?

Log in

No account? Create an account
Страница страстей человеческих
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are the 20 most recent journal entries recorded in mikes68's LiveJournal:

[ << Previous 20 ]
Sunday, August 18th, 2019
2:54 am
"Вторая освободительная война" в Анголе. Роль Китая
Фидель Кастро принял решение о посылке в Анголу боевых частей 4 ноября 1975 г., 7 ноября их первая группа вылетела с Кубы на двух устаревших самолетах "Британия" и через 48 часов, вечером 9 ноября прибыла в Луанду. По мнению некоторых советских экспертов, этот батальон спецназа был мало приспособлен для ведения регулярных боевых действий, потому что он готовился для действий малыми группами, возможно, в Латинской Америке. Можно, однако, предположить, что, направляя именно такое подразделение, кубинское руководство готовилось к худшему развитию событий: Кастро сказал бойцам, что если Луанда падет, они должны вести партизанскую борьбу, пока ее будет вести МПЛА.

Со временем и Москва начала оказывать содействие в переброске боевых частей в Анголу. По словам тех же советских представителей Ил-62 совершили туда 120 рейсов с этой целью.

Сложность ситуации в Анголе и вокруг нее в конце 1975 г. хорошо видна из материалов о беседах между американскими и китайскими руководителями. Ранее, в июне, делегацию МПЛА, находившуюся в Пекине, заверили, что Китай прекратит всякую военную помощь любому из ангольских движений до достижения независимости Анголы. Китайские инструкторы действительно были отозваны из лагерей ФНЛА, однако помощь противникам МПЛА продолжала оказываться, и Пекин практически оказался "в одной лодке" с Вашингтоном во время бурных событий в Анголе и вокруг нее.

Президент Джеральд Форд, которого сопровождали Генри Киссинджер и Джордж Буш, в то время глава миссии связи США в Пекине, встретились там 2 декабря 1975 г. с Мао Цзэдуном и Дэн Сяопином. Когда китайский лидер сказал: "Мне кажется, что МПЛА не добьется успеха", Форд добавил: "Конечно, мы надеемся, что не добьется".

Обе стороны были явно озабочены действиями СССР:

"Мао: “Я выступаю за то, чтобы выгнать Советский Союз”.
Форд: “Если мы оба постараемся, мы сможем этого добиться”. Однако и Мао, и Дэн Сяопин были обеспокоены ролью Претории: Мао: “У Южной Африки нет очень хорошей репутации”.

Форд: “Но они сражаются, чтобы не допустить экспансии Советского Союза. И мы думаем, что это восхитительно...”

Дэн Сяопина такая оценка встревожила: “Вы имеете в виду, что Вы восхищаетесь Южной Африкой?”
Форду пришлось отступить: “Нет. Но они заняли сильную позицию против Советского Союза. И они делают это полностью сами, без какой либо стимуляции со стороны Соединенных Штатов”".

Обсуждение этой темы было продолжено с Дэн Сяопином 3 декабря 1975 г. Китайский вице-премьер, в частности, заявил: "Мы надеемся, что усилиями обеих сторон мы можем улучшить ситуацию там". Однако он вновь выразил обеспокоенность "относительно сложной проблемой" – "участием Южной Африки". В ответ Киссинджер постарался успокоить его: "Мы готовы вытеснить Южную Африку, как только можно будет создать альтернативную военную силу".

По словам Дэна, ни Танзания, ни Замбия не позволяли поставлять китайское оружие УНИТА через свою территорию из-за "участия Южной Африки". "Мы не имеем возможности оказывать помощь [антиправительственным силам], кроме как на севере через Заир". В ответ Киссинджер пообещал "поговорить с Каундой", а Дэн – с руководством независимого Мозамбика, хотя он "не ожидал больших результатов" от своих действий. Для его сомнений были основания. Мозамбик, напротив, активно поддержал МПЛА в самые критические дни.

Между Вашингтоном и Пекином в то время было своего рода "разделение труда". Форд спросил: "Будете ли Вы активнее действовать на севере [Анголы], если мы это будем делать на юге?". "Но вы должны оказать больше помощи и на севере, – ответил Дэн. – На это дело стоит тратить больше денег, потому что это ключевая позиция стратегической важности".

Вслед за этим 14 декабря 1975 г. так называемый "министр иностранных дел" "правительства" Роберто и Савимби Вахалл Нето распространил заявление в Киншасе, в котором Пекин был назван "надежным товарищем по оружию коалиции ФНЛA-УНИТА".


Источник: Шубин В. Г. Горячая "холодная война". Юг Африки (1960-1990 гг.) - М.: из-во ЯСК, 2013 г., 368 с.
Monday, August 5th, 2019
7:43 pm
Южноафриканцы в Гражданской войне в России
Странно, но факт фактом: были южноафриканцы в Гражданской войне в России. Участвовали. Воевали.

В южноафриканском Йоханнесбурге в свое время был опубликован "Список южноафриканцев, которые участвовали в Гражданской войне в России, 1918–1920 гг.". В списке 34 фамилии: 32 офицера и два сержанта.

Но список этот не полон. В.М. Биссет, директор южноафриканского морского музея, автор двух статей "Роль Южной Африки в гражданской войне в России" составил "Дополнительный список южноафриканцев — участников российской гражданской войны". В нем — еще семь имен. Но, по словам самого Биссета, и это, вероятно, еще не все.

Многие из тех, кто попал в эти списки, привезли из России высокие награды. Капитан У.Г. Элбу — орден Св. Станислава, капитан X. Бустид — орден Св. Владимира 2-й степени, майор К.М. Браун — ордена Св. Анны 2-й и 3-й степеней и орден Св. Владимира. Лейтенант Л.Р. Хейденрих — орден Св. Анны и Св. Станислава 4-й степени. Подполковник Х.Х. Дженкинс — орден Св. Анны 2-й степени. Лейтенант С.М. Кинкид — ордена Св. Анны, Св. Станислава и Георгиевский крест. Сержант М. Мак-Коркиндейл — Георгиевский крест. Подполковник Д.М. Маклеод и капитан Н.Д. Норкатт — ордена Св. Анны 2-й степени. Подполковник К.Р. ван дер Спай — орден Св. Владимира и Георгиевский крест.

Где воевали? На севере России, под Архангельском... На юге... На Дальнем Востоке... В Сибири. Получили награды за сотрудничество с Добровольческой армией Деникина.

Южно-Африканский Союз был доминионом Британской империи, и все эти офицеры и унтер-офицеры попали в Россию в составе британских войск, отправленных Антантой для поддержки Белого движения.

Это были южноафриканцы европейского происхождения. Буры или потомки выходцев из Великобритании (черные южноафриканцы тогда не могли быть ни офицерами, ни унтер-офицерами). Все они прошли войну против немецких войск в Европе или на территории германских колоний в Африке. На отправку в Россию вызвались добровольно. О деятельности некоторых из них конкретные сведения сохранились, о других — нет.

Судьба человека по имени Кеннет ван дер Спай особенно интересна. Выйдя в отставку, уже генералом, он опубликовал объемистые воспоминания. Время пребывания в России, не такое уж долгое в его столетней жизни — меньше двух лет, он считал столь важным, что посвятил ему треть своих мемуаров. В его книге есть главы и о создании военной экспедиции для отправки в Россию, и о пребывании в Архангельске и на "Северном фронте". И о том, как он попал в плен к большевикам. Есть главы: "Москва и тюрьма", "Одиночная камера и госпиталь", "Бутырская тюрьма и освобождение".

Ван дер Спай вышел в отставку после Второй мировой войны и поселился под Кейптауном на своей ферме "Старый Нектар". Занялся выращиванием роз, и настолько этим увлекся, что его розы до сих пор считаются самыми красивыми в Южной Африке. Писал о розах книги, которые получили признание далеко за пределами Южной Африки.

Увы, дальше произошло неизбежное - он умер в конце мая 1991 г., не дожив нескольких месяцев до столетнего юбилея. Но до последних дней сохранял неплохое здоровье и здравый ум.

В Архангельск Кеннет ван дер Спай прибыл в 1918 г. во главе группы английских и южноафриканских пилотов и техников одноместных самолетов "Кемел". Было ему 26 лет, но он уже имел богатый опыт участия в военных операциях в Африке и в Европе и дослужился до чина подполковника.
Первая запись в дневнике Ван дер Спая относится к 24 апреля 1919 г. Его "Кемел" потерпел аварию. Возле озера Воже (в дневнике "Важа"), к северу от Кириллова-Белозерского, двигатель отказал. Самолет удалось посадить, но при посадке он перевернулся. Пришлось долго выбираться из-под него.

26 апреля, после двух дней мытарств по лесу ван дер Спая схватил патруль. Сказали, что поведут в Вологду. "Обращались хорошо, дали ту же еду, что ели сами: чай, черный хлеб и кашу".

Большую часть пути — пешком, затем — на поезде. 8 мая — в Вологде. "Первая хорошая еда за 14 дней". Сказали, что отправят в Москву, как уже отправили нескольких пленных англичан.

10 мая. Привезли в Москву. Сразу же — в гостиницу "Метрополь", где размещался наркомат иностранных дел. И сразу же встреча с М.М. Литвиновым, который тогда был заместителем наркома. Литвинов сказал, что ван дер Спая постараются обменять на большевика Федора Раскольникова. После встречи с Литвиновым ван дер Спая отвели в Кремль, где уже содержались несколько пленных английских офицеров. Там подвергли тщательному обыску — "первый раз за все время плена!".

В течение нескольких месяцев шесть пленных офицеров английской армии (ван дер Спай был старшим по чину) держали под домашним арестом, сперва в Кремле, потом в помещении английского консульства. Несколько раз они виделись с Литвиновым. Получали посылки от Британского и Голландского Красного Креста. Их водили на концерты Римского-Корсакова, Чайковского, Грига. Офицеры подписали обязательство не делать попыток к побегу, но заявилили, что обязательство действует лишь до тех пор, пока они под домашним арестом. Но 28 июля Литвинов сказал ван дер Спаю и его товарищам, что они "находятся в недостаточно безопасном месте".

В августе положение пленников ухудшается. Режим их содержания становится более строгим. Новых пленных — около сорока английских офицеров — отправляют уже в Бутырки. 22 августа туда же переводят всю группу ван дер Спая.

Конечно, положение офицеров английской армии в тюрьме было все же не столь тяжким, как наших соотечественников. Время от времени им приходили посылки Красного Креста. Иногда пускали священника. Главное, они меньше опасались расстрела: все-таки иностранцы. Большие надежды возлагали на Чичерина и Литвинова. Ждали, что на кого-нибудь обменяют. До них доходили слухи, что с английским правительством ведутся какие-то закулисные переговоры.

В марте 1920-го их перевели из Бутырок в Андрониковский монастырь и стали готовить к отправке в Англию через Финляндию. Нарком Чичерин выразил надежду, что они "забудут дурные впечатления о своем пребывании в Советской России". Для этого в последние недели их водили на выставки, в музеи, на концерты. 27 марта 1920 г. — "Севильский цирюльник". 28 марта — "Корневильские колокола". 30 марта — картинная галерея. 31 марта — Большой театр. 1 апреля — Кремль, Алмазный фонд. 4 апреля — балет "Коппелия".

Англия не встретила ван дер Спая и его товарищей как героев. Вернее, их вообще никто не встречал.

Второй георгиевский кавалер, Сэм Кинкид, сражался на юге России. В плену не был, но воевать ему довелось долго, около года. Он, асс германской войны, сбивший 39 немецких самолетов, прошел потом с Добровольческой армией Деникина путь от Новороссийска до Царицына. И с нею же отступал обратно, до того же Новороссийска.

С весны 1919-го до весны 1920-го Кинкид командовал самолетами "Кемел" в эскадрилье британских Королевских воздушных сил. За успешные боевые действия в сражении за Царицын Врангель лично благодарил Кинкида и его летчиков.

Кинкид не оставил мемуаров, но о нем вспоминали его товарищи. Ему посвящена изданная в Англии и США книга "Последний поезд через ростовский мост".

В рассказах об этом южноафриканце то и дело встречаются упоминания о Екатеринбурге и Тихорецкой, о генералах Деникине, Врангеле, Мамонтове, Шкуро, Слащеве, Май-Маевском. О Махно. O кубанских казаках.

Летчики Кинкида называли друг друга — кунак.

Кинкид и его летчики оказались среди тех, кто последними перешел мост через Дон. И им пришлось самим уничтожать свои самолеты.

Леденящие кровь впечатления от разгрома Добровольческой армии и эвакуации из Новороссийска. Увиденные глазами иностранцев, эти сцены выглядят еще страшнее.

Российские офицеры-добровольцы в 1900 г., во время англо-бурской войны, сражались в Трансваале, видели тяжелые моменты в истории той страны. Спустя двадцать лет южноафриканцы стали георгиевскими кавалерами и увидели всю тяжесть событий Гражданской войны в России.


Источник: Давидсон А.Б., Филатова И.И.

Россия и Южная Африка. Три века связей. Гос. ун-т – Высшая школа экономики. – М. : ИД ГУ ВШЭ, 2010. – 331 с.
Sunday, August 4th, 2019
9:15 am
Женские тайные союзы в Африке
Помимо мужских, существуют также и женские тайные союзы. В Африке в настоящее время насчитываются десятки подобных о6ществ: "Ниенго" в Южном Камеруне, "Лезиму" и другие. Все они пользуются большой властью и влиянием.

Эти тайные женские общества и сейчас в отдельных районах иногда захватывают в свои руки законодательную власть и держат мужское население в страхе и беспокойстве.

Одно из самых могущественных тайных обществ — "Бунду" в Нигерии. Женщины, которые руководят этим сообществом, красят руки и лицо в белый цвет и носят одинаковые черные мантии. "Эти женщины, — пишет один из исследователей, — обладают достаточной властью, чтобы наказать и даже убить каждого мужчину, проникшего на их священную территорию".

Еще одним тайным союзом женщин является "Йевхе", который находится на территории нынешней Ганы. Девушка, вступившая в союз, получает новое имя. Теперь она обязана подчиняться жесткому распорядку, который включает обучение различным навыкам: например, пению и плетению циновок. Кроме того, завершают курс обучения уроки, на которых преподается искусство составления ядов.

Девушка может всю свою жизнь посвятить этому союзу и дослужиться до высокого в нем положения. Но такое происходит не всегда. Часто девушки возвращаются в родной дом и впоследствии выходят замуж. Однако они все равно остаются членами этой могущественной организации и в случае особых обстоятельств обращаются к ее руководству за помощью, И они ее получают. Например, в случае ссоры с мужем этот союз сможет наказать ее супруга или заставить его заплатить огромный штраф.

Любопытной особенностью "Йевхе" является тот факт, что каждая девушка, принятая в этот союз, обязана изучить тайный язык — агбунгбе. Пройдя курс обучения этому языку, она, даже возвратившись домой, все равно в течение четырех месяцев должна разговаривать не на своем родном языке, а лишь на тайном.

Впрочем, женские языки или женские диалекты есть и в других местах мира.



Источник: Бернацкий А.С. Загадочные племена и народы мира. - М.: Вече, 2017. 272 с.
Friday, August 2nd, 2019
11:10 am
Первая мировая война и Африка
Международные договоренности, заключенные во время колониального раздела, предусматривали, что в случае войны в Европе, африканские колонии останутся нейтральными. У колониальных администраций тоже не было желания воевать друг с другом, тем более, что ни серьезных военных формирований, ни укреплений, рассчитанных на войну с равным противником, ни в одной колонии не было. Но война на землях Африки все же началась.

Крохотный гарнизон Германского Того был атакован французскими силами из Дагомеи (Бенин) и английскими из Нигерии. Германский гарнизон отступал на север по линии железной дороги, но смог задержать наступление союзников лишь на несколько дней. В конце августа 1914 г. гарнизон сдался.

Камерунская кампания длилась дольше. В августе 1914 г. британские и французские силы двинулись на территорию Германского Камеруна по трем направлениям из Нигерии и Чада, но на двух были отбиты, а на третьем остановлены. В 1915 г. перевес сил оказался на стороне англичан. Они захватили хорошо укрепленный Гаруа и стали постепенно продвигаться на юг, к Яунде. Английские и французские силы, ранее задержанные в северных районах Камеруна гарнизоном Гаруа, теперь также двигались на юг. В декабре союзные силы окружили г. Яунде, но германские войска, германское гражданское население и часть камерунцев смогли уйти в испанскую колонию Рио-Муни. Оттуда немцы перебрались на о. Фернандо По, и затем многие вернулись в Германию. В феврале остатки германского гарнизона сдались союзникам.

Война за Юго-Западную Африку началась в сентябре 1914 г. наступлением южноафриканских войск. Германские войска отбили атаку и в начале 1915 г. перешли в контрнаступление, которое окончилось для них неудачей. Южноафриканцы тем временем наращивали силы в Уолфиш-Бей – южноафриканском анклаве в самом центре прибрежной полосы страны. К маю 1915 г. они заняли несколько городов, и в начале мая вошли в столицу колонии, Виндхук. Центр страны оказался в руках южноафриканцев. Командование германских войск предложило прекратить сопротивление на определенных условиях, но Луис Бота, премьер-министр ЮАС, командовавший войсками на этом направлении, отказался их принять. Южноафриканцы оттеснили германские войска с побережья и, разделив свои силы, стали быстро продвигаться из центра страны на север и на юг. На юге группа южноафриканских войск под началом Яна Смэтса, министра обороны, высадилась в порту Людериц и захватила находившуюся там морскую базу. Оттуда Смэтс направил свои войска вглубь страны. В Китсманхупе они сомкнулись с двумя колоннами, наступавшими с территории ЮАС. Это соединение начало теснить германские силы с юга страны к центру, занятому войсками Боты. В июле 1915 г. обе группировки германских войск, на севере и на юге, капитулировали.

Самыми упорными и длительными были военные действия в Германской Восточной Африке. Здесь были сосредоточены наибольшие группировки как английских, так и германских сил. Кампания началась в августе 1914 г., когда британские войска атаковали германские укрепления у озера Виктория с территории Уганды. Одновременно началась бомбардировка Дар-эс-Салама с моря.

Германские силы ответили рейдами на территорию Британской Восточной Африки (Кения). На оз. Виктория шли стычки между английскими и германскими судами. В ноябре Индийский экспедиционный корпус британских сил потерпел сокрушительное поражение под Тангой, несмотря на огромное численное преимущество. Эта и другие германские победы были одержаны в большой степени благодаря успешному руководству операциями талантливым военачальником Паулем фон Леттов-Форбеком.

На море германский крейсер "Кенигсберг" уничтожил в Занзибарской бухте один из британских кораблей, обстрелявших Дар-эс-Салам, и ушел в разветвленную дельту р. Руфиджи. В 1915 г. туда были передислоцированы два британских военных корабля с Мальты. В июле им удалось уничтожить "Кенигсберг". В боях 1915–1916 гг. английские, бельгийские и португальские силы очистили от немцев оз. Танганьика.

В 1916 г. англичане значительно укрепили свои силы родезийскими, южноафриканскими и индийскими войсками. Командовать ими был назначен Ян Смэтс. Наступление началось на севере из Британской Восточной Африки, на западе из Бельгийского Конго через оз. Виктория и на юго-западе с территории Родезии. Леттов-Форбек отступал со своими силами на юг и избегал сражений, но потери британских войск были чрезвычайно высоки и без них, – в основном в результате болезней. Продвижение обеих групп войск на юг медленно шло в 1916 и 1917 гг. В октябре 1917 г. произошло сражение при г. Махива, в котором британские войска понесли значительно большие потери, чем германские. Но английское наступление на юг продолжалось. В ноябре германские войска перешли на территорию Португальской Восточной Африки (Мозамбик). Чтобы облегчить добычу продовольствия у местного населения Леттов-Форбек разделил своих людей на три группы, шедшие на юг параллельными маршрутами. Одна из них исчерпав запасы амуниции и продовольствия, была вынуждена сдаться. Остальные повернули на север и, в обход британских сил, продвигались вдоль оз. Ньяса. В августе 1918 г. они перешли на территорию Северной Родезии и стали продвигаться на юг. 13 ноября они захватили г. Касаму, не встретив сопротивления. На следующий день Леттов-Форбек узнал, что за два дня до этого Германия и союзники заключили во Франции перемирие. 23 ноября его войска сдались в Аберкорне.

Война принесла африканцам неисчислимые страдания. Люди погибали не только в ходе военных действий, но и от голода, особенно свирепствовавшего в 1918 г., и от болезней. От одной только эпидемии испанки, которая пришла в Африку южнее Сахары осенью 1918 г., в регионе погибло до 2 млн чел.

В войне с обеих сторон участвовали десятки тысяч африканцев. Это были солдаты колониальных войск (аскари). К концу 1918 г. в британских восточноафриканских войсках их было 35,5 тыс. Армия Леттов-Форбека (около 14 тыс. чел.) также состояла из африканцев. Все многокилометровые переходы она осуществляла с огромным обозом, в котором были жены и дети аскари. Кроме того, в обеих армиях были африканские носильщики (в британских восточноафриканских войсках больше 70 тыс.). Этих людей уже нельзя было запугать огнестрельным оружием: они владели им сами и не различали белый перед ними противник или чернокожий.

Сам факт, что одни белые воевали против других и терпели поражения, в том числе и от рук аскари, имел огромное психологическое воздействие на африканское население. Не случайно во время войны произошло несколько крупных восстаний африканцев.

Источник: Черная Африка: прошлое и настоящее. Учебное пособие по Новой и Новейшей истории Тропической и Южной Африки/ под ред. А.С. Балезина, С.В. Мазова, И. И. Филатовой. - М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. - 704 с. ил.
Thursday, August 1st, 2019
3:59 pm
Малые и сверхмалые языки Африки
Многие сотни прочих языков Африки называют малочисленными, некоторыми из них сегодня пользуются лишь несколько десятков человек, а то даже и значительно меньше.

Например, язык бишуо в Камеруне - всего 1 носитель, язык бераку в Чаде - 2 носителя, язык нлуу в ЮАР - 3 носителя, язык мабире в Чаде - 3 носителя, язык балдему в Камеруне - от 3 до 6 носителей, язык ндай в Камеруне - 5 носителей, язык нджереп в Нигерии - 6 носителей, язык мпре в Гане - около 10 носителей, язык массалат в Чаде - 10 носителей.

Увы, вероятно большинство таких языков скоро исчезнут. Процессы вымирания малых языков происходят сегодня значительно более интенсивно, чем когда-либо раньше. По мнению ученых, примерно до середины прошлого тысячелетия количество языков в мире постоянно увеличивалось: народы расходились по планете, осваивая новые земли, абсолютное большинство людей в мире проживало в небольших сельских общинах, а крупные города и державы с единым государственным языком были скорее исключением, чем правилом, особенно в Африке. На смену этой тенденции пришла противоположная: количество языков стало быстро сокращаться благодаря появлению городов, централизованных государств, письменности, а позже благодаря системе образования, средствам массовой информации и пресловутой глобализации. Африканский крестьянин, попадая в крупный, многонациональный город, стремится поскорее обучиться общепринятому в нем языку, постепенно забывая родную речь, на которой в городе просто не с кем пообщаться. Но и оставаясь в деревне, он вынужден учить официальные языки своего государства, ведь школы по всей Африке обучают детей на английском, французском, арабском или португальском, а газеты, радио и телевидение (в тех редких случаях, когда они доступны сельскому населению) вещают только на крупных языках. Даже на рынке и в быту африканцы нередко предпочитают использовать более "престижный" язык, нередко стесняясь своей идентичности, потому что принадлежность к более крупному народу увеличивает шансы на собственную реализацию в обществе.

Каждую неделю в мире вымирает один язык – это мнение частенько повторяют наиболее убежденные пессимисты среди ученых. Однако оптимисты не забывают и о противоположной тенденции: в лесах и саваннах Африки ежегодно обнаруживают новые, неизвестные науке языки.

Нередко подлинные открытия происходят весьма прозаичным образом. Один из российских ученых, работая со знакомым ему информантом в небольшой деревне в Кот-д’Ивуаре, как-то невзначай задал ему вопрос о том, что за люди живут там, за речкой, на соседнем холме. В ответ он услышал, что живут там люди как люди, ничего особенного, но, быть может, уважаемому месье покажется интересным, что они говорят на языке бо. Никакого бо в списках известных науке африканских языков не обнаружилось. Отправившись наутро проверять эту информацию, лингвист действительно обнаружил в соседней деревне неописанный язык, который, видимо, очень скоро появится в энциклопедиях.

Нередко честь открытия языка принадлежит первым исследователям, знакомившимся с Африкой во второй половине XIX или в начале XX в. – колониальным военным, чиновникам и картографам. Однако, нанеся на карту очередной народ или населенный пункт, первопроходцы вовсе не имели целью исследовать обнаруженные языки, оставляя это удовольствие профессиональным лингвистам с горящими глазами и диктофоном в руке. Языков, о которых известно только их название, и то нередко искаженное, в Африке по-прежнему очень много.

Из двух тысяч лишь 100–200 языков Африки могут похвастаться качественными, подробными словарями и грамматическими описаниями. Еще для нескольких сотен имеются короткие словарики или очерки, написанные людьми, подчас не имевшими к языкознанию никакого отношения, в основном христианскими миссионерами, стремившимися не столько изучить язык с научной точки зрения, сколько облегчить своим последователям проповедь Божьего слова для местной паствы. Все остальные языки, даже если мы знаем их названия и можем показать их на карте, остаются неизученными и ждут своих первооткрывателей.


Источник: Архангельская А., Бабаев К. Что такое Африка. - М.: Рипол классик, 2015, 480 с.
12:36 am
Начало 1970-х годов. Группа Джетро Талл - эстеты и бунтари в одном флаконе :)
А еще в ту самую пору начала 1970-х годов, которую мы уже довольно долго разбираем, жила, была и успешно развивалась группа Джетро Талл, родом из Британии, ставшая в Америке даже более популярной, чем у себя дома.

Созданная флейтистом Иэном Андерсоном в конце 1960-х годов, группа совершила прорыв к популярности в США после выпуска альбома Benefit (1970 г.) и еще больше благодаря турне, которое группа совершила ради его рекламы. Во время концертов в ту пору музыканты Джетро Талл ощущали себя как рыба в воде: на сцене Иэн Андерсон изображал из себя напыщенного эксцентрика, позволяя своим длинным вьющимся волосам развеваться вокруг его лица, пока он всячески изощрялся на своей флейте, пристально и злорадно глядя на публику, затем внезапно прятал флейту за спину, чтобы потом запеть пронзительным и местами даже почти саркастическим тоном.

Музыка Джетро Талл была в общем-то типичным прогрессив-роком, с его длинными текстами, многократными хорами, пульсацией в структурной сложности и нарочитыми заимствованиями из классических музыкальных произведений (особенно из эпохи Романтизма). Отличало же Иэна Андерсона от его коллег, однако, то, что он был шоумэном с чувством мизантропического юмора и явно был падок на рассказывание историй.

Наиболее успешные в коммерческом отношении альбомы Джетро Талл того периода Aqualung (1971 г.), Thick as a Brick (1972 г. ), A Passion Play (1973) представляли из себя рыхловатые, журчащие повестования: они были концептуальными альбомами, которые пародировали организованную религию и консерватизм мира бизнеса. Эти темы не были повесткой дня для рок-музыки, но во время этого своего вершинного периода Андерсон пел весьма страстно и даже сам написал для этих пластинок несколько КРУТЫХ текстов, которые наесли сильный удар всей буржуазной мишуре.

Ну а впереди группу ждало весьма интересное будущее и много ярких альбомов и выступлений.



Автор: Кен Такер, журналист, музыкальный критик, рецензент книг (США).
Источник: Rock of Ages. The Rolling Stone History of Rock and Roll. - Penguin Books, 1988.
Перевод с английского - наш собственный. :)

https://www.youtube.com/watch?v=OLMTqCb4qDU
Monday, July 29th, 2019
6:33 pm
The House of the Rising Sun - немецкая версия
Да, песня "Дом восходящего солнца" (the House of the Rising Sun) стала почти что легендарной - кто только ее не пел, и на каких только языках, и в каких странах за последние полвека с лишним. Например, еще вот такой персонаж из бывшей ГДР тоже подхватил мотив в свое время. :)

Между прочим, я сначала услышал именно его версию этой песни, а то, что напели группа Энималз, Боб Дилан, ну и все прочие - это уже было потом, значительно позже. Просто у нас дома со времен моего раннего детства валялся номер журнала "Кругозор" (родители мои в ту пору часто покупали этот журнал) с прилагавшимися гибкими грампластинками, где -то за начало 1970-х годов, кажется, а на одной из пластинок этого номера как раз и были три песни в исполнении Манфреда Круга, в том числе и эта. Ну а я в свои пять-шесть-семь лет как-то решил все эти пластиночки переслушать на семейной радиоле, ну и того... Запало в душу, в общем. :) И именно так был сделан один из первых шажков к моей последующей меломании подростковых и юношеских лет. :)

https://www.youtube.com/watch?v=MnpmGvJVW1Q
Friday, July 26th, 2019
5:00 pm
Эмерсон, Лейк и Палмер. Начало пути
В августе 1970 года, в одном из залов Англии клавишник Кейт Эмерсон, гитарист Грег Лейк и ударник Карл Палмер сыграли свой дебютный концерт в качестве единой группы ELP, проявив себя как исполнителей арт-роковой формы, избегавших каких бы то ни было признаков попа ради незамутненного исполнения классической музыки, но зато сыгранной со всей страстью хард-рока. Менее чем через год Эмерсон, Лейк и Палмер стали уже достаточно крупными звездами в США и Англии, исполнив (а затем и записав) свою собственную интерпретацию "Картинок с выставки" Мусоргского. Ну и что вы думаете об их амбициях, выразившихся в том, что концерт ЭЛП был, помимо прочего, еще и демонстрацией новых средств музыкальной техники, начиная от использования множества синтезаторов и до воспроизведения звуков оркестра через очень сложные и совершенные системы усиления для услаждения аудиторий стадионов, где теперь обычно выступали звезды (в том числе и сами ЭЛП)?

Арт-роковая тусовка также обрела желанный прием для своей работы на радио, ведь их длинные и логически выверенные композиции неплохо гармонировали с расширенным форматом и бесстыдным потворством элитарному слушателю FM-радиостанций. Еще несколькими годами ранее для "Картинок с выставки" Эмерсона, Лейка и Палмера было бы совершенно невозможно стать хоть чем-то близким к хитовым позициям в мире трехминутных синглов AM-радиостанций, а теперь "Картинки" стали именно той музыкой, которую разодетые студенты колледжей предпочитали слушать на досуге после тяжелого дня на баррикадах протестов против войны во Вьетнаме.


Автор: Кен Такер, журналист, музыкальный критик, рецензент книг (США).
Источник: Rock of Ages. The Rolling Stone History of Rock and Roll. - Penguin Books, 1988.
Перевод с английского - наш собственный. :)



https://www.youtube.com/watch?v=ZTU1eYjxNSg
Tuesday, July 16th, 2019
4:30 pm
Между ассимиляцией и нацией: евреи Галиции во времена Габсбургов (1772-1918 гг.). Часть 4
Первой общественной организацией евреев Галичины стало созданное в 1867 году общество "Shomer Israel" (иврит: "Страж Израиля"). Его основателями были Филипп Манш, Рубен Бирер, Эмиль Бик, Йозеф Кон. Среди членов организации преобладали представители буржуазии и так называемых свободных профессий: врачи, юристы, фармацевты, журналисты, купцы. На протяжении первого года деятельности в общество записалось 586 человек из Львова и 85 из других городов Галичины.

Активисты "Shomer Israel" стремились модернизировать еврейское общество через популяризацию светского образования, немецкой культуры и идеалов Гаскалы (от ивритского "sekhel" - "ум", "здравый смысл") - Просветительства в его еврейском прочтении. С этой целью они публиковали выходивший два раза в месяц журнал "Der Izraelit". Языком издания был немецкий, который до 1873 года передавался с помощью букв еврейского алфавита. Члены "Shomer Israel" учредили во Львове собственный клуб с библиотекой и читальней, где проводили вечерние лекции. Религиозным центром пронемецки настроенной еврейской интеллигенции стал основанный в 1846 году львовский Темпль - реформистская синагога, в которой богослужения проводились на немецком языке.

Организация сумела сочетать культурную работу с политической деятельностью. Основатели "Shomer Israel" были главными инициаторами создания Центрального избирательного комитета галицких евреев. Обществу удалось провести своих членов в городской совет и совет еврейской общины Львова. Пользуясь своим авторитетом в галицкой столице, представители "Shomer Israel" в 1876 году организовали здесь съезд представителей всех еврейских общин края. На конференции обсуждались вопросы создания в городе регионального еврейского представительства и оформления единого для всех общин устава самоуправления. Общество предлагало взять за образец устав львовской общины, который предоставлял доступ к руководству лицам с надлежащим материальным обеспечением и светским образованием.

Либеральные инициативы "Shomer Israel" вызывали сопротивление в среде еврейских ортодоксов. Опасаясь потерять влияние среди евреев Галичины, они в 1878 году создали собственное общество "Makhzikey ha - Das" (иврит: "Защитники Закона"). Духовным руководителем организации стал хасидский цадик города из Белз, Йегошуа Годах. Функции президента согласился выполнять раввин Кракова, Шимон Сойфер. Печатным органом общества стала одноименная газета "Makhazike ha - Dat", которая выходила на иврите.

Борьба ортодоксов против "Shomer Israel" вылилась в организацию общего съезда раввинов и цадиков края, который в 1882 году состоялся во Львове. В ходе собрания ортодоксы приняли решение об официальном отлучении от общества всех сторонников реформированного иудаизма. Также был предложен альтернативный вариант единого устава для еврейских кагалов. В противовес либеральному проекту "Shomer Israel" традиционалисты призывали в управлении общинами руководствоваться принципами "Shulhan arukh" (иврит, буквально: "Накрытый стол") - кодекса повседневной жизни ортодоксальных евреев с конца XVI века. Устав, предложенный "Makhzikey ha, - Das", не получил одобрения в Вене. Австрийская власть также отклонила требование съезда разделить общины по религиозному признаку: на реформистов и ортодоксов.

Противодействие Вены склонило "Makhzikey ha - Das" на польскую сторону. В последующие годы общество занялось предвыборной агитацией. По всей Галичине раввины и цадики начали призывать своих верных поддерживать кандидатов, предложенных польской властью. В случае отказа или колебаний применялось наиболее страшное для иудеев наказание - отлучение от общины.

Для старшего поколения ортодоксальных евреев лояльность к польской власти была связана с длительной традицией сосуществования обоих народов и желанием уберечь свою религию от реформистских влияний извне. Президент "Makhzikey ha - Das" Шимон Сойфер говорил, что евреи должны быть пожизненно благодарными полякам за то, что последние дали им прибежище. При этом до конца своей жизни краковский раввин не знал ни слова на польском языке. Для молодых евреев, которые родились уже во время Галицкой автономии, польский выбор был связан с возможностью получить образование для успешной карьеры.

На рубеже XIX - XX веков с увеличением количества учебных заведений в Галичине все больше евреев начали понимать преимущество общего образования. В 1867 году в галицкие гимназии ходило 56 евреев. В 1910-1911 году старшие учебные заведения края посещало 6600 евреев, что представляло 20,5 процента от общего количества учеников. За этот самый период число еврейских детей в реальных школах выросло от 125 до 735 лиц (21 процент всех учеников). В 1882 году во Львовском и Краковском университетах училось 151 лицо иудейського вероисповедания, что составляло 10 процентов от общего количества студентов. В 1900 году это число увеличилось до 549 лиц (22 процента).

В 1882 году гимназисты старших классов и студенты Львовского университета учредили общество полонофила "Agudas Akhim" (иврит: "Союз братьев"). Его заметными членами были Альфред Носиг, Вильгельм Фельдман, Герман Диаманд. В целом к обществу принадлежало около 750 человек. Большинство из них были представителями интеллигенции. Пятая часть участников "Agudas Akhim" обладали докторской степенью.

Средством для распространения идей общества стала двухмесячная газета "Ojczyzna" (в переводе с польского "Родина"). Ее эмблемой был избран старинный польский герб - белый орел, в которого на груди помещалась еврейская звезда Давида. До 1886 года газета печаталась на двух языках: на польском и на иврите. В ивритской секции издания преобладали тексты из истории Речи Посполитой с примерами польсько-еврейского сотрудничества и польские патриотические стихи. На польском языке печатались отчеты о деятельности общества, статьи по еврейской и общей галицкой проблематике. Союз открыл во Львове свою библиотеку с читальней. Члены общества организовывали вечерние образовательные курсы для молодежи и летние лагеря для детей.

Основатели "Agudas Akhim" называли себя "поляками Моисеева вероисповедания". Они предлагали своим сторонникам ограничить отличия от доминирующей в Галичине группы к вопросам религии и таким образом полностью ассимилироваться. Препятствием стремления молодых интеллектуалов стал нараставший в Галичине антисемитизм. Причины враждебного отношения христианского населения к евреям крылись прежде всего в месте, которое последние занимали в социальной структуре галицкого населения.

(Продолжение следует.)



Автор: Евген Поляков, историк.

Источник: Проект "Україна". Австрійська Галичина / Упоряд. М. Р. Литвин; Гол. ред. О. А. Красовицкий. - Х.: Фоліо, 2016. - 410 с.

Перевод с украинского - наш собственный.
Monday, July 15th, 2019
8:15 pm
Начало 1970-х годов. Хард-рок и арт-рок наращивают темпы
В то самое время, когда всякие исполнители своих песен пытались укрепить иллюзии интимности в своих песнях, более громкие и более агрессивные формы рока начала 1970-х годов решительно порвали с этой тенденцией. Хард-рок, арт-рок (он же прогрессив-рок) и хэви-металл стали образчиками вывернутой наизнанку бардовской манерности. Эта более драматическая музыка была предназначена для исполнения на площадках гораздо большего размера, чем до тех пор; это была музыка, впитавшая в себя все преимущества последних новаций в технологии, позволявших рок-музыкантам развлекать и вдохновлять свою публику на гораздо более совершенных и современных шоу.

Разница между этими новыми субжанрами на самом деле была довольно слабая, но все же поддавалась внятному определению. Хард-рок был продуктом развития блюза, только в электрифицированном и более возвышенном варианте. Арт-рок включал в себя слой эстетических претензий и амбиций на серьезное признание в сфере классической и авангардной музыки. Ну а хэви-металл рассматривался как музыкальный эквивалент "фильмов ужасов" - громкий, напыщенный, грубоватый, существующий именно для того, чтобы пощекотать нервы.

Группы, игравшие арт-рок, осмеливались добиваться равенства рока и всех других форм музыки. Кроме того, это было первое поколение музыкантов, которые могли быть как подготовлены профессионально (то есть, неплохо знали классическую музыкальную традицию), так и увлечены попом (то есть, те же Битлз проникли всюду, в том числе и к студентам консерваторий). Новое поколение хорошо образованных выходцев из среднего класса считало очень важным совмещение новой музыки с общепринятой музыкальной традицией (романтизм XIX века и авангард начала ХХ века были у них наиболее излюбленными направлениями). Таким образом из клише студента университета, отбрасывающего все ради удовольствия и радости примитивного рок-н-ролла, родилось новое клише: музыканта-таланта, выжимающего из своей гитары-пианино-синтезатора наиболее сложные вариации, какие только можно было представить... в рок-энд- ролле. :-)


Автор: Кен Такер, журналист, музыкальный критик, рецензент книг (США).
Источник: Rock of Ages. The Rolling Stone History of Rock and Roll. - Penguin Books, 1988.
Перевод с английского - наш собственный. :)
Monday, July 8th, 2019
11:23 am
Боб Дилан и начало 1970-х годов
Ну а что поделывал в начале 1970-х годов основной исполнитель собственных песен, модель и образец для Джеймса Тейлора, Йони Митчелл, да даже и для начинавшего тогда Брюса Спрингстина, Боб Дилан?

Как обычно, он был в то время непроницаем, но зачаровывающ. В 1971 году он выпустил сингл "Джордж Джексон", в котором повествовал об убийстве находившегося в в заключении в тюрьме негритянского активиста и теоретика, а буквально через пять дней выпустил альбом "Лучшие хиты. Том № 2".

Журнал Rolling Stone писал тогда, что "песня немедленно поделила поклонников Дилана на два лагеря: на тех, кто расценил ее как возвращение поэта к социальной проблематике, и тех, кто считал, что для Дилана это самый простой способ эпатировать публику". Но Дилан на самом деле никогда не был политически коньюнктурным: даже фолковая простота пластинки New Morning за год до этого была откровенным посланием его последователям и поклонникам, что их Боб ставит себя в один ряд с демократическим рабочим классом, а не с требованиями и предпочтениями верхушки музыкального бизнеса. Нет нужды отрицать влияние Дилана и недооценивать способы, с помощью которых он расширял это влияние: огромная масса людей, которые до того и понятия не имели, кто это такой - Джордж Джексон, узнали об его убийстве именно потому, что песня Боба Дилана вошла в Топ 40, и это даже несмотря на тот факт, что против песни велась очень сильная цензурная компания по всей стране (в большинстве случаев ее просто выбрасывали из репертуаров, плей-листов и т.д.) - из-за того, что в тексте употреблялось практически нецензурное тогда, особенно в глубинке, словечко shit. :)

Следующий шаг Дилана был, что называется, из несколько иной оперы (или точнее кинематографа): вместе с режиссером Сэмом Пенкипа он рискнул снять фильм, и когда в 1973 году на экраны вышел фильм "Пэт Гаррет и Билли зе Кид", то Дилан, который там присутствовал (в роли Элиаса), был загадочным, исключительно молчаливым персонажем,который едва ли делал что-то большее, чем просто сидел и хлопал глазами, глядя на также занятого в картине певца и автора песен (ну и немножко актера) Криса Кристоферсона.

Именно эту позу - как проявление интенсивного самосознания и самопогруженности - и можно считать подходящим символом всех исполнителей собственных песен начала 1970-х годов, но достаточно скоро, и подобно очень многим другим тенденциям в поп-искусстве, жанр начал исчерпываться - ведь сколько же можно было заниматься самокопанием...

Но в самом начале исполнители своих песен действительно принесли новую эмоциональную непосредственность и музыкальную утонченность, которые и стали составлять один из концов и флангов фракционного спектра рок-музыки.


Автор: Кен Такер, журналист, музыкальный критик, рецензент книг (США).
Источник: Rock of Ages. The Rolling Stone History of Rock and Roll. - Penguin Books, 1988.
Перевод с английского - наш собственный. :)


https://www.youtube.com/watch?v=y2WfzlskjYc
Sunday, July 7th, 2019
11:46 am
Ужгород известный и незнакомый
Ужгород - самый маленький областной центр Украины (площадь - 40 кв. км; население - 117 тыс. жителей), расположен на высоте около 137 метров над уровнем моря. Город раскинулся на берегах речки Уж, как бы в "тени" Карпатских гор, зимой защищающих город от холодных ветров, а летом - от пекущего солнца. Ужгород имеет тысячелетнюю историю, во многом своеобразную и интересную. Это объясняется, главным образом, его пограничным расположением на стыке природных (горы и низины), хозяйственных (скотоводство и земледелие), этнокультурных (украинцы,венгры, русские, словаки, румыны, немцы, евреи) и религиозно-конфессиональных ( католичество, униатство, православие,протестантизм) зон.

Самое старое письменное упоминание об Ужгороде принадлежит перу арабского путешественника и географа Аль-Идриси (1154 г.). Ужгородская крепость неоднократно упоминается также в венгерских хрониках и сочинениях историков XIII-XIV веков.

Разностороннюю и более точную информацию о городе, его жителях и правителях содержат переписи жителей и владений в городе разного времени, наиболее ранняя из которых датируется 1398 годом. Наряду с этим ценным источником в XVII стали появляться первые общие описания внешнего облика города и отдельных его зданий (церкви, замок). В следущем столетии Ужгород как центр комитата достаточно подробно описывается в разнообразной справочной литературе (географические, статистические и демографические описания).

Первые попытки написания истории Ужгорода относятся к 1840-м годам. В 1841 году известный украинский закарпатский языковед,историк, церковный деятель Михайло Лучкай назвал сборником бабских сказок работу некоего Иоанна Ляшковича о происхождении славян и начальных этапах истории Ужгорода. Через некоторое время, уже в 1856 году, увидела свет статья А. Гринеуса "Хроника Ужгорода". И только 150 лет назад город над Ужем обрел своего первого серьезного историка в лице юриста по образованию Кароя Мийсароша.

На протяжении 20 лет он собирал материалы для своей книги, главная задача которой состояла в обосновании давних прав и привиллегий города в отношении самоуправления, собственности и т.д. Наиболее ценными являются те разделы книги (всего их 11), где содержатся выдержки из документов городского и церковных архивов. Однако историк был склонен вольно обращаться с источниками, а иногда прибегал к прямой фальсификации исторических фактов. Именно ему принадлежит гипотеза про "странствия" Ужгорода (из Горян до собственно Ужгорода), а также сенсационное сообщение, что Ужгород фигурирует в произведении кремонского епископа Х века Литипранда именно под названием Ужгород и являлся крепостью карпатских славян. К сожалению, эти, как и некоторые другие ошибочные утверждения, до сих пор можно встретить на страницах не только на страницах научно-популярных, но и казалось бы вполне научных изданий.

После работы К. Мийсароша долгое время, до самой Первой мировой войны, нового специального издания по истории города не появилось. Однако это было время накопления и публикации большого количества письменных источников, появления первых самостоятельных исследований о властителях города и истории отдельных учреждений и заведений.

В конце Первой мировой войны закарпатский историк Антон Годинка опубликовал небольшую, но важную для дальнейших исследований работу, в которой обнародовал описи Ужгорода за 1631, 1685 и 1691 годы. Он первым среди исследователей попытался разработать периодизацию истории города, опираясь на переломные вехи его истории. В частности, он утверждал, что в середине 1680-х годов город был почти полностью уничтожен и возрождался практически заново.

В межвоенный период, когда Закарпатье было включено в состав Чехословакии, начался новый этап и в изучении истории города над Ужем. Он характеризуется появлением большого количества справочной, научно-популярной и публицистической литературы, которая касалась в основном уже Ужгорода межвоенного периода.

Наибольшим достижением в изучении прошлого Ужгорода стала книга советника, а потом и одного из руководителей городской управы, разностороннего краеведа Петра Совы "Прошлое Ужгорода". Для написания своей книги автор использовал труды уже упомянутых историков, а также собственные исследования и размышления. Работа П. Совы сохранила свою актуальность и по сей день, хотя немало фактов и утверждений автора требуют критического осмысления.

В марте 1939 года увидела свет монография, посвященная истории Ужгорода и Ужанского комитата, занявшая важное место в историографии Ужгорода.

В годы Второй мировой войны опять же из-под пера П. Совы вышли две небольших работы про Ужгород на венгерском языке, из которых только первая была оригинальной, поскольку в ней автор опубликовал результаты археологических исследований на территории города.

После освобождения Ужгорода от фашистов 27 октября 1944 года, в его истории началась новая эпоха. Это было противоречивое время. С одной стороны, благодаря интенсивным археологическим исследованиям стало возможно решить такие кардинальные вопросы, как место первичного расположения города, время его основания и начальные этапы развития. С другой стороны, идеологические табу ограничивали возможности ученых в интерпретации речевых и архивных источников, а затем привели и к искажению исторического прошлого Ужгорода. Именно в это время К. Бернякович обнародовал свою теорию возникновения города путем слияния различных славянских поселений в единый город.

И до сих пор остается немало вопросов и проблем, в том числе и в истории города над Ужем, которые остаются не вполне ясными или дискуссионными. Наиболее проблемные из них касаются названия города, времени его возникновения и времени появления на этих территориях этнических украинцев.

Возникновение Ужгорода (под влиянием сочинений венгерских хронистов Анонима и Шимона Кийзои) традиционно относят к IX веку, ко временам легендарного князя Лаборца. К сожалению, эти источники до сих пор используются некоторыми учеными без необходимого критического анализа. Например, немало историков вслед за Шимоном Кийзои считают годом основания Ужгорода 872-й. Тем временем уже давно установлено, что эта дата, как дата прихода в Карпатскую котловину древних мадьяр, является ошибочной (в действительности это произошло в 895 г.).

Естественно, было бы более приятно писать об Ужгороде как о ровеснике Киева или Рима, но, к сожалению, ни письменные, ни археологические источники не позволяют этого сделать. Подобный вывод о времени возникновения города кажется слишком смелым только благодаря тому, что раньше этот сложный вопрос решался (а не исследовался) так, как было "необходимо".

В следующих очерках (да, когда-нибудь мы их опубликуем :-)) ) хотим пригласить читателей на прогулки по овеянным романтичными легендами улицам и площадям древнего Ужгорода, про который можно сказать одно: Ужгород был и остается одним из наиболее живописных городов Украины, ее подлинной жемчужиной. Можно практически не сомневаться, что каждый побывавший хотя бы раз в Ужгороде навсегда сохранит его образ в своей памяти.


Источник: Кобаль Йосип.
Ужгород відомий і невідомий Львів: Світ, 2003. – 196 с. : іл. – (Історичні місця України).

Перевод с украинского - наш собственный. :)
Friday, July 5th, 2019
8:04 pm
История Закарпатья. Основные вехи. Часть 3
27 марта 1848 г. в Ужгороде, во время венгерской буржуазной революции и свержения монархии, был объявлен Закон Венгрии "Об отмене крепостного права и феодальных повинностей крестьян". Для подавления революции Габсбургский абсолютизм позвал на помощь армию царской России. Будучи не в силах противостоять им, революционная армия потерпела поражение. Монархия была опять возобновлена.

В 1849 году Ужгород стал центром Руского округа - нового территориального образования в Австрийской империи, но уже в 1850 году округ был ликвидирован. В 1869 году в Ужгороде действовал первый в Закарпатье лесопильный завод, в 1872 году начала работать первая железная дорога: Ужгород-Чоп. В 1897 году появилась первая телеграфная связь Ужгород-Будапешт, а в 1902 году сдана в эксплуатацию первая в крае - Ужгородская электростанция. В 1861 г. выпущена первая газета в Закарпатье "Карпатский вестник" (на венгерском языке). В 1865 г. заложена первая угольная шахта в селе Ильница. В 1874 г. А. Енковский из села Стебловка изобрел машину для механизированного сбора пшеницы. В 1896 г. в Закарпатье было 123 почтовых отделения, но ни одного телефона. В 1907 г. построен первый театр в Ужгороде.

Вместе с тем в течение 1870-1913 гг. из закарпатских комитатов Австро-Венгрии в США официально выехало 180.000 чел., а нелегально - 400.000 человек. Другими странами выезда были Уругвай, Канада, Аргентина, Австралия.

Первая мировая война замедлила темп развития Закарпатья. В сентябре 1914 г. случился прорыв российских войск близ Ясиня, Рахова, Ужка, то же повторилось в конце октября 1914 г. в направлении на Ужок и Яблунецкий перевал. Было захвачено 15 сел - Волосянка, Ужок, Стужица, Статне, Люта, Воловець, Яловое, Гукливе, Скотарске, Студене и так далее. После распада Австро-Венгрии осенью 1918 г. многие закарпатцы выразили желание присоединиться к Украине, об этом четко было заявлено на съезде в Хусте 21 января 1919 г.

Но 10 сентября 1919 года Закарпатье официально вошло в состав Чехословацкой республики, а первым губернатором Закарпатья был назначен Георгий Жаткович. Город Ужгород стал административным центром края. Именно во времена Чехословацкой республики Закарпатье получило современное архитектурное и культурное воплощение: в 1921 году Ужгород получил лицензию на демонстрацию кинофильмов, в 1927 году здесь была создана первая в Європе цыганская школа, в 1929 году построен первый в Закарпатье аэропорт (в Ужгороде). Кстати, 29 февраля 1920 г. у конституции Чехословакии появилось название Подкарпатская Русь.

В 1920-е годы в Закарпатье существовало 60 газет, из которых: 22 издавались на венгерском языке, 10 на российском, 9 на русинском, 5 на еврейском, 4 на чешском, 4 на украинском и 6 двухязычных или даже трех. Но по решению Венского арбитража от 2 ноября 1938 г. часть Закарпатья была передана Венгрии. В другой части 15 марта 1939 г. было провозглашено новое государственное образование - Карпатская Украина, с центром в городе Хуст, а первым ее президентом стал Августин Волошин. Но это карпатское государство просуществовало совсем недолго, поскольку вскоре было оккупировано Венгрией. А уже в 1941 году Венгерское государство, в состав которого входило и Закарпатье, вступило во Вторую мировую войну.

К концу 1944 года бои подошли к Ужгороду. Война не принесла краю каких-либо существенных разрушений, хотя привела к значительным изменениям в структуре населения Закарпатья. Причиной этого было присоединение края к Венгрии. В военных действиях принимали участие части 4-го Украинского фронта под командованием генерала Петрова, которые осенью 1944 году завершили освобождение края. В боях за Закарпатье погибли свыше 10 000 советских солдат. Память о них берегут многочисленные памятники.

Период освобождения принес в жизнь края значительные изменения. Так, 26 ноября 1944 года состоялся первый съезд Народных комитетов, где был провозглашено Манифест о воссоединении Закарпатской Украины с Советской Украиной. А уже 29 июня 1945 года, в Москве, был подписан официальный договор о воссоединении Закарпатья с УССР. После этого начинается период нового развития Закарпатья: 18 октября 1945 года был открыт Ужгородский Государственный университет, в 1956 году была построена Теребле-Рицкая ГЭС (на 130 млн.кВт/год в год), в 1956 году пошел первый электровоз от Мукачево к Лавочному. Можно много еще о чем вспомнить, вот, например, что в 1946 году футбольная команда "Спартак" Ужгород стала Чемпионом Украины, или о том, что в июле 1990 года Ужгород стал местом проведения Всемирных детских олимпийских игр. Но именно в это время был нанесен значительный вред экологии Карпатских гор и культуре края. Были и другие негативные, а порой и трагичные последствия.


Но подошли 1990-е годы, и вскоре для Закарпатья наступила новая, хотя и тоже очень непростая реальность - в августе 1991 года было провозглашено образование нового независимого государства, которое теперь является одним из самых крупных государств Европы - Украины. Именно с новым периодом связаны такие важные события, как: решение о закрытии экоопасной Пистряловской РЛС, создание на Закарпатье специальной экономической зоны, проведение первого официального матча сборной Украины со сборной Венгрии по футболу, катастрофические наводнения и снегопады 1998, 1999, 2001 года, которые принесли человеческие жертвы, расширение количества высших учебных заведений, и наконец, встреча "Миллениума", двух тысячелетий, двух веков, двух эпох.

Что будет дальше - время покажет.

Источник: интернет-издание "Колыба. Портал про Закарпатье" (https://www.kolyba.org.ua)
Перевод с украинского - наш собственный.
Tuesday, June 25th, 2019
2:15 pm
Разведка и мороженое
В одной книжке об истории разведслужб СССР наткнулся я на днях на следующий любопытный эпизод, который, как мне кажется, тоже многое говорит о том, насколько все прогнило в Союзе нерушимом ближе к концу его существования.

В общем, в середине восьмидесятых годов ХХ века в конференц-зале штаб-квартиры советской внешней разведки прошла очередная партийная конференция. В президиуме сидели руководители разведки и курировавший ее представитель ЦК КПСС. Энергичный в "показухе", очередной начальник Управления "Т" (научно-техническая разведка), но не подлинно-реальный руководитель Управления, бодро докладывал о достижениях и результатах. А доложить ведь было о чем. Но почему-то он особо выделил работу над спецзаданием ЦК КПСС, которое требовало добыть за рубежом для применения в СССР как вы думаете чего?? Всего лишь технологию производства высококачественного мороженого. :) Мороженого, Карл!!! Ну, потенциал и возможности разведки задействовать на такую цель - это, по-моему, тоже самое, что из пушек по воробьям палить или наладить авиарейс сверхзвукового лайнера из Москвы в Хотьково . :))

Подуставшие от водянистых речей разведчики дремали или негромко обсуждали разные свои вопросы и дела.
Но вот после сообщения об успешном выполнении "спецзадания по мороженому" зал разразился бурными аплодисментами. Бывало и так во времена оны.
Friday, June 21st, 2019
7:51 pm
Москва середины и конца 1940-х годов. Детские фразочки, считалки, дразнилки
А ведь многое из этого передалось даже моим сверстникам, не иначе как через родителей соответствующего поколения, и повторялось-было слышно практически до самого начала 1990-х годов. Читаю и подкатывает сладкая волна воспоминаний - сразу приходят на ум собственные детство и юность, шалости, игры и даже мальчишеские потасовки... Эх, это было недавно - это было давно...

* * * * *

Никто из тогдашних московских школьников не мог себе представить, что сможет когда-нибудь отправиться в Африку. Для них тогда были открыты только Север и Восток. Не удивительно поэтому, что опоздавший на урок школьник, имевший о природе и животном мире Африки весьма туманное представление, в ответ на предложение учителя "слетать за родителями" заявил: "А я не жираф и летать не умею!"

В жизнь вместе с кинофильмами на многие годы входили услышанные в них словечки и фразы. Из фильма "Волга-Волга" вошло в жизнь "Спасайся, кто может! – А кто не может?", из "Котовского" – "Кто-то что-то сказал, или мне это показалось?" (эта фраза произносилась с "блатным" акцентом), из фильма "Сердца четырех" – "Я сматываю удочки!", а из "Подвига разведчика" – "Скажу вам как разведчик разведчику, что вы болван, Штюбинг!". Фразы эти и выражения постоянно употреблялись в разговорах и вызывали оживление.

В детских играх "водил" в игре тот, на кого выпадало последнее слово считалки. Произносивший считалку при каждом слове касался ладонью одного из играющих, в том числе и себя. Существовали, например, такие считалки: "На златом крыльце сидели: царь, царевич, король, королевич, сапожник, портной. Кто ты будешь такой?", "Дора-дора-помидора, мы в саду поймали вора. Стали думать и гадать, как нам вора наказать. Мы связали руки, ноги и пустили по дороге. Вор шел, шел, шел и корзиночку нашел. В этой маленькой корзинке есть помада и духи, ленты, кружево, ботинки – что угодно для души", а еще такая: "Вышел месяц из тумана, вынул ножик из кармана, буду резать, буду бить – все равно тебе водить". Существовала еще одна замысловатая считалка, состоящая из непонятных (кроме последнего) слов: "Эна дуна рэс. Финтер минтер жес. Эна дуна раба. Финтер минтер жаба".

Обходились и без считалок. Кто-нибудь выставлял руку ладонью вниз, а другие подставляли под ладонь указательные пальцы. Кого державший ладонь успевал схватить за палец, тот и водил.
Для тех, кто, несмотря ни на что, не желал "водить", существовала дразнилка: "Неотвожа – краснорожа, на татарина похожа, а татарин на свинью, хрю, хрю, хрю!"

Была популярной еще одна дразнилка. Начиналась она с имени того, кого ей дразнили, например: "Витька-дурак курит табак, спички ворует, дома не ночует".

При игре в прятки тот, кто водил, вставал лицом к стене, закрывал его по бокам ладонями и громко произносил: "Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать. Тот, кто за мной стоит, тому три кона водить», или просто: "Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать".

А стены домов, подъездов и туалетов были разрисованы и исписаны не только неприличными словами и рожами. Здесь были и "Вова плюс Света = любовь", и "Юрка – дурак". Карапузам делали "козу", расставив и шевеля безымянным и указательным пальцами и произнося с расстановкой: "Идет коза рогатая за малыми ребятами..." Когда лил дождь, кричали: "Дождик-дождик, перестань, мы поедем в Аристань, Богу молиться, Христу поклониться". Отпуская с руки в полет "божью коровку", говорили ей вслед: "Божья коровка, полети на небо, принеси нам хлеба, черного и белого, только не горелого".

Много слов находилось у детей тех лет для выражения похвалы, восторга: "клёво", "здоровски", "мировски", "ачка", "законно", "ништяк". Того, кто задавался, называли "фикстулой", от слова "фикстулить", задаваться, а обманщика называли "жухало". Взял что-нибудь и не вернул, значит "зажухал". Вместо "отстань" говорили "адзынь", а когда клялись в том, что говорят правду, – "честное ленинское!" или "честное сталинское!" или просто "сукой буду!". К слову "герой" прибавляли "портки с дырой", а к словам "сын полка" – "нос до потолка, уши до дверей, сам, как воробей". Слова "Внимание, внимание!" дополняли рифмами: "... идет на нас Германия с вилами, лопатами, бабами пузатыми".

Про умных говорили: "Профессор кислых щей", а про глупых: "Смотрит в книгу, а видит фигу". Когда удавалось кого-нибудь обмануть, то обманутого дразнили: "Обманули дурачка за (или „на“) четыре кулачка!"

В ссорах же дело доходило до таких выражений, как "гад", "сучий потрох", "п... гнойный", а также до употребления обидных кличек от остроумно-индивидуальных ( например, у одного мальчишки была кличка "аскарида „Б“„) до грязно-нецензурных. Заканчивалась ссора между мальчишками нередко вызовом: "Давай стыкнёмся!", то есть подеремся. Если ссора происходила в школе, то драка назначалась после уроков на школьном дворе или на переменке в уборной, в окружении толпы сочувствующих, болельщиков и просто зевак. Дрались кулаками до первой крови.

Источник: Г. В. Андреевский Повседневная жизнь Москвы в сталинскую эпоху. 1930-40 годы. М.: "Молодая гвардия", 2008 г., 447 с.
1:35 pm
Москва середины и конца 1940-х годов. Экзаменационные сочинения
Особым днем в жизни выпускников московских школ был день написания экзаменационного сочинения. Все десятиклассники Москвы писали его в один и тот же день. В послевоенные годы в Москве даже стала складываться традиция, когда на площади Пушкина собирались выпускники и их родители и вели оживленную беседу о темах предстоящего сочинения. Каждый хотел узнать их и строил всевозможные предположения на этот счет. Время от времени на площади появлялись личности, которые знали их совершенно точно, чуть ли не от заведующего Мосгороно или заместителя министра. Вокруг них сразу образовывалась толпа.

На выпускных экзаменах 1945 года десятиклассники писали сочинения на темы: "Мой друг, отчизне посвятим души прекрасные порывы", "Уж и есть за что, Русь могучая, полюбить тебя, назвать матерью", "Русские женщины по Некрасову", "Чем дорог Чехов советскому читателю".

В 1946 году на выпускном экзамене в десятых классах были предложены три темы: одна по роману Горького "Мать", другая – по "Слову о полку Игореве" и третья – свободная: "Мой друг, отчизне посвятим души прекрасные порывы". Оказалось, что последнюю тему выбрали немногие. Также и в 1947 году ученики восьмого класса предпочли писать сочинения на темы: "Барская Москва" и "Характеристика Митрофанушки", а не на тему "Как я понимаю дружбу и товарищество".

Свободные темы школьники вообще предпочитали избегать. То ли потому, что по ним шпаргалок не было, то ли потому, что рисковать не хотели. По "Горю от ума" Грибоедова писали сочинения на темы: "Роковая ошибка Софьи Павловны", "Муж-мальчик, муж-слуга" или "Покойники, которых забыли похоронить". А когда один мальчик поставил эпиграфом к своему сочинению фразу Чацкого "Я езжу к женщинам, да только не за этим", то ему чуть двойку не влепили. Молодой учительнице в этой фразе будущего декабриста послышалось нечто сомнительное, и она к тому же никак не могла найти для себя ответ на вопрос: "Зачем Чацкому было ездить к женщинам, если не за этим?"

Бывало, что темами школьных сочинений становились спектакли и кинофильмы, на которые водили свои классы преподаватели. Так, после просмотра фильма "Сын полка" ученики писали сочинение на тему "Ваня Солнцев – маленький патриот". О высоко идейной тематике сочинений тех лет говорят такие темы: "Кто у нас считается героем", "Героизм советского народа", "Да будь я и негром преклонных годов, и то без унынья и лени я русский бы выучил только за то, что им разговаривал Ленин", "Народу русскому пределы не поставлены", "Пускай нам общим памятником будет построенный в боях социализм" и др.

Увидеть все эти сочинения мы, к сожалению, не можем. Архивы их не сохранили, как не сохранили они и многое другое, что могло бы составить живой портрет прошедшей эпохи.

Источник: Г. В. Андреевский Повседневная жизнь Москвы в сталинскую эпоху. 1930-40 годы. М.: "Молодая гвардия", 2008 г., 447 с.
Wednesday, June 19th, 2019
5:31 pm
Идеологическое вещество и новые социалистические специальности
Хрестоматийные истории первой пятилетки в СССР состояли, как марксизм в ленинском определении, из трех частей: индустриализации (строительства экономического фундамента социализма), коллективизации (уничтожения той силы, которая порождает капитализм "постоянно, ежедневно, ежечасно, стихийно и в массовом масштабе»") и культурной революции (превращения советских граждан в советских людей). Как сказал рабочий судья в платоновском "Впроке" о бывшем дураке Пашке: "Капитализм рожал бедных наравне с глупыми. С беднотою мы справимся, но куда нам девать дураков? И тут мы, товарищи, подходим к культурной революции. А отсюда я полагаю, что этого товарища, по названию Пашка, надо бросить в котел культурной революции, сжечь на нем кожу невежества, добраться до самых костей рабства, влезть под череп психологии и налить ему во все дырья наше идеологическое вещество".

Самой заметной частью культуры были науки и искусства. Летом 1931 года молодой человек по имени Илья Збарский поступал на химический факультет МГУ (орден трудового Красного знамени, присужденный его отцу, известному медику, за увековечение тела Ленина, приравнивался к пролетарскому происхождению). Он подал документы на отделение органической химии, но ему сказали, что такой специальности не существует.

"... Ну что же, тогда, может быть, физической химии?
– Такой специальности тоже нет.
– Какие же специальности есть?
– Есть "инженер по производству серной кислоты", "инженер по производству анилокрасителей", "инженер по производству пластмасс", "инженер...
– Простите, но я имел в виду учиться химии.

– Нам нужны не кабинетные ученые, а специалисты, необходимые для социалистической промышленности."

Збарский хотел пойти по стопам отца, но не знал, какая инженерная специальность этому соответствует.

"Я пошел на биологический факультет университета. Оказалось, что такого не существует, есть зоологическое и ботаническое отделения. Когда я сказал, что хочу заниматься биологической химией, мне ответили, что такой специальности нет, а есть охотоведение (бывшая зоология позвоночных), рыбное хозяйство (бывшая ихтиология), борьба с вредителями (бывшая энтомология), физиология труда (бывшая физиология животных) и т. д. и физико-химическая биология. По-видимому, не могли придумать, во что ее переделать. Так как эта специальность показалась мне единственной, где сохранилась наука, я подал туда документы и был принят."

В других науках и искусствах молодые пролетарские специалисты непролетарского происхождения воевали со своими профессорами и – в борьбе за партийный патронаж и право определять ортодоксию – друг с другом. Урбанисты, дезурбанисты, конструктивисты, РАППовцы, АХРРовцы и инженеры по производству серной кислоты проектировали новый мир на развалинах старого. Решающим критерием успеха было одобрение со стороны ЦК партии. Самые успешные революции произошли в аграрной экономике (благодаря прямому вмешательству Сталина) и художественной литературе (вследствие ее чрезвычайной важности и благодаря прямому вмешательству Сталина).

В общем, преобразование наук и искусств и создание интегральной цензуры служили достижению главной цели культурной революции: влезть под череп психологии товарища Пашки и налить ему во все дырья большевистское идеологическое вещество.

Источник: Юрий Слезкин Дом правительства. Сага о русской революции. - М.: из-во Corpus, 2019.
Monday, June 17th, 2019
1:14 pm
Отцы и дети в былые времена
В 1909 году двадцатилетний Валериан Куйбышев – выпускник Сибирского кадетского корпуса, студент Томского университета и большевик с четырехлетним стажем, а впоследствии пламенный революционер, один из руководителей большевистской партии – был арестован за распространение запрещенных книг. Его отец, воинский начальник города Каинска (и, по воспоминаниям сына, "служилый человек" в традиции капитана Миронова из "Капитанской дочки"), был вызван к бригадному генералу Масленникову.

Как вспоминал сын, "В подавленном состоянии отец приехал в Омск и явился к генералу Масленникову. Сразу как он вошел, генерал набросился на него с руганью:

– Вы не умеете воспитывать своих детей, как же вы будете воспитывать своих солдат? Вы даете свой адрес для крамольной литературы. Это позор. Вас надо расстрелять.

Генерал Масленников кричал в продолжение получаса. Отец стоял навытяжку, руки по швам, не имея права возражать, пока говорит начальство.

Генерал Масленников, вдоволь накричавшись, вдруг делает паузу, закрывает лицо рукой и говорит:

– Вы переводитесь в Тюмень.

Надо сказать, что Тюмень значительно больший город, чем Каинск. Это означало повышение по службе. В Каинске отец был воинским начальником третьего разряда. Назначение в Тюмень делало его воинским начальником второго разряда.

Отец остолбенел:

– Ваше превосходительство, быть может, я ослышался?

– Вы переводитесь в Тюмень.

Снова пауза.

– У меня самого два сына в киевской тюрьме сидят."


* * *

Надо понимать, сидели сердечные не за кражи, не за дебоши и не за мошенничество во время игры в карты, а за то, что царя-батюшку не жаловали и перемен в обществе хотели. :))


Впрочем, еще в чуть более ранние времена на Руси бывали случаи, когда родители сочувствовали и даже помогали оппозиционно-революционной пропаганде детей. В сохранившихся донесениях полиции, например, упоминался профессор Ярославского лицея Духовской, который в начале 1870-х годов не только принимал у себя агитатора Сергея Ковалика, но и "познакомил его и, так сказать, ввел во внутреннюю жизнь студентов лицея". А еще полиции примерно в то же время был известен чембарский казначей Плетнев, который прочитал найденную им у сына-гимназиста книгу революционного содержания и прямо заявил на допросе, что теперь сам готовит сына "для народа".

Эх, как-то не подействовали на них пресловутые ДУХОВНЫЕ СКРЕПЫ :).


Источник: Юрий Слезкин Дом правительства. Сага о русской революции. - М.: из-во Corpus, 2019.
Friday, June 14th, 2019
6:24 pm
Диалекты украинского языка. Говорки, говоры и наречия
Язык - это душа народа, духовное богатство, неистребимая субстанция. Украинский общенародный, или
общенациональный язык является огромной незамкнутой системой систем. В нее входят отдельные другие подсистемы: украинские диалекты или диалектный язык, язык фольклора, язык художественной литературы.

Украинский литературный язык в своей системе имеет разнообразные функциональные стили - публицистический, эпистолярный, научный, официально-деловой, разговорно-бытовой. Не менее сложны и другие подсистемы
общенародного языка. Литературный язык имеет свою длинную и сложную драматическую историю.

Новый украинский литературный язык, зачинателями и основоположниками которого были И.Котляревский и Т.Шевченко, возник, родился, вырос из недр разговорного народного языка или территориальных диалектов. В его основе содержится средненадднепрянский диалект, а создали современные его нормы все говоры, в частности и говоры юго-восточного и юго-западного наречий украинского языка. Да, во второй половине XIX века даже сосуществовали два типа литературного языка: восточноукраинский и галицкий. Бесспорно, в структуру литературного языка вливались и говоры северного, или полесского, наречия. Теперь мы говорим о "современном украинском литературном языке", под которым обычно языковеды понимают период в пятьдесят лет. Следовательно, наречия украинского народноразговорного языка - это северное или полесское, юго-восточное и юго-западное. Каждое наречие состоит из отдельных диалектов, которые в свою очередь разделяются на еще
меньшие элементы - говоры и говорки.

Классик украинской литературы Иван Франко в 1907 г. в статье "Литературный язык и диалекты" писал о
важном и влиятельном факторе в развитии языка - пространстве: "...диалектные различия, зависящие от географического положения, этнографического соседства, более или менее отдельного образа жизни данной части народа, есть у каждого народа".

От Сяна и Буга на западе до Сиверского Донца на востоке, от Припяти на севере до Черного и Азовского морей на юге живет украинский народ. Украинцы компактно живут также и в Беларуси, и в Казахстане, и в
Российской Федерации. Каждый украинец, кто когда-нибудь хоть ненадолго выезжал из родного города или села в соседнее, а тем более в дальние места, знает, что говорят там хоть и на украинском языке, и все-таки немного по-другому, не так, как в его родном селе или городе. Даже в разных местностях по этому поводу
бытуют такие пословицы: "Что за сельцо, то и словцо", "Что за хата, то и
мысль", "Что за край, то и обычай". Следовательно, не везде в Украине говорят
одинаково. Территориальные или местные разновидности национального разговорно-народного языка называются говорками, говорами или диалектами, и наречиями. Наука, которая изучает территориальные проявления того или другого языка, называется диалектологией. Знатоки украинских говоров, ученые-диалектологи много сделали для изучения территориальных особенностей.

Граница между северным и южным наречиями проходит приблизительно по линии Владимир-Волынский-Луцк-Ровно-Новоград-Волынский- Киев-Прилуки-Конотоп и дальше по р. Сейм к границе с русским языком. Эту границу нельзя объяснить никакими другими причинами, кроме как лишь
самыми давними этническими границами, связанными с расселением восточнославянских племен.


Граница между юго-западным и юго-восточным наречиями проходит приблизительно по линии Фастов - Тетиев - к востоку от Умани - Первомайск - к Раздельной. Три современные украинские наречия определяются совокупностью фонетических, грамматических и лексических черт. В историческом плане между собой
соотносятся северное и юго-западное наречия. Все северные и большинство юго-западных говоров являются старожитными. Юго-восточное наречие классифицируется учеными как вновь созданное. Северное
наречие украинского языка на севере граничит с белорусским языком, на востоке - с
русским, на западе - с польским.

Юго-западное наречие украинского языка на юге граничит с молдавским, румынским и венгерским языками, на западе - со словацким и польским. Для юго-восточного наречия на севере и востоке соседом
является русский язык, на юго-западе молдавский и румынский.

В сфере фонетики юго-восточные и юго-западные говоры имеют немало общего и противопоставляются северному наречию, в сфере грамматики больше общего между северным и юго-восточным
наречиями, а юго-западные говоры им противопоставляются. В лексике каждое наречие приблизительно в одинаковой степени обнаруживает свою специфику.

Каждое наречие охватывает в свою очередь несколько говоров или диалектов. В состав северного входят такие говоры: западнополесский, среднеполесский и восточнополесский; к юго-западному: волынский, наднестрянский, надсянский, бойковский, закарпатский, лемковский, гуцульский, буковинский, покутский и подольский; к
юго-восточному: средненаднепрянский, слобожанский и степной.

Основу любого говора, его скелет представляют общенародные черты, свойственные всем или почти всем украинским говорам и литературному языку.

Нередко придется слышать, что диалект - это испорченый, изуродованный
литературный язык. Местный говор ни в одном случае нельзя рассматривать как "грубый, вульгарный язык" "простых необразованных людей", которые именно из-за отсутствия образования будто бы и испортили литературный язык. Такие рассуждения антиисторичны и не отвечают реальности. По подсчетам лингвистов, на земном шаре сейчас есть около 3600 языков, из которых лишь приблизительно 300 имеют письменность, то есть являются, несомненно, литературными, а все другие существуют в виде безписьменных языков или диалектов. Последние -
самые распространенные формы существования языка.


Источник: Етнографia України: Навч. посибн./За ред. проф. С.А. Макарчука. - Вид. 2-ге, перероб. і доп. - Львів: Світ, 2004. -- 520 с.

Перевод с украинского - наш собственный. :)
Wednesday, June 12th, 2019
5:50 pm
В снегах и на чужбине. Украинцы и строительство Санкт-Петербурга
Если верить исторической мифологии, а ей верят даже многие историки, Петербург стоит на костях. Украинцы добавляют: на украинских: "Сила наших козаков полегла, годами строили Петроград, и русская (в оригинале "московская") столица стоит на украинских костях», – утверждал в начале XX века приват-доцент Киевского университета Иван Огиенко.

За семьдесят лет до Огиенко Николай Костомаров писал в "Законе Божием", программном документе Кирилло-Мефодиевского общества, о "сотнях тысяч", что царь Петр погубил "в каналах и на костях их построил себе столицу". Более того, Костомаров говорит о гибели украинского казачества, так что "сотнями тысяч", видимо, он исчислял только козаков, погибших на строительстве, хотя на Украине в петровское время просто не было столько козаков. А соратник Костомарова по Кирилло-Мефодиевскому обществу Тарас Шевченко оплакивал страдания украинского народа, брошенного погибать в болотах Финляндии или Ингерманландии.

Як погнали на болото
Город будовати.
Як плакала за дітками
Старенькая мати.
Як діточки на Орелі
Лінію копали
І як у тій Фінляндії
В снігу пропадали

В наше время доказано, что массовая гибель на строительстве Петербурга – это в значительной степени миф. Смертность на строительстве Петербурга была не больше, чем на других стройках Петровского времени. Так, в 1706 году "из 529 плотников Петербургского адмиралтейства скончался один человек", еще 33 человека заболели, а пятеро бежали. За 1711–1712 годы в Петербурге из 2210 мастеровых умер 61 человек. Много это или мало? Во время строительства гребного флота на реке Воронеж смертность была вдвое выше.

Однако мифы живут до сих пор. При этом русский миф резко отличается от украинского. Русский – видимо, вариант древнего языческого мифа о строительной жертве: "Дело прочно, когда под ним струится кровь". В основе великого дела – кровавая жертва. А строительство града Петрова – великое дело. Как тут без великой крови? Но для русских Петербург – свой город, русский город. Поэтому кровь пролита недаром. А для украинцев это город – чужой. И кровь они пролили за чужое дело.

"Проклятый, лукавый" царь, "аспид голодный", засыпал финские болота благородными украинскими костями, на трупах замученных козаков поставил столицу.

Що ти зробив з козаками?
Болота засипав
Благородними костями;
Поставив столицю
На їх трупах катованих

Так обвиняет царя Петра тень наказного гетмана Павла Полуботка в поэме Тараса Шевченко "Сон". И это было далеко не первое и не самое страшное обвинение. Еще Пилип Орлик, бывший генеральный писарь Войска Запорожского, утверждал, что москали просто хотели истребить козаков, а потому и послали их на строительство Ладожского канала. Там одних козаков замучили непосильным трудом, других уморили голодом, третьих потравили гнилой мукой, смешанной с известкой и ящерицами.

На Ладоге, правда, Пилип Орлик никогда не был. Соратник Мазепы, политэмигрант, он скитался по Европе и пытался убедить европейские державы создать коалицию против России. Надеялся освободить "бедную отчизну нашу Украину от тяжкого и тиранского московского подданства". Так что слова Орлика – не свидетельство очевидца, а обычная политическая пропаганда.

Уже в конце XIX – начале XX веков для украинских историков, от Михайло Грушевского до Ивана Огиенко и Миколы Аркаса, гибель "многих тысяч" украинцев на строительстве станет аксиомой. И только самые добросовестные (тот же Грушевский) будут сомневаться: а точно ли царь Петр хотел погубить козаков, не случайно ли вышло? Время жестокое, людей не щадили...

Правда, неизвестно, сколько вообще было украинцев на строительстве Петербурга. Город строили люди и вольнонаемные, и подневольные – солдаты, государственные, дворцовые и даже помещичьи и монастырские крестьяне, посадские жители, набранные по царскому указу. В основном великороссы. Но были и татары, чуваши, мордва. Из переписки гетмана Мазепы с князем Меншиковым, первым губернатором Петербурга, известно, что на строительство города были отправлены запорожцы. Трудовая повинность была им наказанием – Сечь находилась в оппозиции все годы гетманства Мазепы: "Запорожцы ни послушания, ни чести мне не отдают, что имею с теми собаками чинити?" – жаловался гетман адмиралу Головину. Но в Петербурге запорожцы не задержались, а довольно скоро сбежали со стройки.

Несколько лучше известна судьба козаков малороссийских полков, трудившихся на другой, "соседней" стройке – на Ладожском канале. Канал строили двенадцать лет. Начали при Петре Великом, 22 мая 1719 года, а закончили в мае 1731-го уже при Анне Иоанновне.

Малороссийские козаки прибыли на Ладогу только в 1721-м, но именно в этот год случилось "моровое поветрие", погубившее много народу. В Малороссию вернулась едва треть козаков. Правда, далеко не все погибли именно на Ладоге. Смертность началась еще по пути из-за плохой организации похода (организацией занималась козацкая старшина). Болезни ("горячка и опухоль ног") продолжались и в 1722-м, о чем нам известно из жалобы в Сенат полтавского полковника И. Черныша (Черняка).

Некоторые современные исследователи подвергают это свидетельство (единственное более или менее достоверное свидетельство страданий козаков на строительстве канала) сомнению. По их мнению, Черняк, в сущности, писал донос на свое непосредственное начальство, да и сам был хорошо известным пьяницей. Не исключено, что именно от пьянства и скончался. Но пьянство само по себе не доказательство нечестности. Козаков, конечно, никто не морил голодом, не травил мукой с ящерицами. Напротив, за работу даже платили и, видимо, платили неплохо. По крайней мере, в исторической памяти жителей Русского Севера строительство канала осталось просто как выгодное предприятие: "Покуда Ладожскую канаву копали, пашпортов ни с кого не спрашивали: всякое звание приходи и копай. Многие разжились и разбогатели".

Но для козаков тяжелый труд в непривычном климате был суровым испытанием.

В 1724-м Петр произвел инспекцию канала и остался крайне недоволен Меншиковым, официальным руководителем работ, и Г. Скорняковым-Писаревым, подрядчиком канала. Новым подрядчиком был назначен Б. Х. Миних, который навел на стройке порядок и успешно достроил канал. После смерти царя Петра (1725) малороссияне уже не участвовали в строительстве. Более того, их не было на постройке канала уже в 1724 году. Значит, из двенадцати лет строительства Ладожского канала козаки работали только три года (1721–1723). Много ли их было? При Меншикове одновременно работало около 16 000 человек. Малороссияне, видимо, составляли около одной трети. Сенат ежегодно требовал 5 000 рекрутов из малороссийских полков. Если поверить полковнику Черняку, то в первый год погибло две трети, то есть более 3 000 человек. В последующие два года такой смертности уже не было. Но данных, которые позволили бы установить истинные потери малороссиян, не существует. В любом случае эти потери могли составить 4 000 или 5 000, но никак не 13 000, 20 000 или 30 000, как пишут некоторые украинские историки. Тем более не сотни тысяч. Подобной смертности не было на Ладожском канале ни при Меншикове, ни тем более при Минихе. Петр I, при всей своей жестокости, был слишком прагматичен, чтобы взять и устроить геноцид собственным подданным.

Другое дело, что малороссияне были подданными своеобразными. Они держались своих вольностей и, очевидно, не считали, что обязаны трудиться ради общего, государственного, имперского блага. Работа на канале была в их глазах таким же ненужным и бессмысленным делом, как война в Прибалтике или Финляндии. А Петербург станет для них воплощением ненавистного чухонского севера и всей Российской империи, которой они пусть и служили, но не считали своей.

Автор:Беляков С.С.

Источник: Беляков С. Тень Мазепы. Украинская нация в эпоху Гоголя. - М.: АСТ, 2015.
[ << Previous 20 ]
About LiveJournal.com