассматривало возможность создания на своей территории стрелковой дивизии из числа польских военных, "взятых в плен" Красной Армией в сентябре 1939 года. Однако дело сдвинулось с мертвой точки только после нападения Третьего Рейха на СССР 22 июня 1941 года.

Весной 1942 года большая часть польских граждан записалась в армию Владислава Андерcа, которая покинула СССР и впоследствии сражалась на стороне западных союзников по антигитлеровской коалиции в Африке и Европе. В свою очередь, в мае 1943 года в Сельцах под Москвой началось формирование 1-й польской пехотной дивизии им. Тадеуша Костюшко, которой предстояло воевать на советско-германском фронте. Таким образом, Иосиф Сталин создал свое собственное "Войско Польское".

Польские части формировались по штатным расписаниям, принятым в советских стрелковых частях. Обучение солдат проводилось по уставу РККА. Кроме обычных подразделений в составе "костюшковской" дивизии были созданы и свои "дисциплинарные" отряды. Срок нахождения в штрафных частях варьировался от одного до трех месяцев. На протяжения этого времени "костюшковцы" теряли свои прежние звания и награды и именовались "временными солдатами".

В штрафные пехотные подразделения попадали представители разных родов различных родов войск. Впрочем, долгое время "ссылка" в дисциплинарные отряды была не самым страшным наказанием. Наихудшим было лишение звание и отправка в лагерь, из которого "костюшковец" был призван в дивизию. Так, по воспоминаниям командира дивизии Зигмунта Берлинга, "в ссылку" были отправлены один офицер артиллерии и шесть рядовых, которые высказали свою лояльность польскому эмигрантскому правительству в Лондоне.

"Штрафников" амнистировали только после прохождения полного срока "службы", ранения, или героического поступка, совершенного ими на поле боя. После этого, солдатам и офицерам сразу же возвращались звания и награды.

7 октября 1943 года командующий 1-й польской пехотной дивизией Зигмунт Берлинг отдал приказ о создании штрафной роты. Решение о направлении туда того или иного польского военнослужащего принимал двизионный полевой суд. Впрочем, окончательно определить условия прохождения службы в польских штрафных частях удалось лишь к началу 1944 года. С этого времени в "дисциплинарные" отряды направлялись только рядовые или офицеры, разжалованные за преступления, предусмотренные Кодексом польских вооруженных сил в СССР.

Но можно сказать, что польским штрафникам того периода в некотором смысле везло. Их не направляли на "передок" и не поднимали в бессмысленные лобовые атаки. Военный прокурор Ян Масталеж в одном из своих донесений писал: "Приговоренные к службе в дисциплинарных подразделениях живут в очень хороших условиях – в домах колхозников. В боях с немецко-фашистскими оккупантами не участвуют, потерь не несут, что оказывает отрицательное влияние на моральное состояние солдат".

В апреле 1944 года была введена Инструкция штрафного отдела 1-го корпуса польских вооруженных сил в СССР. В соответствии с ней, существующую "дисциплинарную" роту заменили на штрафной отряд Польских вооруженных сил в Советском Союзе, находившийся под надзором главного военного прокурора корпуса. Это решение объяснялось еще и увеличением количества "штрафников". В составе отряда были две роты, в каждой из которых было по три взвода. В инструкции также четко прописывалось необходимость использования штрафных подразделений на опасных участках фронта. Находясь на территории Польши летом-осенью 1944 года, командование Народного Войска Польского активно использует штрафные части, как авангард в наступлении. Особенно кровопролитные бои полякам пришлось вести во время переправ через Вислу и Одер, а также на Поморском валу. Для многих "штрафников" Народного Войска Польского они стали последними.

Например, в сражении в пражском предместье польской столицы 13 сентября 1944 года среди прочих погиб уроженец Винницкой области, проживавший до войны в Киеве, штрафник, бывший помощник начальника автомобильного отделения армии, поручик 1-й польской пехотной дивизии им. Т.Костюшко Людвиг Панасевич. Местом его погребения стала братская могила на Таргувке. Тогда же "смертью храбрых" погиб и другой штрафник, бывший командир взвода управления отдельной зенитной дивизии, поручик Станислав Харковский. В 1941-1944 гг. этот человек проходил службу в частях Красной Армии, а затем был переведен в Войско Польское.

Среди погибших под Варшавой "костюшковцев" были не только поляки. На Таргувке похоронен и штрафник, бывший командир стрелкового взвода 1-й польской пехотной дивизии им. Т.Костюшко, поручик Петр Тихонов. Этот человек родился в 1923 году в Вологодской области и был призван в польскую армию в 1944 году.

Многие из бойцов "дисциплинарных" частей продемонстрировали в тех сражениях мужество и героизм и были удостоены высоких наград. Одним из таких был командир штрафной роты 4-й польской пехотной дивизии, уроженец Свердловска, поручик Николай Водяницкий. Вот выдержка из наградного листа на этого человека: "В наступательных боях с 13 по 18 марта 1945 года при овладении сильно укрепленным городом и портом на Берегу Балтийского моря Кольбергом (Колобжегом) ст. лейтенант Водяницкий проявил мужество и героизм, чем самым помог выполнить полку поставленную задачу..."

Среди штрафников-костюшковцев были и белорусы. Так, к награждению орденом Красной Звезды в сентябре 1944 года был представлен уроженец Витебской области, поручик Дмитрий Азаренок. В октябре 1943 года этот человек участвовал в легендарном и кровопролитном бою под Ленино, а в августе 1944-го в боях под Демблином и Гурой Кальварией. Во время боев в варшавском предместье Прага белорус заменил убитого командира батальона и повел солдат в атаку, в результате которой "костюшковцам" удалось выбить врага с его позиций. Позднее поручик Азаренок командовал штрафной ротой 1-й польской армии.

Автор - Игорь Мельников, историк, писатель и журналист.

Источники: Мельнікаў I. Мяжа ля Заслаўя 1921—1941 гг. - Мiнск: Галiяфы, 2015. - 328 с.
Перевод с беларусского - наш собственный. :)
Wednesday, February 7th, 2018
6:28 pm
Беларусь. Памятник... неизвестному рыцарю
Всем, наверное, знакомы памятники Неизвестному Солдату, матросу, летчику и прочим героям разнообразных сражений из серии "Имя твое неизвестно - подвиг твой бессмертен". Впрочем, нельзя сказать, что это чисто советское явление, нет, такие мемориалы есть в довольно большом количестве стран, и не только экс-социалистических. Считается, что после кровопролитного завершения Первой Мировой Войны в начале ХХ века появилась традиция, согласно которой устанавливают памятник или обелиск – как символ памяти и в знак благодарности погибшим героям, чьи имена не могут быть установлены.

Памятник неизвестному солдату-герою впервые в 1920 г. появился в Лондоне. Мемориальные комплексы Безвестному герою есть в Париже под Триумфальной аркой, в Вашингтоне на Арлингтонском кладбище и еще в ряде стран.

А не так давно новый виток эта традиция сделала в солнечной Беларуси. В небольшом городке Мстиславле, что в Могилевской области, примерно в 13 км от границы с Россией, устроили могилу Неизвестного Рыцаря и возвели над ней памятный крест. Просто в 2014 году на дне реки Вихры, на которой стоит Мстиславль, нашли останки рыцаря Великого княжества Литовского в полном боевом облачении, вместе с конем свалившегося в воду.

Рыцарь был защищен по самым передовым технологиям своего времени. На льняную рубашку, остатки которой сохранились, была надета кольчуга. Поверх нее была еще специальная защита из спрессованных кожи и войлока. А лишь потом шел тяжелый кованый металлический панцирь, состоявший из двух частей. Специалисты предполагают, что эта деталь амуниции, скорее всего, была изготовлена в Германии. Как и шлем — так называемый салад с забралом. Также были обнаружены кольчужные перчатки, металлическую защиту рук, ног, плеч.

Историки сразу же установили точную дату гибели воина. Просто единственное масштабное сражение в ту самую пору состоялось под Мстиславлем 4 ноября 1502 года. Тогда войска Московского княжества пошли в поход на Великое княжество Литовское (ВКЛ), заподозрив ВКЛ в намерении напасть на Черниговское княжество. Битва под Мстиславлем закончилась для войск ВКЛ неудачей, хоть старинный город на Вихре и не сдался. Воеводы Заславский и Дашкевич вывели свои войска из Мстиславского замка навстречу московитам. Согласно сообщению летописи, погибло около семи тысяч воинов ВКЛ, а остатки армии, потеряв все знамена, во главе с Заславским заперлись в замке. Русская армия штурмовала его, но не сумела взять, опустошила окрестности и возвратилась с большим количеством пленных в Москву.

Вот кто-то из воинов ВКЛ и сложил свою голову у реки Вихры. Останки его были захоронены в Мстиславле у подножия Девичьей горы (кстати, в нескольких десятках метров от этого места стоит еще один памятник - на сей раз жертвам фашизма и героям Великой Отечественной), и над могилой поставлен крест как памятник неизвестному рыцарю.

В общем, спи спокойно, витязь ВКЛ - тебя не забыли.

По материалам https://belarus-travel.livejournal.com/357893.html
https://charter97.org/ru/news/2017/9/18/263251/ и Википедии.

Tuesday, February 6th, 2018
7:10 pm
Москва 1930-40-х годов. "На что жалуетесь, гражданин?"
Круг забот домоуправов был обширный. Главной из них был сбор квартирной платы. Ради него они шли на разные ухищрения. Домоуправ Бакалов, например, заявил жильцам, что талоны на дрова они получат только в том случае, если внесут квартирную плату за текущий месяц. Жильцы возмутились: "Квартплату за текущий месяц можно вносить до десятого числа следующего месяца, а сейчас денег нет – получку еще не дали. Вот получим деньги, – убеждали жильцы управдома, – внесем за квартиру", но управдом был неумолим. Пришлось написать в газету...

Вообще, в "Вечернюю Москву", "Московский большевик" и другие газеты москвичи писали по разным поводам, ища справедливости и защиты. Газеты отводили письмам читателей специальные рубрики.

О чем только не писали читатели! Писали о том, что градусник на улице Кирова (ныне вновь Мясницкой) всегда показывает одну и ту же температуру, о том, что из пятидесяти спичек, выпускаемых фабрикой "Красная звезда", сорок приходится выбрасывать, о том, что в том здании на Красной площади, где ныне ГУМ, полно всяких учреждений и контор, но нет ни указателей, ни вывесок, и поэтому ни одну из этих организаций нельзя найти.

Встречались и другие несуразности. На Первой Мещанской улице стояли три дома под номером 13/15, на улице Герцена (Б. Никитская) два дома под номером 54, а в доме 15 по Троицкой улице имелось четыре восьмых и четыре шестнадцатых квартиры.

В 1943 году люди часто жаловались на плохую работу радиосети. "Чтобы что-то услышать, – писали они, – нужно прикладывать ухо к репродуктору". Отвечая на эти жалобы, директор московского радио объяснял, что к сети самовольно подключаются "зайцы", которые "воруют сигнал" и тем ослабляют слышимость.

Воровали и электричество. Когда жильцы дома 46 по Большой Серпуховской улице в обход счетчика подключали к электросети свои шестисотваттные плитки, кто-то сообщил об этом в МОГЭС и в редакцию газеты "Вечерняя Москва", после чего каждого похитителя электроэнергии оштрафовали на триста рублей. Досталось и одному начальнику из городской электросети. Этот жулик, оказывается, нагревал для себя воду в ванной с помощью электрокипятильника!

Сталкиваясь постоянно с несознательностью граждан в деле экономии электроэнергии, электрики МОГЭСа стали ходить по квартирам и обрезать проводку. В ответ на это москвичи придумали так называемых "жуликов". "Жулики" вворачивались, как лампочки, в патроны и имели снаружи гнезда, как у розеток, куда вставлялся штепсель от электроплитки, например. Главным, в данном случае, было запереть дверь в комнату, чтобы никто не увидел "жулика".

Много жалоб в газеты приходило также на работу разных мастерских. Читатель Васильев, например, сообщал о том, что сдал в мастерскую на Каляевской улице электрочайник. Прошло уже восемь месяцев, а в мастерской ему все говорят: "Зайдите через пять дней, через десять..."

Со временем москвичи догадались, почему мастерские принимают заказы, а потом их не выполняют. Дело, как оказалось, в том, что мастера брали деньги вперед. Когда нужно было выполнять план или просто мастеру были нужны деньги, он не отказывался ни от какой работы, даже от той, которую заведомо не мог выполнить, ну а потом тянул время, морочил людям голову, чтобы деньги не возвращать.

Люди возмущались тем, что из продажи исчезли "карандашедержатели" (железные трубочки, в которые вставлялись карандаши-огрызки), что в магазинах не бывает шнурков для ботинок и гуталина, а торгуют всем этим только чистильщики обуви. Кстати, артель чистильщиков под названием "Труженик", когда началась война, заметно сдала свои позиции. Многие лучшие точки в городе (на площадях Революции, Маяковского, Комсомольской) перешли к кустарям-одиночкам.

Немало нареканий вызывало и общественное питание.

Источник: Г. В. Андреевский Повседневная жизнь Москвы в сталинскую эпоху. 1930-40 годы. М.: "Молодая гвардия", 2008 г., 447 с.
12:23 pm
Тубу. Самые выносливые люди на земле
Тубу (тиббу, теда; в переводе с араб. — "скальный человек") — народ, живущий в Центральной Сахаре (главным образом в Республике Чад, небольшие группы — в Нигере и Ливии). Численность — более 350 тысяч человек. Делятся на две основные группы: теда (на севере) и даза (на юге), говорящих соответственно на языках теда и даза, относящихся к сахарской семье (нило-сахарская макросемья). Исповедуют ислам.

Тубу — полукочевники, сочетающие скотоводство (у теда — верблюды, у даза — крупный рогатый скот) с земледелием (в руслах вади сеют пшеницу, ячмень, просо, табак, хлопок, смоква, используя для полива воды временных потоков). Распространены сбор дикорастущих плодов и охота. Живут в деревянных хижинах (ферринг), крытых листьями пальмы.

Для этнографов и медиков по настоящее время остаются загадкой некоторые особенности организма представителей этого малоизученного африканского племени. Так, они реже всех в мире болеют онкологическими заболеваниями, а также обладают невероятной выносливостью. О них говорят: "Тубу хватает одного финика в день. На завтрак он съедает кожуру, на обед — мякоть, а на ужин — косточку". И в этом утверждении есть немалая доля правды.

Действительно, рацион тубу более чем скромен. По утрам они пьют отвары из трав и кореньев. В обед довольствуются небольшим количеством проса с маисовым маслом или с кокосовым соусом. Ужин у них тоже не отличается особым изобилием: чтобы утолить голод, тубу хватает всего несколько фиников. И так каждый день. Тем не менее их выносливость поражает воображение.

Для людей племени тубу характерен еще один феномен: оказывается, у них самая высокая продолжительность жизни в мире, а смертность среди младенцев — самая низкая в Африке. Кроме того, практически у всех членов племени до самой старости зубы сохраняются целыми и здоровыми. Объяснить эти особенности организма тубу довольно сложно. Возможно, связано это с тем, что они почти совсем не едят мяса...

Британский генетик Марк Хейбер (Marc Haber) обнаружил, что тубу имеют неандертальские гены. В то время как евразийцы имеют ~ 2% неандертальских генов, центральноафриканцы имеют ~ 0,5% неандертальских генов. Хейбер утверждает, что африканцы, которые несут неандертальскую ДНК, показывают на генный поток от евразийцев, так как найденная у африканцев неандертальская ДНК встречается среди тех африканцев, которые имеют Y-хромосомную гаплогруппу R1b.

Определенные особенности имеет и социальное устройство племени тубу. Например, несмотря на то, что при решении тех или иных вопросов решающий голос остается за мужчинами, женщины тоже принимают активное участие в общественной жизни племени. Они также отличаются агрессивностью. Более того, многие из них носят при себе "холодное" оружие. Это может быть или обычная палка, или заточенный рог антилопы, а иногда и специальный женский нож, похожий на меч. И для этого у женщин имеются все основания. Дело в том, что у мужчин тубу считается чуть ли не за честь украсть беззащитную женщину. Правда, сделать он это может лишь в том случае, если не знаком с семьей этой женщины.

В семье существует четкое разделение труда. Поскольку женщина в племени тубу считается владелицей и хранительницей дома, то только она имеет право поставить палатку. Более того, без ее разрешения никто не имеет права войти в жилище, В ее обязанности входит также сбор зерновых и фиников, стряпня и дойка коз.

А вот дойкой верблюдов занимаются обычно мужчины. В обязанности мужчин входят уход за скотом, его перегоны с одного пастбища на другое, а также торговля. И еще мужчины племени обязаны шить одежду себе, жене и детям.

Как и все мусульмане, тубу могут иметь несколько жен. И тем не менее обычно мужчина ограничивается одной супругой, И прежде всего, по чисто материальным причинам, которых несколько. Во-первых, очень велики расходы на брак. Во-вторых, из-за своей воинственности разные жены не смогут жить под одной крышей, а значит, для них необходимо предоставить отдельные жилища. И, в-третьих, мало какой мужчина тубу сможет содержать несколько семей и несколько домов.



Источники: Бернацкий А.С. Загадочные племена и народы мира. - М.: Вече, 2017. 272 с.
Материалы Википедии.
Monday, February 5th, 2018
5:52 pm
Ткачество у народов Африки
Ткачество - занятие преимущественно земледельческих народов. У народов западносуданских саванн хлопок издавна был основниым сырьем для ткачества. Наиболее искуссные ткачи этой зоны, представители народа хауса, снабжали своими тканями не только многие другие народы региона, но и продавали их в Северную Африку.

Весьма разнообразны виды тканей хауса: красная с белыми полосами - "бараге", которая шла на платки и рубахи; черная с голубыми полосами "сааке", использовалась для шитья рубах, шаровар и шапочек;черная с синими полосами "зальзама" предназначалась для женских головных платков, делали также синюю ткань с белыми полосами, голубую с черными и много других видов. Особенно дорого ценилась хлопчатобумажная ткань с вплетением шелковой нити.

Окраска тканей была поставлена на широкую ногу. Население целых кварталов в Кано и других городах было занято исключительно этим промыслом. Окраску производили в земляных ямах, выдерживая ткани до 10 дней. О широких размерах производства можно судить по тому факту, что в некоторых селениях встречались до 50 красильных чанов, не говоря уже о крупных городах, где их насчитывалось до нескольких сотен. Для окрашивания тканей в красный, зеленый, желтый и другие цвета использовали растительные красители из некоторых видов тростника, корней, растения тури, лимонного сока и др.

У народа йоруба существуют два вида ткацких станков: горизонтальный и вертикальный. Горизонтальный сходен с ткацким станком хауса, на нем можно изготовить лишь узкую полоску ткани, на станках такого типа работают только мужчины. Второй тип станка, вертикальный, сходен со станками для плетения циновок, распространенными в Конго. На вертикальных станках у йоруба ткут женщины. В XVI веке хлопчатобумажные ткани Бенина и Золотого Берега славились по всему побережью и даже в середине XIX века вывозились в другие районы Африки.

Именно возможностями ткацкого станка определялась ширина ткани. Обычно на африканском ткацком станке можно было изготовить полосу не шире 30-50 см, поэтому при изготовлении одежды сшивали вдоль несколько полос. У амхара, галла, тигре ткацкий горизонтальный станок позволяет выделывать полосы шириной до 1 м. В 20-30-е годы ХХ века местную тканину практически вытеснили дешевые английские, американские и японские ситцы, но после Второй мировой войны в связи с сокращением импорта местами вновь возродилось местное ткачество. т

У народов лесной полосы вместо хлопка в качестве исходного сырья используется волокно пальмы-рафии и некоторые растения (их обрабатывают как коноплю). Почти каждый народ этой полосы имел в прошлом искусных ткачей, но некоторые особо выделялись. Еще в XVI-XVII веках славились ткани баконго, вызывавшие изумление европейцев, которые сравнивали их с лучшими сортами бархата и шелка. Одна группа народа бакуба (Демократическая Республика Конго) даже получила от соседей наименование - "бамбала" (люди ткани). В землях бакуба европейские ткани долго не имели спроса и местные колониальные чиновники не советовали купцам из Европы рассчитывать на сбыт дешевой мануфактуры.

Ткачество считалось у бакуба мужским занятием, но все последующие операции по обработке ткани (размягчение, вышивку, окраску с нанесением рисунка) выполняли женщины. Однако если ткань предназначалсь для верховного правителя Куба, весь цикл работ проводили мужчины.

Изготовлением "мбала" (гладкотканых материй) занимались многие бакуба. Сложнее было получить ткань "бадинга" (с узорчатым вытканным рисунком), и не каждый ткач брался за эту работу. Особого искусства требовали "мусесе" (вышитые ткани).

Делали бакуба и окрашенные ткани с оставленным рисунком. Окрашенный в красный цвет кусок ткани пркрывали кусками тростника в форме треугольников, розеток, кругов и ромбов, а оставшиеся участки тканей красили в черный цвет. Когда же краска высыхала, куски тростника снимали. Так получали материю с красным рисунком на черном фоне.

На Мадагаскаре кроме тканей из хлопка ткут и шелк для ламбы. Из грубых волокон (рафия) изготовляют декоративные ткани, украшенные многоцветным геометрическим орнаментом. На табачно-зеленом, красном или оранжевом фоне ткут фигуры людей, животных, сложные геометрические композиции, узоры воспроизводящие рисунок змеиной кожи.

Скотоводческие народности обычно покупали или выменивали ткани у земледельцев, но иногда и сами ткали. Так, баккара (Республика Судан) закупали у земледельческих народов хлопок, женщины пряли его вручную на простых веретенах и при помощи несложного ткацкого станка изготовляли белую ткань.

Источник: Львова Э.С. Этнография Африки: учебное пособие. - М.: изд-во Моск. ун-та, 1984, 248 с.
Sunday, February 4th, 2018
1:40 pm
Ботсвана в доколониальный период. Часть 2
В 1830-х годах народности бакололо и амандебеле вторглись на территории, на которых проживали племена из народности батсвана. В результате вторжения некоторые общины были полностью уничтожены, в то время как другие ослабли и были рассеяны, а третьи оказались перед угрозой голодной смерти.

Амандебеле также терроризировали батсвана после того, как те были вынуждены отступить на запад и на север после прохождения по их территориям так называемого "Великого трека" буров. Лмдер амандебеле Мзиликази не только захватил батсвана и включил их в свон племя, но также вынудил их платить дань зерном и скотом. Многие из кланов батсвана были полностью уничтожены.

На некоторое время мир и процветание вновь вернулись на территории народности батсвана. Но этот мирный период оказался коротким, так как батсвана столкнулись с еще одной чужеземной угрозой - бурами. Материальное преуспеяние еще продолжалось благодаря торговле между батсвана и европейскими торговцами с побережья. В большинстве случаев батсвана выменивали ходовые товары, такие как слоновая кость, на ружья. Оружие требовалось батсвана для защиты от буров, амандебеле и бакололо. Христианские миссионеры, из которых самым известным был знаменитый путешественник Девид Ливингстон, всячески склоняли батсвана к тому, чтобы они приобретали не только ружья, но и другие европейские товары, более мирные, например, одежду и плуги.

Батсвана использовали ружья, полученные от европейцев, в ходе битвы с бурами при Димаве в 1852 году.
Буры стремились расширить свои земельные владения, захватив территории батсвана, использовать местных жителей в качестве бесплатной рабочей силы на своих фермах, а также отобрать ружья и патроны батсвана. Сечеле из племени баквена стал героем народа батсвана, так как он не только смог противостоять натиску буров, но и отразил их атаки в битве при Димаве. Кстати, миссионер Ливингстон был обвинен бурами в том, что он помогал вооружаться Сечеле и всему племени баквена; обвинение это, судя по всему, не подтвердилось.

После того как бурская угроза стихла, племена баквена и бангвакетсе еще больше окрепли и даже создали мощные королевства, поскольку они контролировали практически весь локальный товарообмен. Они также принимали на своих территориях беженцев, ускользнувших от господства буров. Среди этих беглецов были члены кланов бакгатла-ба-га-кфагела, батлоква и балете, хотя в дальнейшем все три племени сумели отстоять свою независимость. Хотя время от времени случались межплеменные конфликты и даже войны, все же к 1880-м годам местные племена сумели установить крепкие партнерские отношения перед лицом европейской угрозы региону.

На северо-западе батсвана создали мощное королевство, во главе которого стояли такие лидеры, как Могалакве, Летшоласебе и Мореми II. Затем воины батсвана расширили его территорию, завоевав другие народности региона, включая вайейи, хабукушу, хое, бакгалагади, овагереро и басубиа (бекухане). Подобно своим южным собратья, они контролировали торговлю слоновой костью, в обмен на которую стремились получить ружья, чтобы стать более могущественными. Батсвана также установили систему кгамело, которая была основана на передаче стад скота местным старостам и вождям, которые в обмен на это становились верными слугами верховного владыки. Также была установлена система болата (сервитуда), в рамках которой завоеванные племена и кланы должны были бесплатно работать на батсвана.

Между 1840 и 1885 годами обрело мощь и влияние племя бангвато. Бангвато установили господство над другими народностями региона, включая бакаланга, батсвапонг, бабирва, бакаа, бакхурутсе, бакгалагади и басарва. Бангвато также использовали систему кгамело и завоевали такие племена, как басарва, которых обратили в рабство по системе болато (закабаление).

Бангвато, пережившие атаки бакололо и амандебеле, к 1840-м годам оказались вовлечены в торговлю слоновой костью с купцами с побережья. Их столица, Шошонг, стала важным коммерческим центром, связывавшим север и юг. Секгома I, ставший верховным властителем бангвато, не только контролировал соседние племена, но и полностью властвовал над торговыми путями. В 1870-х годах его сын Хама III был крещен европейскими миссионерами; затем он ввел христианские идеалы среди своего народа еще до того, как стал верховным правителем в 1875 году.


Автор - П. Т. Мгадла.

Источник: Encyclopedia of African history. - Fitzroy Dearborn Taylor & Francis Group New York, NY, 2005, 1864pp.

Перевод с английского - наш собственный. :)
Saturday, February 3rd, 2018
7:35 pm
Кронштадтец о Капстаде
Два капитана, которые уже в начале XIX столетия возглавили первое русское кругосветное плавание: Юрий Федорович Лисянский и Иван Федорович (Иоганн-Антон) Крузенштерн, проходя стажировку в английском флоте, побывали на мысе Доброй Надежды на юге Африки.

Крузенштерн пробыл на мысе Доброй Надежды несколько недель, Лисянский — намного дольше. Так получилось, что Ю Ф. Лисянский ходил по южноафриканской земле около года. В московском Центральном государственном архиве литературы и искусства хранится "Журнал лейтенанта Юрия Федоровича Лисянского, веденный им во время службы его волонтером на судах английского флота с 1798 по 1800 год". Там и его письма в Россию. В частности, о желании изучить лоцию Капа, научиться водить суда на самом опасном участке пути к странам Востока.

Капстад в его описании выглядит так: "Город Мыс лежит на подошве гор Столовой, Львиной головы и Львиного зада... Строение его все каменное и расположено по довольно широким прямым улицам, из коих четыре длинные и одиннадцать поперечных пересекаются под прямыми углами. Оный весьма хорошо укреплен, а особливо с морской стороны и имеет теперь до 5000 человек английского войска для своей защиты".

Лисянскому удалось повидать не только Саймонстаун и Кейптаун. Он вволю поездил по Капской колонии, ночевал на фермах, разговаривал с фермерами голландского и французского происхождения. Осуждал их жестокость к африканцам. "Один... между разговорами показал мне рану на руке, которую он получил, сказать словами его, на охоте против бушманов или диких готтентотов, он без всякого стыда продолжал свою мерзкую историю, прибавивши к тому, что здешние обыватели нередко собираются и узнавши жилище бедных дикарей, оные окружают ночью; когда от испуга ружейных выстрелов сии несчастные бросаются из шалашей своих, то тогда, убивая взрослых, берут в плен молодых, которые остаются навек их невольниками".

Лисянский вообще вынес нелестное мнение о белых поселенцах Капской колонии, хотя личных оснований для недовольства у него не было: он был хорошо принят местным обществом. "Бывши здесь более полугода, я не встретился ни с одним мысовским жителем, которого можно бы назвать человеком просвещенным... Это точная правда, что ежели мысовский житель не приобретает денег, так он, верно, спит. Господин Валиант мало ошибся, когда в путешествии своем сказал: “Я никогда не встретился со столь великим числом глупцов, живущих в одном месте в весьма хороших обстоятельствах, как в мысе Доброй Надежды”".


Лисянскому не пришло в голову сопоставить то, что он видел на Юге Африки, с крепостничеством в России, со зверствами Салтычихи. Что до невежества, его ли не видела Россия? Уже и "Недоросль" Фонвизина был опубликован. Но к своему привыкаешь...

Источник: Давидсон А.Б., Филатова И.И.

Россия и Южная Африка. Три века связей. Гос. ун-т – Высшая школа экономики. – М. : ИД ГУ ВШЭ, 2010. – 331 с.

Материалы Википедии.
4:22 pm
"Великий трек"
С 1806 г. в Капской колонии на юге Африки окончательно утвердилось британское господство. Англичане провели ряд экономических реформ: отменили торговую монополию, ввели свободную торговлю с проходящими судами, открыли регулярное морское сообщение между Европой и Азией. В 1826 г. в Капской колонии появляются первые овцы-мериносы, в течение 10 лет главной отраслью ее экономики стал экспорт шерсти.

В 1820–1821 гг. на Кап приехало около 4 тыс. английских колонистов, для расселения которых британские власти отвели восточные приграничные дистрикты, тем самым затруднив продвижение буров на земли коса. Во второй половине 1820-х гг. было отменено преподавание в школах на голландском языке, и английский стал единственным официальным языком в колонии. Все это, естественно, вызывало недовольство буров. Надо добавить сюда и финансовую реформу 1825 г., по которой обмен старых денег – риксдаллеров – проводился по грабительскому для фермеров курсу.

Но наиболее серьезные последствия для буров имела отмена рабства. Еще в 1808 г. вступил в силу запрет британских властей на работорговлю. В 1834 г. на Капе вступило в силу решение британского парламента о полном запрете рабства. В течение четырех лет рабы могли оставаться у хозяина, но в конце срока они должны были быть обязательно отпущены. За денежной компенсацией буры должны были обращаться в Лондон, но, не зная английского и не имея достаточных средств на поездку, большинство буров не могли воспользоваться обещанными им средствами.

Все это подрывало основы хозяйства буров и в итоге переполнило чашу их терпения. Они решили уйти из Капской колонии, ими же когда-то основанной.

Массовый исход буров, вошедший в историю под названием "Великий трек", начался в 1835 г. Большинство переселенцев (треккеров) происходили из восточных дистриктов Капской колонии. В течение десяти лет пределы Капской колонии оставили около 15 тыс. чел.

Миновав территорию между реками Оранжевая и Вааль и перейдя через Драконовы горы, группы треккеров ступили на земли зулусов, привлекавших переселенцев своим мягким климатом, удобным выходом к морю, обширными пастбищами и плодородием. В 1837 г. буры направили в лагерь правителя зулусов Дингане (Дингаана) послов во главе со своим лидером Питером Ретифом, чтобы добиться соглашения на поселение в этих землях. Однако переговоры закончились убийством послов и массовым избиением буров, в результате которого в общей сложности погибло более 300 человек, включая женщин и детей.

16 декабря 1838 г. на реке Баффало между десятитысячным войском Дингане и несколькими сотнями бурских переселенцев во главе с Андриесом Преториусом произошло решающее сражение. Вооруженные огнестрельным оружием треккеры с успехом отразили нападение зулусов и устроили настоящую кровавую бойню, уничтожив более трех тысяч из них. Потери же самих буров составили лишь несколько человек. С тех пор река Баффало, воды которой после битвы буквально окрасились кровью зулусов, стала называться Кровавой. Сама эта победа была воспринята бурами как явное подтверждение милости к ним Всевышнего.

Дингане вынужден был пойти на подписание соглашения о мире 23 марта 1839 г. Зулусы отказывались от всех территорий к югу от реки Тугелы. На захваченных землях бурские переселенцы основали республику Натал. Однако через четыре года англичане захватили и эту территорию, образов здесь новую английскую колонию с тем же названием.

Африканеры вынуждены были мигрировать на север и северо-запад, во внутренние районы Южной Африки, где они столкнулись с ндебеле и их правителем Мзиликази, бывшим военным предводителем Чаки. После нескольких кровопролитных столкновений Мзиликази вынужден был вместе со своими людьми уйти дальше на север, на территорию современной Зимбабве. А на отвоеванной у ндебеле и других африканских народов территории треккеры образовали новые республики. Самыми крупными из них были основанная в 1852 г. Южно-Африканская Республика (она также именовалась Трансвааль) со столицей в Претории, и основанное в 1854 г. Оранжевое Свободное государство со столицей Блумфонтейн.

Подавляющее число переселенцев занялись сельским хозяйством. Поскольку размер многих их ферм достигал 50-100 тыс. акров, бурами активно использовался труд батраков-африканцев. Вплоть до открытия на территории Трансвааля золота и начала промышленной разработки его залежей в 1880-е гг. бурские республики оставались патриархальными аграрными государствами с небольшим европейским населением. Белое население Трансвааля к концу XIX в. составляло примерно 125 тыс. чел., а гражданами Оранжевой республики к тому времени являлись 30 тыс. чел.

Источник: Черная Африка: прошлое и настоящее. Учебное пособие по Новой и Новейшей истории Тропической и Южной Африки/ под ред. А.С. Балезина, С.В. Мазова, И. И. Филатовой. - М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. - 704 с. ил.

[ << Previous 20 ]
About LiveJournal.com