?

Log in

No account? Create an account
Страница страстей человеческих
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are the 20 most recent journal entries recorded in mikes68's LiveJournal:

[ << Previous 20 ]
Friday, June 21st, 2019
7:51 pm
Москва середины и конца 1940-х годов. Детские фразочки, считалки, дразнилки
А ведь многое из этого передалось даже моим сверстникам, не иначе как через родителей соответствующего поколения, и повторялось-было слышно практически до самого начала 1990-х годов. Читаю и подкатывает сладкая волна воспоминаний - сразу приходят на ум собственные детство и юность, шалости, игры и даже мальчишеские потасовки... Эх, это было недавно - это было давно...

* * * * *

Никто из тогдашних московских школьников не мог себе представить, что сможет когда-нибудь отправиться в Африку. Для них тогда были открыты только Север и Восток. Не удивительно поэтому, что опоздавший на урок школьник, имевший о природе и животном мире Африки весьма туманное представление, в ответ на предложение учителя "слетать за родителями" заявил: "А я не жираф и летать не умею!"

В жизнь вместе с кинофильмами на многие годы входили услышанные в них словечки и фразы. Из фильма "Волга-Волга" вошло в жизнь "Спасайся, кто может! – А кто не может?", из "Котовского" – "Кто-то что-то сказал, или мне это показалось?" (эта фраза произносилась с "блатным" акцентом), из фильма "Сердца четырех" – "Я сматываю удочки!", а из "Подвига разведчика" – "Скажу вам как разведчик разведчику, что вы болван, Штюбинг!". Фразы эти и выражения постоянно употреблялись в разговорах и вызывали оживление.

В детских играх "водил" в игре тот, на кого выпадало последнее слово считалки. Произносивший считалку при каждом слове касался ладонью одного из играющих, в том числе и себя. Существовали, например, такие считалки: "На златом крыльце сидели: царь, царевич, король, королевич, сапожник, портной. Кто ты будешь такой?", "Дора-дора-помидора, мы в саду поймали вора. Стали думать и гадать, как нам вора наказать. Мы связали руки, ноги и пустили по дороге. Вор шел, шел, шел и корзиночку нашел. В этой маленькой корзинке есть помада и духи, ленты, кружево, ботинки – что угодно для души", а еще такая: "Вышел месяц из тумана, вынул ножик из кармана, буду резать, буду бить – все равно тебе водить". Существовала еще одна замысловатая считалка, состоящая из непонятных (кроме последнего) слов: "Эна дуна рэс. Финтер минтер жес. Эна дуна раба. Финтер минтер жаба".

Обходились и без считалок. Кто-нибудь выставлял руку ладонью вниз, а другие подставляли под ладонь указательные пальцы. Кого державший ладонь успевал схватить за палец, тот и водил.
Для тех, кто, несмотря ни на что, не желал "водить", существовала дразнилка: "Неотвожа – краснорожа, на татарина похожа, а татарин на свинью, хрю, хрю, хрю!"

Была популярной еще одна дразнилка. Начиналась она с имени того, кого ей дразнили, например: "Витька-дурак курит табак, спички ворует, дома не ночует".

При игре в прятки тот, кто водил, вставал лицом к стене, закрывал его по бокам ладонями и громко произносил: "Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать. Тот, кто за мной стоит, тому три кона водить», или просто: "Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать".

А стены домов, подъездов и туалетов были разрисованы и исписаны не только неприличными словами и рожами. Здесь были и "Вова плюс Света = любовь", и "Юрка – дурак". Карапузам делали "козу", расставив и шевеля безымянным и указательным пальцами и произнося с расстановкой: "Идет коза рогатая за малыми ребятами..." Когда лил дождь, кричали: "Дождик-дождик, перестань, мы поедем в Аристань, Богу молиться, Христу поклониться". Отпуская с руки в полет "божью коровку", говорили ей вслед: "Божья коровка, полети на небо, принеси нам хлеба, черного и белого, только не горелого".

Много слов находилось у детей тех лет для выражения похвалы, восторга: "клёво", "здоровски", "мировски", "ачка", "законно", "ништяк". Того, кто задавался, называли "фикстулой", от слова "фикстулить", задаваться, а обманщика называли "жухало". Взял что-нибудь и не вернул, значит "зажухал". Вместо "отстань" говорили "адзынь", а когда клялись в том, что говорят правду, – "честное ленинское!" или "честное сталинское!" или просто "сукой буду!". К слову "герой" прибавляли "портки с дырой", а к словам "сын полка" – "нос до потолка, уши до дверей, сам, как воробей". Слова "Внимание, внимание!" дополняли рифмами: "... идет на нас Германия с вилами, лопатами, бабами пузатыми".

Про умных говорили: "Профессор кислых щей", а про глупых: "Смотрит в книгу, а видит фигу". Когда удавалось кого-нибудь обмануть, то обманутого дразнили: "Обманули дурачка за (или „на“) четыре кулачка!"

В ссорах же дело доходило до таких выражений, как "гад", "сучий потрох", "п... гнойный", а также до употребления обидных кличек от остроумно-индивидуальных ( например, у одного мальчишки была кличка "аскарида „Б“„) до грязно-нецензурных. Заканчивалась ссора между мальчишками нередко вызовом: "Давай стыкнёмся!", то есть подеремся. Если ссора происходила в школе, то драка назначалась после уроков на школьном дворе или на переменке в уборной, в окружении толпы сочувствующих, болельщиков и просто зевак. Дрались кулаками до первой крови.

Источник: Г. В. Андреевский Повседневная жизнь Москвы в сталинскую эпоху. 1930-40 годы. М.: "Молодая гвардия", 2008 г., 447 с.
1:35 pm
Москва середины и конца 1940-х годов. Экзаменационные сочинения
Особым днем в жизни выпускников московских школ был день написания экзаменационного сочинения. Все десятиклассники Москвы писали его в один и тот же день. В послевоенные годы в Москве даже стала складываться традиция, когда на площади Пушкина собирались выпускники и их родители и вели оживленную беседу о темах предстоящего сочинения. Каждый хотел узнать их и строил всевозможные предположения на этот счет. Время от времени на площади появлялись личности, которые знали их совершенно точно, чуть ли не от заведующего Мосгороно или заместителя министра. Вокруг них сразу образовывалась толпа.

На выпускных экзаменах 1945 года десятиклассники писали сочинения на темы: "Мой друг, отчизне посвятим души прекрасные порывы", "Уж и есть за что, Русь могучая, полюбить тебя, назвать матерью", "Русские женщины по Некрасову", "Чем дорог Чехов советскому читателю".

В 1946 году на выпускном экзамене в десятых классах были предложены три темы: одна по роману Горького "Мать", другая – по "Слову о полку Игореве" и третья – свободная: "Мой друг, отчизне посвятим души прекрасные порывы". Оказалось, что последнюю тему выбрали немногие. Также и в 1947 году ученики восьмого класса предпочли писать сочинения на темы: "Барская Москва" и "Характеристика Митрофанушки", а не на тему "Как я понимаю дружбу и товарищество".

Свободные темы школьники вообще предпочитали избегать. То ли потому, что по ним шпаргалок не было, то ли потому, что рисковать не хотели. По "Горю от ума" Грибоедова писали сочинения на темы: "Роковая ошибка Софьи Павловны", "Муж-мальчик, муж-слуга" или "Покойники, которых забыли похоронить". А когда один мальчик поставил эпиграфом к своему сочинению фразу Чацкого "Я езжу к женщинам, да только не за этим", то ему чуть двойку не влепили. Молодой учительнице в этой фразе будущего декабриста послышалось нечто сомнительное, и она к тому же никак не могла найти для себя ответ на вопрос: "Зачем Чацкому было ездить к женщинам, если не за этим?"

Бывало, что темами школьных сочинений становились спектакли и кинофильмы, на которые водили свои классы преподаватели. Так, после просмотра фильма "Сын полка" ученики писали сочинение на тему "Ваня Солнцев – маленький патриот". О высоко идейной тематике сочинений тех лет говорят такие темы: "Кто у нас считается героем", "Героизм советского народа", "Да будь я и негром преклонных годов, и то без унынья и лени я русский бы выучил только за то, что им разговаривал Ленин", "Народу русскому пределы не поставлены", "Пускай нам общим памятником будет построенный в боях социализм" и др.

Увидеть все эти сочинения мы, к сожалению, не можем. Архивы их не сохранили, как не сохранили они и многое другое, что могло бы составить живой портрет прошедшей эпохи.

Источник: Г. В. Андреевский Повседневная жизнь Москвы в сталинскую эпоху. 1930-40 годы. М.: "Молодая гвардия", 2008 г., 447 с.
Wednesday, June 19th, 2019
5:31 pm
Идеологическое вещество и новые социалистические специальности
Хрестоматийные истории первой пятилетки в СССР состояли, как марксизм в ленинском определении, из трех частей: индустриализации (строительства экономического фундамента социализма), коллективизации (уничтожения той силы, которая порождает капитализм "постоянно, ежедневно, ежечасно, стихийно и в массовом масштабе»") и культурной революции (превращения советских граждан в советских людей). Как сказал рабочий судья в платоновском "Впроке" о бывшем дураке Пашке: "Капитализм рожал бедных наравне с глупыми. С беднотою мы справимся, но куда нам девать дураков? И тут мы, товарищи, подходим к культурной революции. А отсюда я полагаю, что этого товарища, по названию Пашка, надо бросить в котел культурной революции, сжечь на нем кожу невежества, добраться до самых костей рабства, влезть под череп психологии и налить ему во все дырья наше идеологическое вещество".

Самой заметной частью культуры были науки и искусства. Летом 1931 года молодой человек по имени Илья Збарский поступал на химический факультет МГУ (орден трудового Красного знамени, присужденный его отцу, известному медику, за увековечение тела Ленина, приравнивался к пролетарскому происхождению). Он подал документы на отделение органической химии, но ему сказали, что такой специальности не существует.

"... Ну что же, тогда, может быть, физической химии?
– Такой специальности тоже нет.
– Какие же специальности есть?
– Есть "инженер по производству серной кислоты", "инженер по производству анилокрасителей", "инженер по производству пластмасс", "инженер...
– Простите, но я имел в виду учиться химии.

– Нам нужны не кабинетные ученые, а специалисты, необходимые для социалистической промышленности."

Збарский хотел пойти по стопам отца, но не знал, какая инженерная специальность этому соответствует.

"Я пошел на биологический факультет университета. Оказалось, что такого не существует, есть зоологическое и ботаническое отделения. Когда я сказал, что хочу заниматься биологической химией, мне ответили, что такой специальности нет, а есть охотоведение (бывшая зоология позвоночных), рыбное хозяйство (бывшая ихтиология), борьба с вредителями (бывшая энтомология), физиология труда (бывшая физиология животных) и т. д. и физико-химическая биология. По-видимому, не могли придумать, во что ее переделать. Так как эта специальность показалась мне единственной, где сохранилась наука, я подал туда документы и был принят."

В других науках и искусствах молодые пролетарские специалисты непролетарского происхождения воевали со своими профессорами и – в борьбе за партийный патронаж и право определять ортодоксию – друг с другом. Урбанисты, дезурбанисты, конструктивисты, РАППовцы, АХРРовцы и инженеры по производству серной кислоты проектировали новый мир на развалинах старого. Решающим критерием успеха было одобрение со стороны ЦК партии. Самые успешные революции произошли в аграрной экономике (благодаря прямому вмешательству Сталина) и художественной литературе (вследствие ее чрезвычайной важности и благодаря прямому вмешательству Сталина).

В общем, преобразование наук и искусств и создание интегральной цензуры служили достижению главной цели культурной революции: влезть под череп психологии товарища Пашки и налить ему во все дырья большевистское идеологическое вещество.

Источник: Юрий Слезкин Дом правительства. Сага о русской революции. - М.: из-во Corpus, 2019.
Monday, June 17th, 2019
1:14 pm
Отцы и дети в былые времена
В 1909 году двадцатилетний Валериан Куйбышев – выпускник Сибирского кадетского корпуса, студент Томского университета и большевик с четырехлетним стажем, а впоследствии пламенный революционер, один из руководителей большевистской партии – был арестован за распространение запрещенных книг. Его отец, воинский начальник города Каинска (и, по воспоминаниям сына, "служилый человек" в традиции капитана Миронова из "Капитанской дочки"), был вызван к бригадному генералу Масленникову.

Как вспоминал сын, "В подавленном состоянии отец приехал в Омск и явился к генералу Масленникову. Сразу как он вошел, генерал набросился на него с руганью:

– Вы не умеете воспитывать своих детей, как же вы будете воспитывать своих солдат? Вы даете свой адрес для крамольной литературы. Это позор. Вас надо расстрелять.

Генерал Масленников кричал в продолжение получаса. Отец стоял навытяжку, руки по швам, не имея права возражать, пока говорит начальство.

Генерал Масленников, вдоволь накричавшись, вдруг делает паузу, закрывает лицо рукой и говорит:

– Вы переводитесь в Тюмень.

Надо сказать, что Тюмень значительно больший город, чем Каинск. Это означало повышение по службе. В Каинске отец был воинским начальником третьего разряда. Назначение в Тюмень делало его воинским начальником второго разряда.

Отец остолбенел:

– Ваше превосходительство, быть может, я ослышался?

– Вы переводитесь в Тюмень.

Снова пауза.

– У меня самого два сына в киевской тюрьме сидят."


* * *

Надо понимать, сидели сердечные не за кражи, не за дебоши и не за мошенничество во время игры в карты, а за то, что царя-батюшку не жаловали и перемен в обществе хотели. :))


Впрочем, еще в чуть более ранние времена на Руси бывали случаи, когда родители сочувствовали и даже помогали оппозиционно-революционной пропаганде детей. В сохранившихся донесениях полиции, например, упоминался профессор Ярославского лицея Духовской, который в начале 1870-х годов не только принимал у себя агитатора Сергея Ковалика, но и "познакомил его и, так сказать, ввел во внутреннюю жизнь студентов лицея". А еще полиции примерно в то же время был известен чембарский казначей Плетнев, который прочитал найденную им у сына-гимназиста книгу революционного содержания и прямо заявил на допросе, что теперь сам готовит сына "для народа".

Эх, как-то не подействовали на них пресловутые ДУХОВНЫЕ СКРЕПЫ :).


Источник: Юрий Слезкин Дом правительства. Сага о русской революции. - М.: из-во Corpus, 2019.
Friday, June 14th, 2019
6:24 pm
Диалекты украинского языка. Говорки, говоры и наречия
Язык - это душа народа, духовное богатство, неистребимая субстанция. Украинский общенародный, или
общенациональный язык является огромной незамкнутой системой систем. В нее входят отдельные другие подсистемы: украинские диалекты или диалектный язык, язык фольклора, язык художественной литературы.

Украинский литературный язык в своей системе имеет разнообразные функциональные стили - публицистический, эпистолярный, научный, официально-деловой, разговорно-бытовой. Не менее сложны и другие подсистемы
общенародного языка. Литературный язык имеет свою длинную и сложную драматическую историю.

Новый украинский литературный язык, зачинателями и основоположниками которого были И.Котляревский и Т.Шевченко, возник, родился, вырос из недр разговорного народного языка или территориальных диалектов. В его основе содержится средненадднепрянский диалект, а создали современные его нормы все говоры, в частности и говоры юго-восточного и юго-западного наречий украинского языка. Да, во второй половине XIX века даже сосуществовали два типа литературного языка: восточноукраинский и галицкий. Бесспорно, в структуру литературного языка вливались и говоры северного, или полесского, наречия. Теперь мы говорим о "современном украинском литературном языке", под которым обычно языковеды понимают период в пятьдесят лет. Следовательно, наречия украинского народноразговорного языка - это северное или полесское, юго-восточное и юго-западное. Каждое наречие состоит из отдельных диалектов, которые в свою очередь разделяются на еще
меньшие элементы - говоры и говорки.

Классик украинской литературы Иван Франко в 1907 г. в статье "Литературный язык и диалекты" писал о
важном и влиятельном факторе в развитии языка - пространстве: "...диалектные различия, зависящие от географического положения, этнографического соседства, более или менее отдельного образа жизни данной части народа, есть у каждого народа".

От Сяна и Буга на западе до Сиверского Донца на востоке, от Припяти на севере до Черного и Азовского морей на юге живет украинский народ. Украинцы компактно живут также и в Беларуси, и в Казахстане, и в
Российской Федерации. Каждый украинец, кто когда-нибудь хоть ненадолго выезжал из родного города или села в соседнее, а тем более в дальние места, знает, что говорят там хоть и на украинском языке, и все-таки немного по-другому, не так, как в его родном селе или городе. Даже в разных местностях по этому поводу
бытуют такие пословицы: "Что за сельцо, то и словцо", "Что за хата, то и
мысль", "Что за край, то и обычай". Следовательно, не везде в Украине говорят
одинаково. Территориальные или местные разновидности национального разговорно-народного языка называются говорками, говорами или диалектами, и наречиями. Наука, которая изучает территориальные проявления того или другого языка, называется диалектологией. Знатоки украинских говоров, ученые-диалектологи много сделали для изучения территориальных особенностей.

Граница между северным и южным наречиями проходит приблизительно по линии Владимир-Волынский-Луцк-Ровно-Новоград-Волынский- Киев-Прилуки-Конотоп и дальше по р. Сейм к границе с русским языком. Эту границу нельзя объяснить никакими другими причинами, кроме как лишь
самыми давними этническими границами, связанными с расселением восточнославянских племен.


Граница между юго-западным и юго-восточным наречиями проходит приблизительно по линии Фастов - Тетиев - к востоку от Умани - Первомайск - к Раздельной. Три современные украинские наречия определяются совокупностью фонетических, грамматических и лексических черт. В историческом плане между собой
соотносятся северное и юго-западное наречия. Все северные и большинство юго-западных говоров являются старожитными. Юго-восточное наречие классифицируется учеными как вновь созданное. Северное
наречие украинского языка на севере граничит с белорусским языком, на востоке - с
русским, на западе - с польским.

Юго-западное наречие украинского языка на юге граничит с молдавским, румынским и венгерским языками, на западе - со словацким и польским. Для юго-восточного наречия на севере и востоке соседом
является русский язык, на юго-западе молдавский и румынский.

В сфере фонетики юго-восточные и юго-западные говоры имеют немало общего и противопоставляются северному наречию, в сфере грамматики больше общего между северным и юго-восточным
наречиями, а юго-западные говоры им противопоставляются. В лексике каждое наречие приблизительно в одинаковой степени обнаруживает свою специфику.

Каждое наречие охватывает в свою очередь несколько говоров или диалектов. В состав северного входят такие говоры: западнополесский, среднеполесский и восточнополесский; к юго-западному: волынский, наднестрянский, надсянский, бойковский, закарпатский, лемковский, гуцульский, буковинский, покутский и подольский; к
юго-восточному: средненаднепрянский, слобожанский и степной.

Основу любого говора, его скелет представляют общенародные черты, свойственные всем или почти всем украинским говорам и литературному языку.

Нередко придется слышать, что диалект - это испорченый, изуродованный
литературный язык. Местный говор ни в одном случае нельзя рассматривать как "грубый, вульгарный язык" "простых необразованных людей", которые именно из-за отсутствия образования будто бы и испортили литературный язык. Такие рассуждения антиисторичны и не отвечают реальности. По подсчетам лингвистов, на земном шаре сейчас есть около 3600 языков, из которых лишь приблизительно 300 имеют письменность, то есть являются, несомненно, литературными, а все другие существуют в виде безписьменных языков или диалектов. Последние -
самые распространенные формы существования языка.


Источник: Етнографia України: Навч. посибн./За ред. проф. С.А. Макарчука. - Вид. 2-ге, перероб. і доп. - Львів: Світ, 2004. -- 520 с.

Перевод с украинского - наш собственный. :)
Wednesday, June 12th, 2019
5:50 pm
В снегах и на чужбине. Украинцы и строительство Санкт-Петербурга
Если верить исторической мифологии, а ей верят даже многие историки, Петербург стоит на костях. Украинцы добавляют: на украинских: "Сила наших козаков полегла, годами строили Петроград, и русская (в оригинале "московская") столица стоит на украинских костях», – утверждал в начале XX века приват-доцент Киевского университета Иван Огиенко.

За семьдесят лет до Огиенко Николай Костомаров писал в "Законе Божием", программном документе Кирилло-Мефодиевского общества, о "сотнях тысяч", что царь Петр погубил "в каналах и на костях их построил себе столицу". Более того, Костомаров говорит о гибели украинского казачества, так что "сотнями тысяч", видимо, он исчислял только козаков, погибших на строительстве, хотя на Украине в петровское время просто не было столько козаков. А соратник Костомарова по Кирилло-Мефодиевскому обществу Тарас Шевченко оплакивал страдания украинского народа, брошенного погибать в болотах Финляндии или Ингерманландии.

Як погнали на болото
Город будовати.
Як плакала за дітками
Старенькая мати.
Як діточки на Орелі
Лінію копали
І як у тій Фінляндії
В снігу пропадали

В наше время доказано, что массовая гибель на строительстве Петербурга – это в значительной степени миф. Смертность на строительстве Петербурга была не больше, чем на других стройках Петровского времени. Так, в 1706 году "из 529 плотников Петербургского адмиралтейства скончался один человек", еще 33 человека заболели, а пятеро бежали. За 1711–1712 годы в Петербурге из 2210 мастеровых умер 61 человек. Много это или мало? Во время строительства гребного флота на реке Воронеж смертность была вдвое выше.

Однако мифы живут до сих пор. При этом русский миф резко отличается от украинского. Русский – видимо, вариант древнего языческого мифа о строительной жертве: "Дело прочно, когда под ним струится кровь". В основе великого дела – кровавая жертва. А строительство града Петрова – великое дело. Как тут без великой крови? Но для русских Петербург – свой город, русский город. Поэтому кровь пролита недаром. А для украинцев это город – чужой. И кровь они пролили за чужое дело.

"Проклятый, лукавый" царь, "аспид голодный", засыпал финские болота благородными украинскими костями, на трупах замученных козаков поставил столицу.

Що ти зробив з козаками?
Болота засипав
Благородними костями;
Поставив столицю
На їх трупах катованих

Так обвиняет царя Петра тень наказного гетмана Павла Полуботка в поэме Тараса Шевченко "Сон". И это было далеко не первое и не самое страшное обвинение. Еще Пилип Орлик, бывший генеральный писарь Войска Запорожского, утверждал, что москали просто хотели истребить козаков, а потому и послали их на строительство Ладожского канала. Там одних козаков замучили непосильным трудом, других уморили голодом, третьих потравили гнилой мукой, смешанной с известкой и ящерицами.

На Ладоге, правда, Пилип Орлик никогда не был. Соратник Мазепы, политэмигрант, он скитался по Европе и пытался убедить европейские державы создать коалицию против России. Надеялся освободить "бедную отчизну нашу Украину от тяжкого и тиранского московского подданства". Так что слова Орлика – не свидетельство очевидца, а обычная политическая пропаганда.

Уже в конце XIX – начале XX веков для украинских историков, от Михайло Грушевского до Ивана Огиенко и Миколы Аркаса, гибель "многих тысяч" украинцев на строительстве станет аксиомой. И только самые добросовестные (тот же Грушевский) будут сомневаться: а точно ли царь Петр хотел погубить козаков, не случайно ли вышло? Время жестокое, людей не щадили...

Правда, неизвестно, сколько вообще было украинцев на строительстве Петербурга. Город строили люди и вольнонаемные, и подневольные – солдаты, государственные, дворцовые и даже помещичьи и монастырские крестьяне, посадские жители, набранные по царскому указу. В основном великороссы. Но были и татары, чуваши, мордва. Из переписки гетмана Мазепы с князем Меншиковым, первым губернатором Петербурга, известно, что на строительство города были отправлены запорожцы. Трудовая повинность была им наказанием – Сечь находилась в оппозиции все годы гетманства Мазепы: "Запорожцы ни послушания, ни чести мне не отдают, что имею с теми собаками чинити?" – жаловался гетман адмиралу Головину. Но в Петербурге запорожцы не задержались, а довольно скоро сбежали со стройки.

Несколько лучше известна судьба козаков малороссийских полков, трудившихся на другой, "соседней" стройке – на Ладожском канале. Канал строили двенадцать лет. Начали при Петре Великом, 22 мая 1719 года, а закончили в мае 1731-го уже при Анне Иоанновне.

Малороссийские козаки прибыли на Ладогу только в 1721-м, но именно в этот год случилось "моровое поветрие", погубившее много народу. В Малороссию вернулась едва треть козаков. Правда, далеко не все погибли именно на Ладоге. Смертность началась еще по пути из-за плохой организации похода (организацией занималась козацкая старшина). Болезни ("горячка и опухоль ног") продолжались и в 1722-м, о чем нам известно из жалобы в Сенат полтавского полковника И. Черныша (Черняка).

Некоторые современные исследователи подвергают это свидетельство (единственное более или менее достоверное свидетельство страданий козаков на строительстве канала) сомнению. По их мнению, Черняк, в сущности, писал донос на свое непосредственное начальство, да и сам был хорошо известным пьяницей. Не исключено, что именно от пьянства и скончался. Но пьянство само по себе не доказательство нечестности. Козаков, конечно, никто не морил голодом, не травил мукой с ящерицами. Напротив, за работу даже платили и, видимо, платили неплохо. По крайней мере, в исторической памяти жителей Русского Севера строительство канала осталось просто как выгодное предприятие: "Покуда Ладожскую канаву копали, пашпортов ни с кого не спрашивали: всякое звание приходи и копай. Многие разжились и разбогатели".

Но для козаков тяжелый труд в непривычном климате был суровым испытанием.

В 1724-м Петр произвел инспекцию канала и остался крайне недоволен Меншиковым, официальным руководителем работ, и Г. Скорняковым-Писаревым, подрядчиком канала. Новым подрядчиком был назначен Б. Х. Миних, который навел на стройке порядок и успешно достроил канал. После смерти царя Петра (1725) малороссияне уже не участвовали в строительстве. Более того, их не было на постройке канала уже в 1724 году. Значит, из двенадцати лет строительства Ладожского канала козаки работали только три года (1721–1723). Много ли их было? При Меншикове одновременно работало около 16 000 человек. Малороссияне, видимо, составляли около одной трети. Сенат ежегодно требовал 5 000 рекрутов из малороссийских полков. Если поверить полковнику Черняку, то в первый год погибло две трети, то есть более 3 000 человек. В последующие два года такой смертности уже не было. Но данных, которые позволили бы установить истинные потери малороссиян, не существует. В любом случае эти потери могли составить 4 000 или 5 000, но никак не 13 000, 20 000 или 30 000, как пишут некоторые украинские историки. Тем более не сотни тысяч. Подобной смертности не было на Ладожском канале ни при Меншикове, ни тем более при Минихе. Петр I, при всей своей жестокости, был слишком прагматичен, чтобы взять и устроить геноцид собственным подданным.

Другое дело, что малороссияне были подданными своеобразными. Они держались своих вольностей и, очевидно, не считали, что обязаны трудиться ради общего, государственного, имперского блага. Работа на канале была в их глазах таким же ненужным и бессмысленным делом, как война в Прибалтике или Финляндии. А Петербург станет для них воплощением ненавистного чухонского севера и всей Российской империи, которой они пусть и служили, но не считали своей.

Автор:Беляков С.С.

Источник: Беляков С. Тень Мазепы. Украинская нация в эпоху Гоголя. - М.: АСТ, 2015.
Monday, June 3rd, 2019
5:41 pm
История Закарпатья. Основные вехи. Часть 2
В 1526 г. Янош Заполяи, становится князем Трансильвании - в состав которой вошли закарпатские комитаты Берег, Угоча, Марамарош. Австрия контролировала закарпатский комитат Унг. В это время и начались войны между католической Австрией и протестантской Трансильванией.

Но невзирая на то, что Трансильванское княжество, в состав которого входила большая часть Закарпатья, официально подчинялось Османской империи, венгерские князья никоим образом не желали подчиняться азиатскому влиянию. И вот уже в 1566 г. повторился поход турок на Закарпатье и Словакию. Были ограблены Берегово, Севлюш, Вары, Мочола, Кидьош, Астень, Дидово, Буча, Бигань, Береги, Косино, Квасово, Гута, Бене.

Закарпатье XVI - XVII веков - это в первую очередь край, где произошло зарождение массового движения народных мстителей - опришков. Особенно были известны своей деятельностью отряды опришков в селах Люта, Загорб, Поляна, Дубринычи, Ростока, Волосянка, среди атаманов опришков: Л. Варга, И. Сивохоп, О. Руснак, П. Орос, С. Форгач, Шотвош, Пинтя. Именно в закарпатском крае произошла первая забастовка в Угорщине (Венгрии): в 1551 г. солекопы Солотвина забастовали, покинули шахты и стали лагерем близ Нодь Баньи, они требовали улучшения своего положения и отмены смертной казни.

Вообще позднее средневековье ознаменовалось такими событиями в общественной и хозяйственной жизни края:

а). Начало промышленного выращивания греческого гороха, яблок и шелковицы. Распространение промышленных посадок кукурузы и клевера;

б). Массовое создание мануфактур, особенно в Березкой жупе, здесь было около 100 предприятий. В Берегове проживало и работало 11 портных, 19 сапожников, 5 бондарей, 4 гончара, 5 кузнецов, 5 меховщиков - всего 8 цехов. Ужанская жупа имела: железообрабатываюшие мануфактуры (Реметы, Анталовцы, Лумшоры), 20 лесопилен, мануфактуры по производству поташа и селитры. Жупа Марамарош славилась обработкой дерева и железа (Вишково, Крива, Буштино, Бычков), домнами и литьем (Косовская Поляна, Бутфалва), лесопильнями (Ясиня, Бычков, Усть-Чорна), производством обуви (Хуст). В жупе Угоча находился самый крупный бочарный цех;

в). Использование минеральных вод. В специальных углублениях в скалах нагревали раскаленными камнями минеральную воду, в которой лечились. Это были прообразы первых санаториев-курортов.

г). В крае уже насчитывалось 700 сел, где действовало около 40 школ. А города разделялись на: принадлежавшие частным владельцам - Мукачево, Берегово, Берега, Косино, Вары, Севлюш, Свалява, Нижни Ворота; казенные - Ужгород, Перечин, В. Березний; коронные - Вышково, Тячево, Хуст.

Но история не может идти по одной прямой, и вот уже в 1604-1606 гг. началось антигабсбургское восстание под руководством Иштвана Бочкаи, которое затронуло и три закарпатских комитата. Оно позже нашло свое продолжение в 1678-1685 гг., когда произошло венгерское национальное восстание под руководством князя Имре Текели против Габсбургов, где основной базой повстанцев снова было Закарпатье.

Кстати, приятным фактом является то, что в 1634 г. правительство Австрийской империи выделило для закарпатцев несколько мест в Трнавском университете. Но едва ли не самым главным событием ХVІІ века в Закарпатье было 24 апреля 1646 г., когда была провозглашена Ужгородская уния. В Ужгородском замке 63 православных священника признали объединение с католичеством. Таким образом произошло образование новой, греко-католической церкви в Закарпатье. Уже в 1689 г. вышел эдикт папы Александра VIII о присоединении католических общин исторического Закарпатья к Ватикану. А в 1696 г. в селе Марие-Повча (сегодня это место паломничества греко-католиков) впервые заплакала икона Девы Марии, сейчас эта икона находится в Вене (Австрия).

В 1690 г. перестало существовать Трансильванское княжество. Теперь уже все Закарпатье вошло в состав Австрийской империи. Но уже в 1703 г. началась освободительная война венгров против Австрии под предводительством князя Ференца II Ракоци. Сначала его поддержали только 6 тысяч человек, из которых лишь 800 были вооруженными. 7 июня 1703 г. состоялась первая памятная битва куруцев близ села Долге, потом 15 февраля 1704 г. повстанцы захватили замок в Мукачево. И хотя в 1708 г. в Березком комитате был принят закон об отмене крепостничества, а также сделано многие других позитивных сдвигов, восстание куруцев потерпело поражение от войск австрийцев-лабанцев.


В 1728 г. Мукачевско - Чинадиевская доминия перешла в руки графов Шенборнов (всего перешли 152 села, 4 города, 15 поселков, 14.000 человек). Именно с этой феодальной семьей была связана новая волна немецкой колонизации. Приехало свыше 200 ремесленников и специалистов по виноградарству, они заселили села Коропець, Березинку, Кучаву, Шенборн, Грабово, Пузняковцы.

Для начала XIX века был характерен экономический подъем. В Закарпатье начал развиваться капиталистический уклад, хотя еще и в рамках феодализма, появились первые фабрики.

(Окончание следует.)

Источник: интернет-издание "Колыба. Портал про Закарпатье" (https://www.kolyba.org.ua)
Перевод с украинского - наш собственный.
Friday, May 31st, 2019
7:59 pm
Между ассимиляцией и нацией: евреи Галиции во времена Габсбургов (1772-1918 гг.). Часть 3
Вследствие серии неудач во внешней политике, которые вылились в выход итальянских земель из-под власти Габсбургов и в провал акции по объединению немецких земель вокруг Австрии, Франц Йосиф принял решение о реформе государственного строя. Февральский патент 1867 года устанавливал в империи конституционный строй и окончательно отменял все ограничения относительно евреев. В результате политического компромисса Австрийская империя превратилась в дуалистическую Австро-венгерскую монархию.

Реформирование империи стало политическим импульсом для поляков. Отказавшись от начальных максималистских планов об образовании третьей, польской, части федерации, они сосредоточились на достижении широкой автономии для Галичины. Уже до конца 1860-х годов в австрийском правительстве была введена должность "министра по делам Галичины", на которую обычно назначались поляки. В то же время польский язык сменил немецкий в статусе главного языка галицийской администрации и образования.

Польские депутаты начали преобладать в Галицком сейме - автономном парламенте, который начал действовать с 1861 года. Для того, чтобы предотвратить доминирование одной национальной группы над другими в провинциях и уравновесить представительство разных народов в имперском парламенте, австрийская власть провела избирательную реформу. Со времени создания Галицкого сейма его члены сами избирали депутатов, которые представляли провинцию в австрийском Государственном совете. Это придавало галицкому представительству в Вене польский характер. В 1873 году такая система была заменена прямым мужским голосованием с имущественным цензом, что уже практиковалось на выборах в сейм.

До этого времени галицким евреям удавалось сочетать политическую лояльность к имперской власти и экономически взаимовыгодное сотрудничество с польской шляхтой. Новое электоральное законодательство поставило общину перед выбором. С одной стороны находились поляки, которые фактически контролировали власть в Галичине, с другой - империя, которой евреи были благодарны за приобретенные гражданские права. Иудеи сделали выбор в пользу австрийцев.

Расположение к государству и желание ограничить польское доминирование в Галичине объединило евреев с украинцами. Они стали политическими союзниками во время первых прямых выборов в Государственный совет. В мае 1873 года во Львове был создан Центральный избирательный комитет галицких евреев. Его представители заключили негласное соглашение с "Руским советом" - обществом, которое возникло в 1870 году для защиты гражданских прав галицких русинов.

Союзники решили повернуть на свою пользу особенности новой избирательной системы. Галичина была по географическому принципу разделена на избирательные округа. Каждый из округов в свою очередь делился на четыре курии: имений, городов, торговых палат и сельских районов. Избиратели каждой из курий избирали одного кандидата в Государственный совет. Согласно договоренностям, украинцы, когда их кандидаты не имели шанса быть избранными по городской курии, обязывались поддерживать еврейских выдвиженцев. Зато иудеи должны были побуждать своих одноверцев поддерживать украинцев в сельских округах, где последние представляли безусловное большинство.

По результатам выборов украинские кандидаты получили пятнадцать из двадцати семи мест, выделенных на сельские округа. Еврейские выдвиженцы получили только три из тринадцати городских мест. Поражение евреев в городах привело к дискуссиям в галицкой прессе. Евреи жаловались на политическую пассивность украинцев. По их словам, греко-католические священники, которые в то время представляли основу украинского политического движения, отказывались агитировать паству за еврейских кандидатов в городах. Украинцы объясняли низкие результаты евреев противодействием со стороны польских активистов. По свидетельствам украинских газет, поляки часто запугивали или подкупали украинских избирателей.

Поражение в 1873 году склонило лидеров еврейской общины к политическому союзу с поляками. Такое решение среди прочего было продиктовано страхом притеснений со стороны польской власти Галичины, поскольку уже в том же году польские активисты призывали своих сторонников к бойкоту еврейских товаров.

Украинские политики связывали дальнейшие победы поляков на выборах в Галицкий сейм и Государственный совет со стабильной поддержкой со стороны евреев. Польсько-еврейський союз основывался на стабильной поддержке польских землевладельцев со стороны еврейских арендаторов. Шляхтичи побеждали в сельских округах благодаря крестьянам, которые продавали свои голоса за колбасу и водку. В этой системе еврейские трактирщики были экономически зависимыми от помещиков, а потому участвовали в предвыборных злоупотреблениях под угрозой потерять работу.

Выбор между немецкой и польской культурами определял жизнь евреев Галичины до самого конца XIX века. Перед еврейской элитой стоял вопрос, как сделать своих одноверцев частью галицкого общества и при этом сохранить у них знание о собственной религии, истории и языке. Существование в империи сравнительной свободы слова, печати и собраний позволило перевести дискуссии об идентичности в клубы, читальни и на страницы газет. Выразителем общественного мнения галицких евреев стали организации с центрами во Львове.

(Продолжение следует.)

Автор: Евген Поляков, историк.

Источник: Проект "Україна". Австрійська Галичина / Упоряд. М. Р. Литвин; Гол. ред. О. А. Красовицкий. - Х.: Фоліо, 2016. - 410 с.

Перевод с украинского - наш собственный.
Thursday, May 30th, 2019
4:58 pm
Старый Львов. Первые кондитерские фабрики
У отдельных львовских кондитеров дела пошли так удачно, что они вскоре открыли и свои собственные кондитерские фабрики, где изготавливался шоколад, печенье, конфеты. Правда, "фабрика" звучит слишком громко, потому что в действительности эта фабрика была кондитерским цехом, который находился в самой цукерне. Вместе с этими карликовыми фабриками в начале 1880-х годов появились и крупные фабрики с большим объемом производства.

Старейшей кондитерской фабрикой была паровая фабрика сахара и медовиков Маврисия Брандштадтера на ул. Шептицких, 26, которая гордилась современной техникой и была в Галичине самой мощной, с 1921 г. она изменила свое название на "Фабрику сахаров, шоколада и какао “Бранка”".
В начале 1930-х г. на этой фабрике работало 450 рабочих и 32 администратора. Шоколад и конфеты "Бранки" получили большую известность, вскоре фабрика на ул. К. Людвика, 47, открыла свой фирменный магазин.

В 1874 г. на ул. Замарстыновской, 21, появилась паровая фабрика шоколада, какао, десертов и печенья Яна Рикера, в 1903 г. она превратилась уже в фабрику сиропов и сахаров.

С 1883 г. на пл. Марийской, 7, заработала фабрика Генрика Третера, который открыл свой фирменный магазин на ул. Сиктуской, 1. Когда в 1906 г. дом снесли, то в новом здании открылась кофейня "Авеню" и фабрика кондитера Чеславы Шайер.

В 1919 г. Ян Гефлингер выкупил у Моннэ цукерню на ул. Рутовского, 10, и превратил ее в фабрику сахаров и шоколада, но производил там также компоты, восточные сладости и бишкопты (бисквит). Гефлингер (1856–1909) был очень известным мастером, и его много раз избирали председателем кондитерского цеха, после его смерти производством занялся его сын Тадеуш Марьян.

А паны Гаммер и Циманд (Zimand) открыли на ул. Св. Мартина, 10, в 1910 г. фабрику под названием "Газет" — название состояло из первых букв их фамилий Н и Z. Здесь работало около двухсот рабочих и администраторов. И хотя фабрику советы конфисковали, но название фирмы еще некоторое время существовало, пока ее не переименовали в "Большевик". Под этим названием фабрика работала до 1962 года.

Выдающийся писатель Ян Парандовский, вспоминая свое львовское детство, писал: "Даже скромный магазин с конфетами манил издалека красным или голубым светом, из которого выходил святой Николай в окружении ангелов, неся мешки с шоколадом, а рогатый чертик крался сзади, грозя позолоченными рожками. Но только от улицы К. Людвика начиналась страна чудес. Большие цукерни превращали свои витрины в заколдованные леса, магические замки, заклятые пещеры. Деревья из шоколада родили сахарные фрукты, в аквариумах, игравших радужным ликером, плавали блестящие золотые рыбки, из сталактитового грота высовывал красную пасть дракон с миндальными зубами. А святой Николай тогда спускался по горной крутой тропинке, а то ступал Млечным Путем или заглядывал в маленькие домики, где сквозь освещенное окошко было видно спящего ребенка".

Вообще даже дух захватывает от количества кондитерских фабрик, существовавших во Львове. Фабрика карамели "Ядзя" на ул. Яновской, 11, фабрика шоколада "Дерби" (пл. Бильчевского, 3) и "Львовянка" (ул. Кобылянской, 2), Марьяна Кохмана (ул. Ягеллонского, 15), К. Юста (ул. Узкая, 6–8), фабрика медовиков Юзефа Циммера на ул. Лычаковской, 6.

А еще была фабрика халвы и восточных лакомств Жоржа Гавураса (ул. Шпитальная, 42). Халву Гавураса любил покупать Станислав Лем в фирменном киоске возле "Венской" кофейни. В его цукерне производились помадки в фирменных бархатных бонбоньерках с наклейкой на поверхности, изображавшей кувшин с цветами. Но перед Рождеством можно было купить помадки в форме заснеженных домиков. А перед Пасхой — в форме обсыпанных позолотой крупных яиц.

Между тем украинцы признавали только свою фабрику "Фортуна Нова" на ул. Кордецкого, 23. Ее создала Климентина Авдиковичева. Но о ней мы поговорим в следующий раз.

Источник: Винничук Ю. Кнайпы Львова. - Харьков: Фолио, 2015. - 530 с.
Перевод с украинского: Е. А. Концевич.
Monday, May 27th, 2019
6:11 pm
Художественная жизнь во Львове в конце XVIII - начале XIX века. Часть 3
Художники-иностранцы дали серьезный толчок для развития местной львовской школы, одним из ярких представителей которой был Ян Машковский. Ян Канты Игнацы Машковский (1794 - 1865) родился в селе Хоростково на Подолии. В 19 лет он переезжает во Львов, где в течение 6 лет занимался в рисовальной школе при университете. С 1818 по 1820 годы учился в Венской академии у Ф.- Г. Фюгера и Д.- Б. Лампи. В 1820 году посетил Рим, по дороге заехав еще и во Флоренцию, Венецию, а также в другие места. Художник задержался в Риме и покинул его лишь в 1824 году. Несколько месяцев он пробыл в Вене, а во Львов приехал уже в 1825 году, где в июне открыл свою персональную выставку в своей квартире. Он также выставлял свои картины в книжных магазинах Куна и Малинковского. В следующем году перебрался на Подолию, где прожил почти 6 лет. В 1830 году завел собственную мастерскую в городе Дубно, а осенью 1832 года навсегда вернулся во Львов. С 1834 по 1844 преподавал в рисовальной школе при университете, после ее закрытия давал частные уроки. В конце жизни художник жил в селе Борщовичи, недалеко от Львова, где и умер.

Когда Машковский возвратился во Львов, то в своих работах он обращался к разным жанрам: потрету, семейным сценам, исторической, религиозной, анималистической тематике, натюрморту. Также художник прибегал к технике литографии. Известные его работы того периода: "Портрет Франциска I", 1834 г. (существует предположение, что картина была написана по заказу общины города Станислава, ныне Ивано-Франковска, в Украине), "Портрет пейзажиста А. Лянге", 1837 г., "Портрет Юзефа Максимилиана Оссолинского", 1843 г. (ныне - Львовская национальная галерея искусств). Также он неоднократно писал свою семью, например, "Портрет Фредерики и Рафала Машковских" (1844-45 гг.). У художника было трое сыновей - Марцелий, Кароль, Рафал. Каждый из них пошел своим творческим путем. Рафал стал музыкантом, Кароль - известным математиком, преподавал в Инсбруке, Кракове, Львове, а также он был еще и резчиком, и художником-любителем. В 1867 он воглавил кафедру геометрии в Львовской политехнике, а в 1875-76 гг. был ректором этого учебного заведения. Марцелий, как и отец, занимался искусством - был рисовальщиком, литографом, художником и резчиком.

Наиболее многочисленными в наследии мастера являются портреты, в которых стилевые признаки классицизма тесно взаимосвязаны с чертами романтизма. Художник обращался и к бытовому жанру. В своей монографии "Генрик Родаковский" В. Козицкий говорит о Яне Машковском как о художнике, который заслужил себе славу не своим талантом, который явно проявился в его портретах, и не своими историческими работами, а главное - своими педагогическими способностями.

В то время наряду с А. Рейханом прославленным портретистом был Мартин Яблонский (1801 - после 1875 г.), родившийся в селе Глогов на Галичине в семье торговца книгами. Мартин с детства следил за за интересными явлениями в сфере литературы и искусства, поскольку его художественные способности проявились очень рано. Поначалу искусству он учился во Львове, затем совсем еще юным ездил совершенствовать свое мастерство, изучая творения мастеров прошлого в Вене, Варшаве, Кракове и постепенно стал высоко профессиональным художником. В 1820 году он вернулся во Львов и проработал там почти до конца жизни. Яблонский был известным и самобытным мастером портрета, и чаще всего художник писал погрудные портреты на нейтральном фоне. Ранние работы художника были посвящены в основном родным и знакомым, но уже в 1830-х годах Мартин Яблонский стал одним из самых модных портретистов Львова. Наиболее интенсивный период творчества Яблонского-портретиста - 1830-40-е годы, так как именно в то время была написана значительная часть его лучших произведений. Важной частью его творчества являются автопортреты. Яблонский стремился найти в обычной повседневности признаки внутреннего состояния портретируемого, не добиваясь "театрализации образа". Автопортреты художника самобытны и выразительны, они тесно связаны с традициями местной школы портретной живописи, и имеют много общих черт с тогдашними европейскими портретами. Кроме этого художник интересовался и литографией, а также рисовал графические портреты. Значительное место в творчестве художника занимала настенная живопись, им были написаны несколько образов для львовских костелов. В последние годы жизни Яблонский занимался религиозной живописью для провинциальных храмов. Этому предшествовала личная трагедия в жизни Мартина Яблонского: во время восстания в 1860-х годах года погибли жена и два сына художника. После этого он продал свое предприятие и покинул Львов.

Незадолго до смерти в 1876 г. вернулся во Львов.

Иллюстрация - Ян Канты Игнацы Машковский, автопортрет.

(Продолжение следует.)


Автор - Наталья Крокис

Источник: независимый культурологический журнал "Йи"
(http://www.ji.lviv.ua/n86texts/N86-F_K_V_Motsart.htm)

Перевод с украинского - наш собственный.
Saturday, May 25th, 2019
7:25 pm
Москва конца 1940-х - начала 1950-х годов. Развитие городского транспорта
В 1952 году было закончено строительство Кольцевой линии метро, больше стало трамвайных линий. В начале пятидесятых годов трамвайные рельсы достигли Черемушек, Химок и других отдаленных районов города, а электрички стали ходить из Москвы в Апрелевку, Новый Иерусалим, Голицыно и Крюково.

Летом, по воскресеньям, москвичи брали с боем поезда, отправлявшиеся к местам купаний. На станцию Левобережная по Октябрьской железной дороге они ехали не только в вагонах, но и на их крышах. На копоть и искры из паровозных труб никто не обращал внимания. Бывало, что некоторых из зазевавшихся сбивало во время прохождения составов под мостами и тоннелями, но и это никого не останавливало – так велика была в людях тяга к простым и доступным радостям: воде, воздуху и солнцу. Казалось, что сюда, к каналу Москва-Волга, съезжалась вся Москва. На берегу не оставалось ни одного свободного места, все было забито людьми. В воде тоже становилось тесно. Парни прыгали в воду с бакена, с маленькой деревянной пристани, с плотов и речных трамваев. По рекам тогда еще ходили колесные пароходы. Колеса у них ставили по бортам. Они шлепали по воде своими лопастями, а из труб валил густой черный дым. Стараясь разогнать купающихся, пароходы страстно гудели. Особенно сильный рев был у парохода, который назывался "Гражданка". Ходили по каналу и винтовые теплоходы, белые красавцы: "Иосиф Сталин", "Вячеслав Молотов", "Клим Ворошилов". Но москвичам всего было мало, они требовали, чтобы речные трамвайчики, как до войны, ходили в Коломенское и Крылатское.

Старая техника на улицах Москвы уступала место новой. В июле 1947 года в городе появились новые автобусы "ЗИС-154А". Они ходили от площади Свердлова (Театральная) до Белорусского вокзала и напоминали своим внешним видом троллейбусы. В них помещалось почти в два раза больше пассажиров, чем в старом автобусе – "ЗИС-16" (60 вместо 35). А в 1948 году в Москве появились новые, цельнометаллические трамваи. Они тоже были больше прежних и имели округлые формы.


Источник: Г. В. Андреевский Повседневная жизнь Москвы в сталинскую эпоху. 1930-40 годы. М.: "Молодая гвардия", 2008 г., 447 с.
2:55 pm
Москва конца 1940-х годов. Строительство
В ту пору Москва строилась и строилась капитально. Правда, не так быстро, как бы хотелось, так что жилищный кризис стал головной болью не только начальника жилищного управления Мосгорисполкома товарища Проферансова, но и всего правительства, причем на многие годы.

В 1948 году, когда в Моссовете обсуждался вопрос о жилищном строительстве, депутат Челикин призвал внедрять в строительство "поточно-скоростной метод", а лауреат сталинской премии и автор проекта дома с часами на площади Маяковского Чечулин сказал: "Мы должны застраивать центральные магистрали столицы величественными многоэтажными домами. Эти здания строятся по индивидуальным проектам".

В феврале 1949 года было принято решение о разработке нового плана реконструкции Москвы на предстоящие двадцать – двадцать пять лет. Война изменила взгляды руководителей страны на будущую Москву. От строительства Дворца Советов, во всяком случае на данном этапе, они отказались, но от желания видеть свой город красивым и солидным отказываться никто не собирался.

Новые дома строились с мусоропроводами, лифтами, раздельными санузлами, чуланами и прочими удобствами. Дома попроще возводили себе некоторые предприятия. Директор ЗИСа (завода имени Сталина) Лихачев из рабочих формировал бригады строителей и строил дома. Совершенствовалась и строительная техника. В 1948 году в Москве впервые был построен дом без возведения лесов. Его построили с помощью башенных кранов. Это дом 28 по Садово-Кудринской улице. Еще до заселения жильцов в нем были установлены телефоны.

Началось в Москве и возведение высотных зданий.

Кроме того, к 1950-му году планировалось завершить постройку Ново-Кировского проспекта, а также окружить новыми высокими зданиями Пушкинскую и Смоленскую площади, площади Белорусского и Рижского вокзалов.

Не все эти планы осуществились. И это даже хорошо. Не был, в частности, построен 32-этажный дом в Зарядье. (На его месте возвели потом гостиницу "Россия".) А то ведь высота этого здания вместе со шпилем должна была достичь двухсот восьмидесяти метров, это в четыре раза выше Спасской башни! Можно себе представить, как бы заслоняла своим видом эта громадина Кремль! Зато было сделано много другого, действительно нужного.



Источник: Г. В. Андреевский Повседневная жизнь Москвы в сталинскую эпоху. 1930-40 годы. М.: "Молодая гвардия", 2008 г., 447 с.
Friday, May 24th, 2019
3:29 pm
Москва конца 1940-х годов. Эксперименты и нововведения
Вообще страсть к экспериментам и нововведениям в москвичах и вообще россиянах иногда пробуждается необычайная. Так случилось и после войны. В 1947 году Иосиф Виссарионович Сталин дал указание колхозникам Подмосковья выращивать арбузы и дыни. Газеты запестрели заголовками типа: "Арбузы и дыни на полях Подмосковья", советами старых бахчеводов, рапортами тружеников сельского хозяйства и их фотоснимками на фоне астраханских арбузов и чарджоуских дынь. В соответствии с мудрыми указаниями вождя бахчи появились даже на Грайвороновских полях аэрации в Текстильщиках. Местные мальчишки уже готовили на них набеги, но скудная подмосковная земля и в меру теплое солнце не позволили осуществиться столь заманчивым и смелым мечтам. Арбузы в Москву продолжали завозить из Астрахани, а дыни – из Средней Азии.

В 1949 году о подмосковных бахчах просто забыли, зато весной на улице Горького (Тверской), от Пушкинской площади до Белорусского вокзала и по левой стороне от здания Моссовета до Центрального телеграфа, высадили многолетние липы. Москва вообще в послевоенные годы во время цветения лип источала медовый аромат. Особенно сильно он ощущался на бульварах, где над головами гуляющих нависали пышные кроны лип. В скверах после войны снова стали высаживать цветы. Охранять их поставили специальных комендантов, которых набирали за небольшую плату из пенсионеров.

19 апреля 1948 года в парке Горького открылась бильярдная на пятнадцать столов, в которой с одиннадцати утра до двенадцати ночи москвичи "катали шары", а в мае того же года, после капитального ремонта, заработал кинотеатр "Форум". На его экране всеми красками радуги засветился фильм "Сказание о земле Сибирской". Еще летом 1947 года по Измайловскому пруду стал ходить пароходик "Пионер" с каютой на тридцать человек, а в 1948 году в доме 28 по Арбату открылась лечебница "Медпиявка", в доме 35 – кафе "Мороженое". В стране заговорили о грядущем изобилии товаров и продуктов (которого так, правда, и не случилось). В кондитерском магазине в Столешниковом переулке в продаже появился торт "Рог изобилия". Рог был шоколадный и из него на поверхность торта, как звуки из граммофонной трубы, текли струи разноцветного крема. Жизнь в стране действительно постепенно и мало-помалу становилась лучше.


Источник: Г. В. Андреевский Повседневная жизнь Москвы в сталинскую эпоху. 1930-40 годы. М.: "Молодая гвардия", 2008 г., 447 с.
10:33 am
Любимая кошка пророка Мухаммеда
Многие деятели христианства в самые разные времена и в различных странах относились к кошкам с подозрением. В течение столетий несчастное животное обвиняли в самых разных преступлениях, от кражи дыхания новорожденных до службы дьяволу. Ислам, однако, придерживается другой точки зрения. Кошка ценилась настолько высоко, что ей даже было позволено заходить в мечеть.

Кошки добились такого почетного и привиллегированного статуса благодаря Муэззе (Муиззе), любимой кошке пророка Мухаммеда. Как рассказывает одно из преданий, однажды его верная питомица мирно спала на одном из рукавов одеяния и как раз в это время Мухаммеда позвали на молитву. Чтобы не беспокоить свою любимицу, Мухаммед просто отрезал этот рукав. Когда же он вернулся после молитвы, Муэзза поклонилась и помурлыкала перед своим хозяином, а он в ответ трижды погладил ее по спине. Это благословение пророка обеспечило ей место в вечности.

Согласно другим рассказам, Мухаммед как-то проводил богослужение в своем доме, когда у него на колене примостилась Муэзза. Увы, нет точных сведений о том, какой именно породы была любимая кошка пророка. Однако любители кошек со всего мира высказывают самые разные мнения по этому поводу, называя варианты от ангорской до абиссинской пород.


Источник: Sam Stal 100 Cats Who Changed Civilization. History`s Most Influential Felines. - Philadelpia: Quirk Books, 2007, 176 pp.

Перевод с английского - наш собственный. :)
Wednesday, May 22nd, 2019
7:46 pm
Самая древняя кошачья кличка
Сейчас широко распространено мнение, что домашние кошки произошли от африканской дикой кошки, полосатого существа, научное название которого Felis Silvestris Libyca, жившего в том числе по берегам Нила. В тех местах первые земледельцы были очень озабочены тем, как сохранить запасы зерна от крыс и мышей, а потому очень были рады, когда изящные и гибкие хищники обосновались у их амбаров в поисках легкой и вкусной добычи.

Постепенно эти ловкие охотницы за мышами не только были одомашнены, но и заняли определенное и довольно почетное место в египетской культуре в целом. В египетском пантеоне небожителей была даже богиня Баст, которая считалась богиней радости, веселья и любви, женской красоты, плодородия, домашнего очага и кошек, и изображалась в виде кошки или женщины с головой кошки. Ну а еще одна богиня, Сехмет, считалась не только покровительницей кошачьих, но и более зловещей, обладавшей характером, не поддающимся контролю. Кошки и родственные им животные почитались в Египте как вестники богов, а потому убийство их считалось табу. Те же, кто ненароком убивал или даже просто ранил кошку, очень рисковали стать жертвой разъяренной толпы. Домашних кошек всячески нежили и баловали, на их уши вешали дорогие серьги, на шеи надевали дорогие ошейники, а после смерти их часто мумифицировали и с почетом провожали в мир иной. Уже в наше время по всему Египту в результате археологических раскопок были обнаружены сотни тысяч кошачьих мумий.

Но в то же время сравнительно мало что известно о конкретных кошках и их судьбах. Предполагается, что до поры до времени большинство кошек даже не имело прозвищ. К ним обращались просто - "мау", что буквально означало "тот, кто мяукает".

И вот именно аспект имени и делает некую кошку (или все-таки котика, точно мы не знаем), жившую и умершую во времена правления фараона Тутмоса III (1479 - 1425 гг. до н.э.), столь уникальной. Просто эту кошку называли Неджем ( что означало "милая", дорогая" или,может быть, "звезда"). Неджем упоминается в надписи на стене гробницы чиновника низкого уровня по имени Пуимр, находящейся в окрестностях древнего города Фивы.

Увы, о Неджем мало что известно, кроме того, что Пуимр, должно быть, очень ее (или его) любил. Даже жаль, что Пуимр так никогда и не узнал о величии той благодарности, которую он выразил своей питомице. Стремясь сохранить ее кличку в памяти последующих поколений, он сделал ее (или его?) первой кошкой в письменной истории, которую мы можем называть по имени.



Источник: Sam Stal 100 Cats Who Changed Civilization. History`s Most Influential Felines. - Philadelpia: Quirk Books, 2007, 176 pp.

Перевод с английского - наш собственный. :)
Monday, May 20th, 2019
4:00 pm
Как кот Снежок помог раскрыть убийство
Благодаря достижениям современной науки при расследовании преступлений помощь следственным органам может прийти из довольно неожиданных источников. Например, не так и давно был случай, когда невольным помощником полицейских... выступил обычный домашний кот.

В 1994 году на канадском острове Принца Эдварда были обнаружены останки некоей Ширли Дугуай, захороненной в неглубокой яме. Расследованием занялись сотрудники Канадской Конной полиции. Они обратили особое внимание на пропитанную кровью кожаную курточку в пластиковой сумке, зарытой вместе с телом. К сожалению, вся кровь оказалась приналежавшей только Ширли, а потому не могла дать каких-либо "зацепок" относительно личности убийцы. Однако дальновидные полицейские эксперты решили повнимательнее присмотреться к еще одной находке в вещах покойной Ширли: 27 белым волоскам, предположительно кошачьей шерсти. После этого полицейские выяснили, что бывший гражданский муж Ширли, Дуглас Бимиш, проживал не так уж и далеко от места обнаружения тела, на ферме вместе со своими родителями - и что самое интересное, у них в хозяйстве среди прочей живности обитал еще и белый кот по кличке Снежок (Snowball).

Дальнейшее уже было делом науки и техники. Полицейские раздобыли пробу крови Снежка, надеясь сравнить ее с образцами ДНК из волосинок на вещах Ширли. Однако вскоре выяснилось, что до той поры практически никто не занимался такого рода анализами. После ряда безуспешных звонков и запросов в самые разные места и учреждения, следователи решили обратиться к едва ли не единственным людям на планете, способным им помочь, к сотрудникам лаборатории геномного разнообразия в Национальном институте рака в Фредерике, штат Мериленд, США, которые к тому времени уже разработали карту кошачьего генома.

Ранее господа ученые никогда не принимали участие в расследованиях по уголовным делам, а потому полицейским потребовались некоторое время и умение убеждать, чтобы уговорить их ввязаться в эту затею. Однако после достижения договоренности, ученые смогли быстро выделить генетический код в волосках из куртки и сопоставить его с тем кодом, который был выделен из пробы крови, взятой у Снежка. Доказательство и экспертное заключение генетиков помогли установить истину и наказать виновного - Бимиш был признан виновным в убийстве и отправлен в тюрьму на долголетний срок. Это дело создало прецедент для возможности использования ДНК котов и кошек в установлении преступников по уголовным делам. Позднее Департамент юстиции США выделил грант размером 265 000 долларов для создания Национальной базы данных генетики кошачьих. Активно ведутся работы по совершенствованию технологии, которая поможет судебно-медицинским лабораториям по всему миру идентифицировать волоски кошачьей шерсти, найденные на месте того или иного преступления, с шерстью того или иного животного. В общем, благодаря коту Снежку и незадачливому Бимишу преступники (около трети из которых владеют собственными домашними питомцами) могут быть теперь изобличены из-за своих мохнатых четвероногих друзей.


Источник: Sam Stal 100 Cats Who Changed Civilization. History`s Most Influential Felines. - Philadelpia: Quirk Books, 2007, 176 pp.

Перевод с английского - наш собственный. :)
Thursday, May 16th, 2019
2:40 am
Джим Моррисон как певец своих песен
Вообще-то сам термин "певец своих песен (бард)" был придуман, чтобы дать название желанию Джеймса Тейлора и Йони Митчелл, поп-музыкантов, стремившихся быть еще и поэтами.

Если исходить из этого определения, то Джим Моррисон тоже был бардом, и даже в некотором смысле он был более подлинным поп-поэтом, чем Тейлор или Митчелл. Последнюю часть предыдущего десятилетия, 1960-х гг., Моррисон провел, сочиняя свою собственную версию свободной поэзии, шокировавшую многих использованием грубых выражений в качестве магических формул творчества, а также пытаясь создать еще один пример поэта-бунтаря (типа Рембо) - что означало жить напряженно, умереть молодым (или, по крайней мере, ФОРМАЛЬНО МОЛОДЫМ) и оставить потомкам прекрасный труп (то есть, умереть красиво).

Это, собственно, Моррисон и сделал в Париже 3 июля 1971 года в Париже, хотя, строго говоря, его смерть и не была такой уж красивой: в свидетельстве о смерти было сказано просто и ясно - "острая сердечная недостаточность".

Автор: Кен Такер, журналист, музыкальный критик, рецензент книг (США).
Источники: Rock of Ages. The Rolling Stone History of Rock and Roll. - Penguin Books, 1988.
Перевод с английского - наш собственный. :)


https://www.youtube.com/watch?v=PB_ZYE3qtXs

https://www.youtube.com/watch?v=mbj1RFaoyLk
Tuesday, May 14th, 2019
5:26 pm
Джон Денвер. Спокойный и экологичный путь к славе
Одним из популярных сингловых артистов начала 1970-х годов был Джон Денвер, исполнитель своих песен родом из штата Нью-Мексико. Его восхождение к вершине славы началось еще в 1960-е годы, когда ему предложили присоединиться к сверхпопулярной фолкгруппе the Chad Mitchele Trio. Покинув трио в 1969 году, Денвер почти сразу же написал хит для еще одного весьма известного трио "Питер, Пол и Мэри" - Leavin on a Jet Plane. Собственная же карьера Денвера в качестве записывателя пластинок началась в 1971 году, когда вышел его сингл Take me Home, Country Roads, ставший золотым. Именно эта песня определила его стиль: теплый, пронзительный вокал, спокойные мелодии в стиле кантри-поп и тексты, в которых всячески проповедывались прелести и преимущества сельской жизни.

Вместе со своии круглым, правильным лицом, круглыми очками и широкой улыбкой Денвер стал постхипповым секс-символом, а вышедшие позднее пластинки и те телепередачи, в которых Денвер принимал участие, только упрочили его популярность.

Вышедший в 1974 году альбом величайших хитов десять раз становился платиновым, а написанная для жены песня Annie’s Song дошла до первого места в Billboard Hot 100.

Правда, после триумфа середины 1970-х годов Денвер стал записываться гораздо реже. Он изредка играл в кино, служил в качестве поэта-лауреата штата Колорадо, но большую часть времени посвящал борьбе за экологию. После Чернобыльской катастрофы выступал в Киеве, написал песню про Пискарёвское кладбище: Let Us Begin (What Are We Making Weapons For?). Видимо, он чувствал, что у него осталось мало времени. Увы, так оно и случилось - 12 октября 1997 года Джон Денвер погиб в Калифорнии при катастрофе находившегося под его управлением экспериментального самолёта. Ему было всего 53 года.

Считается, что за свою карьеру Джон Денвер записал более 300 песен, большинство из которых сам же и написал.


Автор: Кен Такер, журналист, музыкальный критик, рецензент книг (США).

Источники: Rock of Ages. The Rolling Stone History of Rock and Roll. - Penguin Books, 1988.
Перевод с английского - наш собственный. :)

Материалы Википедии.



https://www.youtube.com/watch?v=DKy-RrhszN0

https://www.youtube.com/watch?v=4LfjdfOFCVY

https://www.youtube.com/watch?v=INovhv3dhF8
Monday, May 13th, 2019
4:44 pm
Бурунди в колониальный период. Владычество Германии и Бельгии
В доколониальную эпоху королевство Бурунди заметно расширилось в результате военных завоеваний в начале XIX века в годы правления Нтаре Ругамбы (около 1800 - 1850), а во время правления короля Мвези Гисабо (1850 - 1908) в королевстве происходил процесс стабилизации и консолидации этих приобретений, но вскоре регион оказался на переднем крае европейской империалистической экспансии. Все началось, казалось бы, с безобидной вещи - создания в 1879 году группой католических миссионеров из Общества миссионеров Африки, также известных как Белые Отцы, миссионерской станции на берегу озера Танганьика в окрестностях современного города Румонге. Хотя эта местность и не находилась под прямым контролем королевства Бурунди, однако она все же была в рамках орбиты политических интересов королевства. Эта миссионерская станция просуществовала недолго: в 1881 году, в результате конфликта с местным властителем Бикари из-за попытки миссионеров спасти одного из его подданных от того, что они посчитали одной из форм рабства, миссию просто-напросто сожгли, а миссионеров изгнали. Но несмотря на эту потерю, Белые Отцы продолжили попытки по развитию своей деятельности как в окрестностях королевства, так и уже на самой его территории. В 1896 году королю Мвези Гисабо пришлось столкнуться с новым проявлением проникновения европейцев в пределы королевства: на северной оконечности озера был создан германский военный пост. Наиболее ранние из известных переговоров между королем и германскими офицерами состоялись в 1899 году и проходили во вполне дипломатичном, даже дружелюбном тоне. Но затем к процессу подключились менее дружелюбные и более воинственные германские офицеры, которые предпочли забыть о дипломатичности. В 1902 году германский офицер затеял жестокую и разрушительную кампанию против Мвези с целью заставить его покориться. Эта кампания, которая велась при помощи некоторых личных врагов Мвези Гисабо, вылилась в кровавую охоту за населением холмов Бурунди. В 1903 году, когда его королевство оказалось разграблено, а многие из подданных приняли участие в открытом мятеже, Мвези решил сдаться своим преследователям. Однако случился неожиданный поворот - власть Мвези от этого только укрепилась. Дело в том, что германский офицер, затеявший поход против королевства и вынудивший Мвези к сдаче, действовал на собственный страх и риск, прямо нарушая приказы колониального губернатора в далеком Дар эс Саламе, чья политическая стратегия основывалась на необходимости создания отношений сотрудничества с африканскими лидерами. Вскоре победитель Мвези был отозван, а присланный ему на смену офицер начал работу по укреплению власти Мвези. Странно, но факт - немцы, которые до сей поры стремились разрушить власть Мвези, теперь защищали его. Кроме того, король мог повлиять на решение послать германские военные экспедиции против не желавших сотрудничать региональных лидеров. Также с германской помощью Мвези восстановил свое влияние на всей территории королевства своего отца, а в некоторых местах даже присоединил те регионы, которые ранее не находились под его контролем.

В 1906 году, когда германская оккупация поменяла свой характер с военного на гражданский, король и германские поселенцы в Усумбуре наладили пусть и довольно неустойчивое, но взаимодействие. Оно просуществовало до 1908 года, когда престарелый король, что называется, ушел в мир иной. После кончины Мвези и коронации юного короля Мутаги (1908 - 1915) сотрудничество разрушилось. Прежде всего, потому что Мутага был королем только по названию. Фактически все дела в королевстве контролировали его мать Ририкумутима и его дядя по отцу Нтаругера, оба склонные к жадности и в то же время к проницательности. В это время многие региональные лидеры, даже принцы по происхождению, обнаружили, что их позиции пошатнулись в результате в результате смены фаворитов при дворе, а потому обратились за помощью к германцам. На основе их энергичной критики и политической информации, германские поселенцы и чиновники поделили округ Урунди на три политических зоны, в зависимости от степени лояльности центральному королевству, или, наоборот, тяги к автономии от него. В этом нестабильном политическом контексте немцы стремились интегрировать округ Урунди в развивающуюся структуру своей обширной восточноафриканской колонии. Они построили ряд сторожевых постов, с помощью которых надеялись контролировать отношения с местными племенами, а также переместили окружные учреждения ближе к географическому центру страны. Чтобы подготовить население к экономической программе, основанной на интересах крестьянства, немцы ввели деньги и налоги. Для того чтобы связать Урунди, с его обширным трудовым и сельскохозяйственным потенциалом, c другими частями колонии, германцы построили железнодорожную ветку из Дар эс Салама к порту Кигома на озере Танганьика и затем начали строить ее ответвление в направлении Урунди. Увы, все эти начинания пришлось остановить после начала Первой мировой войны.

Западная граница Германской Восточной Африки стала отправной точкой для германского наступления на Бельгийское Конго, и в эту операцию оказались вовлечены должностные лица и солдаты Урунди. В самый разгар этой напряженности, в ноябре 1915 года, при загадочных обстоятельствах умирает король Мутага. Королевский двор был застигнут врасплох его кончиной и погряз в сварах из-за вопроса о передаче власти малолетнему принцу Мвамбутсе. Этой неразберихой воспользовались бельгийские войска в Конго в качестве удобного повода для вторжения. Германские администраторы Урунди бежали весной 1916 года. Бельгийская военная оккупация Урунди продолжалась с середины 1916 года по 1924 год, когда Лига Наций предоставила Бельгии формальный мандат на управление территорией. В качестве признанного международным сообществом опекуна Урунди, Бельгия постаралась демонтировать прежние структуры Урунди и преобразовать политико-административную систему региона по более подходящим для себя линиям. Реорганизация, которая продолжалась в течение 1930-х годов, усилила власть членов избранных ветвей королевской семьи и их союзников, но в то же время систематически подрывала влияние и могущество многих других персон, которые ранее осуществляли реальную власть в регионах, включая королевских жрецов и колдунов, женщин - наложниц и колдуний, советников и автономных представителей влиятельных местных семей.

Хотя некоторые из этих лишившихся могущества лидеров энергично и решительно сопротивлялись - особенно в регионах, которые ранее пользовались относительной автономией или же находились под властью признанных жрецов и колдунов -, все же их сопротивление вскоре было подавлено силой. То есть, оппозиция была уничтожена, территории были захвачены и включены в состав модернизированной и авторитарной системы территорий, где реально всем распоряжались бельгийские чиновники и представители, но номинальную власть символизировали вожди и старейшины из числа местных уроженцев. Пока колониальные власти работали над реорганизацией региональной административной системы, Белые Отцы, сумевшие сохранить свое присутствие во время войны и в период бельгийской администрации, продолжали работу по обращению и просвещению тех, на кого могла положиться новая система. Уже самые ранние миссионерские школы были нацелены на обучение именно сыновей принцев и видных скотоводов из народности тутси, стремясь таким образом подготовить следующее поколение лидеров. Их коллеги противоположного пола - и потенциальные невесты - были молодыми девушками, христианизированными и происходившими из королевской родни или из знатных семей тутси, прошедшими подготовку под руководством католических монахинь в вопросах морали и домоводства.

К 1940-м годам колониальная система непрямого правления, то есть, верховенство широкой региональной сети бурундийских администраторов, под контролем и управлением сравнительно небольшой группы бельгийских эмиссаров и чиновников, заработала в полную силу и весьма эффективно.

В ту пору подавляющее большинство населения состояло из крестьян, выращивавших по заказам властей коммерчески выгодные культуры - такие, как кофе или чай - и обеспечивавших свое повседневное пропитание выращиванием бобов, маниоки, кукурузы и гороха, а также некоторых других видов растений. Официально считалось, что эти крестьяне в основном принадлежали к народности хуту. Само слово хуту означало "слуга"; оно также являлось своего рода ярлыком для кого-то, кто был простого происхождения и, таким образом, потенциальным кандидатом к порабощению. По контрасту урундийские элиты идентифицировали себя как тутси, ярлык, который в то время служил для обозначения скотоводов, а в более расширительном плане - вообще богатых людей, поскольку домашний скот считался главной формой богатства. В период колониализма термины хуту и тутси трансформировались в фиксированные этнические категории. Под тутси имелась ввиду одна этническая группа, которой правящая система предоставила всяческие поблажки и вообще усилила, а под хуту - другая, которую система всячески старалась ослабить. То есть, бельгийская колониальная система создала сравнительно небольшую привиллегированную элиту, почти все члены которой были тутси (включая родственников королевской семьи и тех, кто законами был приравнен к этой категории),и обширного низшего класса, большинство из которого идентифицировались как хуту.

Когда в 1950-е годы по колониальному миру пронеслись ветры перемен и стремления к независимости, то выявилось, что политическая основа Урунди в то время строилась на опасных элитистских и недемократических принципах, что, увы, не могло ни сказаться уже после обретения страной независимости.


Автор: Мишель Вагнер, историк и специалист по социальным наукам.

Источник: Encyclopedia of African history. - Fitzroy Dearborn Taylor & Francis Group New York, NY, 2005, 1864pp.

Перевод с английского - наш собственный. :)
Wednesday, April 24th, 2019
11:11 am
Люди-леопарды и люди-крокодилы. Тайные мужские союзы в Африке
У многих народов мира существуют особые сообщества людей — тайные союзы. Они известны у ирокезов — индейцев Северной Америки, у мексиканских индейцев пуэбло. Но наибольшего развития тайные союзы достигли на Африканском континенте, особенно в его западной части.

Здесь зафиксировано не менее 150 тайных союзов. Все они, как правило, связаны с почитанием животных — покровителей того или иного племени. Так, у племен кпелле и менде имелись союзы Леопарда, Змеи, Антилопы, Шимпанзе, Крокодила, Питона. Союзы Леопарда и Змеи имели место у племени гбанде из Либерии.

В обрядах посвящения и на различных праздниках определенные люди племени надевали маски или костюмы того животного, название которого носил тайный союз. Например, глава тайного союза Льва у боссо-сорокои носил маску, похожую на львиную голову, а также обертывал ноги львиными шкурами.

Наиболее могущественными союзами в Африке были Пурра и Эгбо. Они осуществляли контроль над деятельностью не только отдельных деревень, но и целых областей. Союз Пурра известен европейцам с XVI века, но возник он гораздо раньше. Для того, чтобы стать членом этого объединения, требовалось длительное обучение в специальной школе. Оно состояло не только в освоении различных практических навыков, но и в физической подготовке.

Каждый племенной союз имел своего вождя, которого могли видеть только посвященные. Вождем мог стать лишь мужчина, достигший пятидесятилетнего возраста. В свою очередь, главы местных союзов составляли союз Великого Пурра, который управлял социальной жизнью всех племен. Кроме того, Великий Пурра улаживал внутриплеменные конфликты, наказывал предателей и клятвоотступников, останавливал войны между племенами. Иногда племя, ставшее причиной возникшего конфликта, приговаривали к разграблению, Исполняли же это решение воины в масках, врывавшиеся в селения с факелами и оружием. Власть тайного союза была столь велика, что даже европейцы прибегали к его помощи.

Союз Леопарда в Южной Нигерии тоже играл значительную роль в жизни племен. Со временем, сосредоточив в своих руках всю реальную власть, его руководители стали и самыми богатыми людьми племени. Это позволило им влиять не только на общественную жизнь племен, но даже управлять обменно-торговыми операциями.

Однако самым жестоким образом преследовали тех, кто не умел хранить тайны союза. Впрочем, незавидная участь ждала и тех, кто случайно попадал на тропу торжественных шествий. Союз имел свою территорию и общий дом для совещаний и обрядов посвящения в его члены. Стены дома были расписаны изображениями животных — покровителей и духов.

Но самыми жестокими считаются союзы Леопарда, Например, в Бельгийском Конго члены этого сообщества прославились тем, что с особой жестокостью расправлялись с неугодными им лицами. Приговор приводил в исполнение один из членов союза по имени Аниота. Он надевал на себя плащ, раскрашенный под цвет леопарда, и соответствующую маску. При нем были специально изготовленные железные когти и жезл с вырезанным изображением лапы леопарда. Наряженный в эти одежды, Аниота глубокой ночью пробирался в хижину обреченного на смерть человека и разрывал когтями сонную артерию жертвы. Затем он оставлял на земле отпечаток лапы леопарда и спокойно удалялся. Наутро родственники убитого, прекрасно осведомленные, кто совершил казнь, тем не менее, страшась мести тайного союза, во всем обвиняли леопарда.

Еще большей жестокостью отличалось общество Леопардов в Сьерра-Леоне. Здесь члены союза имели даже своеобразную экипировку. Деятельность общества Леопардов долгое время держалась в глубокой тайне, и только в 1854 году о нем узнали европейцы. Помог этому случай. Именно в 1854 году в Порт-Локко своими же соплеменниками был заживо сожжен африканец за то, что он якобы превращался в леопарда.

Но лишь в 1912 году были собраны и опубликованы подробные сведения об этом тайном обществе. Впрочем, "люди-леопарды" в Сьерра-Леоне были поставлены вне закона на двадцать лет раньше: в 1892 году, а чуть позже незаконными были объявлены и регалии общества.

В конце XIX века было раскрыто и общество Крокодилов, члены которого совершали похожие убийства в районах, где леопарды встречались крайне редко. Как-то раз полиция Сьерра-Леоне даже захватила примитивную подводную лодку, сделанную членами общества Крокодилов в виде аллигатора, Ее нос был похож на голову крокодила, а двигалась она при помощи весел, выполненных в виде лап. Этот аппарат был сделан водонепроницаемым. В лодке помещалась команда из шести человек. Один из них, называемый хватателем, занимал место около челюстей таким образом, чтобы дотянуться до находившейся на берегу жертвы и затянуть ее под воду. Это странное судно сооружалось в глубокой тайне, и у полиции возникли подозрения, что церемония спуска его на воду сопровождалась человеческими жертвами...


Источник: Бернацкий А.С. Загадочные племена и народы мира. - М.: Вече, 2017. 272 с.
[ << Previous 20 ]
About LiveJournal.com