?

Log in

No account? Create an account
Страница страстей человеческих
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are the 20 most recent journal entries recorded in mikes68's LiveJournal:

[ << Previous 20 ]
Friday, May 18th, 2018
6:55 pm
Краткая история Далмации
Далмация - регион вдоль побережья Адриатики. Название, вероятно, происходит от делматов, иллирийского племени, завоевавшего северо-западную часть Балкан около 1000 г. до н.э.

Римская провинция Далмация была создана в 10 г. н.э. в результате раздела провинции Иллирия на Паннонию и Далмацию. Первоначально Далмация была больше, чем в более поздние времена, поскольку включала часть территории будущих Истрии, Сербии, Боснии, Черногориии и Албании. В 297 году Далмация тоже была разделена, на собственно Далмацию и Превалитанию.

После упадка Западной Римской Империи Далмацию захватили готы. В 481 году в Далмации правил Одоакр, затем Теодорих. Византийцы неоднократно воевали с готами, а затем на Балканский полоуостров вторглись славяне. В период правления византийской императрицы Ирины (797 - 802 гг.) большую часть Далмации захваатили франки. После мирного договора в Аахене в 812 г. города Далмации вновь попали под влияние Византийской империи. Когда в 867 на трон вступил Василий I, то Далмация формально стала темой (провинцией)Византии. Во второй половине девятого века династия Трпимиров начинает утверждать свои чаяния и власть. В последующий период Томислав (910 - 928 гг.), Држислав (969 - 997) и Крешимир IV (1058 - 1073) интегрировали всю Далмацию в Хорватское королевство.

Новый период начался в 1102 году, когда Далмация как часть Хорватского королевства присоединилась к персональной унии с Венгрией. Однако в 1420 году венгерский король Ладислас I продал свои наследственные права Венеции, и с тех пор Далмация оказалась отделена от внутренней Хорватии на почти 500 лет. В 1797 году по итогам мира в Кампо Формио Далмация была передана Австрии, а немного позже была завоевана Наполеоном. Она была включена в состав Иллирийских провинций, небольшого прообраза будущей Югославии. После поражения Наполеона Далмация попала под прямое правление Австрии, под которым и оставалась до 1918 года.

Хотя в Далмации и возникали некоторые региональные движения после распада первой и второй Югославии, все же она так никогда и не смогла добиться статуса автономной провинции.

Источник: Stallaerts Robert Historical dictionary of Republic of Croatia. Second edition. Historical Dictionaries of Europe. The Scarecrow Press, Inc., Lanham, Maryland, and Oxford, 2003. 385 pp.

Перевод с английского - наш собственный.
Tuesday, May 15th, 2018
7:09 pm
Католическая Церковь в Хорватии после Второй мировой войны
Католическая Церковь приветствовала хорватскую независимость в 1941 году. Однако после победы партизан для Церкви начался трудный период, так как она ассоциировалась с профашистским усташеским режимом. Ее архиепископ Алоизие Степинац был отдан под суд осенью 1946 года. Он публично объявлял, что хорваты имеют право на национальное государство, и явно рассматривался как символ хорватского национализма. Конечно в тех условиях Церковь была едва ли не основной институцией, которая собирала под своим крылом антикоммунистические силы и старалась распространять идеологию и практику сопротивления. В 1952 году Ватикан направил югославским коммунистам жесткую ноту протеста и дипломатические отношения были прерваны. Продвижение Степинаца в архиепископы и главы Католической Церкви в Хорватии могло быть истолковано как прямое объявление войны новому режиму.

1960-е годы стали периодом урегулирования и относительно стабильных отношений. В июне 1966 года произошло подписание соглашения между Ватиканом и Белградом, которое стало символом новой эпохи. Это соглашение закрепило новую модель приспособления Ватикана к изменившимся политическим и идеологическим реалиям. Хотя Церковь и была заинтересованным участником, все же ее роль во время так называемой Хорватской Весны не была особенно впечатляющей. Фактически стремление сохранить хорошие отношения с властями удержало Церковь от откровенного вмешательства в события. Вдобавок свое влияние оказал деполитизирующий эфект приоритета эсхатологической сферы. Разумеется, в дальнейшем Церковь приветствовала конец коммунизма и переход к политическому плюрализму. Ватикан всегда лоббировал в этом смысле и даже признал независимость Хорватии раньше большинства европейских стран. Загребский архиепископ Франьо Кухарич (1970-1997 гг.) поддеррживал тесные отношения с режимом Франьо Туджмана. Была проведена полная реабилитация Степинаца и затем Ватикан объвил его блаженным. В 1992 году газета "Слободна Далмация" опубликовала серию статей, прославлявших архиепископа Степинаца и развеивавших коммунистические обвинения против него в прошлые десятилетия. Затем отношения между Католической Церковью и властями Хорватии стали более натянутыми. Осенью 2001 года загребский архиепископ Йосип Бозанич (род. в 1949 г., стал архиепископом в 1997 г.) от имени всех хорватских епископов подверг критике социальную политику нового правительства страны. После первой бурной реакции правительства, выраженной Гораном Граничем, вице-премьером, ответственным за религиозные дела, и президент Месич, и премьер-министр Рачан сочли необходимым спустить инцидент на тормозах. Фактически этот случай в большей степени расколол правящую коалицию, чем повлиял на позицию духовенства. Более консервативное духовество городов Далмации особенно проявило себя во время мощной поддержки современных оппозиционных партий, в частности, HDZ и "Демократического центра". В декабре 2001 года была проведена встреча по примирению, в рамках которой обе стороны - премьер-министр Рачан и наиболее здравомыслящие министры его кабинета с одной стороны, а с другой - архиепископ Бозанич и большинство епископов - согласились интенсифицировать контакты и улучшить коммуникацию. Рачан обещал строго следовать положениям соглашения с Ватиканом и помимо других вещей осудил распротранявшиеся ранее слухи о ликвидации уроков религии в младших классах государственных школ.



Источник: Stallaerts Robert Historical dictionary of Republic of Croatia. Second edition. Historical Dictionaries of Europe. The Scarecrow Press, Inc., Lanham, Maryland, and Oxford, 2003. 385 pp.

Перевод с английского - наш собственный.
Monday, May 14th, 2018
12:04 pm
Откуда пошла Хорватия. Часть 1
395 г. нашей эры - Умирает римский император Феодосий. Его держава распадается на Восточную и Западную части. Граница делит будущие "земли южных славян" на две сферы влияния по линиям, споры о которых ведутся даже сейчас.

Около 550 г. - Славяне пересекают Дунай и появляются у берегов Адриатики.

614 г. - Славяне завоевывают древний римский город Солин близ Сплита.

641 г. - При правлении Папы Иоанна IV, выходца из Далмации, начинается христианизация Хорватии.Папа посылает аббата Мартина в земли Хорватии.

680 г. - Папа Агафон заключает договор с хорватами.

800 г. - Хорватская территория становится государством-вассалом франков. Делегаты из Хорватии присутствуют на коронации Карла Великого.

845 - 864 гг. - Правление князя Трпимира.

852 г. - Трпимир подписывает документ, известный как Dux Croatorum.

864 - 876 гг. - Правление Домагоя.

878 - 879 гг. - Правление Здеслава.

879 - 892 гг. - Правление Бранимира как первого независимого правителя Хорватии. Папа Иоанн VIII признает Хорватскую национальную церковь.

892 - 910 гг. - Правление Мутимира, сына-первенца Трпимира.

925 г. - Экклезиастический синод Сплита.

935 - 945 гг. - Правление Крешимира.

960 -968 гг. - Крешимир II включает некоторые районы современной Боснии в свое королевство.

969 - 997 гг. - Стипан Држислав, сын Крешимира, получает поддержку Византии и начинает носить титул Короля Далмации и Хорватии.

997 - 1000 гг. - Гражданская война. Венецианцы захватывают города Далмации.

1007 - 1018 гг. - Крешимир III возвращает себе Далмацию.

1058 - 1074 гг. - Крешимир IV объединяет территории Далмации и современных Боснии и Хорватии.

1074 - 1075 гг. - Составление самой старой сохранившейся хорватской хроники Kraljevstvo Hrvata.

1076 - 1089 гг. - Правление короля Дмитара Звонимира, последнего сильного правителя раннего хорватского королевства.

1091 г. - Венгерский король Ласло вторгается в Хорватию.

1102 г. - Заключена персональная уния между Венгрией и Хорватией.

1389 г. - Османы побеждают славян и албанцев в битве на Косовом поле.

1409 г. - Король Ласло продает наследственные права на Далмацию Венеции.

1463 г. - Османы завоевывают Боснию.

1468 г. - Набеги османов на Хорватию.

1482 г. - Османы завоевывают Герцеговину.

1493 г. - Османы побеждают хорватскую армию в битве при Крбаве.

1519 г. - Во время визита в Хорватию Папа Лев Х объявляет ее самой стойкой из щитов и бастионов христианства.

1526 г. - Османы наносят поражение венграм в битве при Мохаче.

1527 г. - Члены Хорватского Сабора избирают Эдуарда Габсбурга своим королем.

1573 г. - Казнь Матиа Губеца, лидера полномасштабного крестьянского восстания.

1591 г. - Хорваты наносят поражение османам в битве при Сисаке.

(Продолжение следует.)



Источник: Stallaerts Robert Historical dictionary of Republic of Croatia. Second edition. Historical Dictionaries of Europe. The Scarecrow Press, Inc., Lanham, Maryland, and Oxford, 2003. 385 pp.

Перевод с английского - наш собственный.
Sunday, May 13th, 2018
7:19 pm
Что такое Герцеговина?
Регион в юго-восточной части Боснии и Герцеговины. Включает около 10 000 квадратных километров в большинстве своем скалистой территории и составляет около одной пятой части всей страны. На востоке граничит с Черногорией, а на юге и юго-западе ее соседом является Хорватия. В 1718 году республика Дубровника передала Османской империи два выхода к Адриатическому морю: Неум-Клек на севере своей территории и Суторину на юге, у входа в Которскую бухту. С помощью создания контролируемой османами буферной зоны, Дубровник хотел защитить свои территории от агрессии Венеции.Именно по этой причине Герцеговина получила два выхода в Адриатическое море. Однако после Второй мировой войны южный вход был передан Республике Черногории, а выход в Неум Клеке сохранился.Долина реки Неретва - главная артерия, которая соединяет Герцеговину с остальной частью страны на севере, и через Хорватию с Адриатическим морем на юге. Главным административным, экономическим и культурным центром региона является город Мостар. До войны 1992 года в регионе проживали около полумиллиона жителей различной национальной и религиозной идентичности. Западная часть Герцеговины населена по большей части хорватами, в то время как в восточных районах состав населения более смешанный в этническом плане, но преобладают там сербы и босняки (славяне-мусульмане).

Традиционная "дуалистская" сущность Боснии и Герцеговины, проявляющаяся даже в ее названии - это результат географии и длительных исторических процессов. Горная цепь в центре страны является естественным разделом между между Боснией, которая ориентирована на север, и Герцеговиной, которая ориентирована на юго-запад. Политическое развитие также внесло свою лепту в углубление разделенности между Боснией и Герцеговиной.

Корни политической автономии Герцеговины восходят ко временам первого боснийского короля Твртко I (1353-1391 гг.). После того как его приближенный и военачальник Влатко Вукович Косача разгромил турецкую армию близ Билеча в 1388 году, Твртко отправил его в качестве командира крупного воинского отряда на помощь сербскому князю Лазарю в битве на Косовом поле (1389 г.). В качестве награды за его военные старания и успехи, король передал Вуковичу земли территории, которая сейчас является восточной частью Герцеговины (Захумле), а также земли соседних частей Черногории и Сербии.

Племянник и преемник Влатко, Сандаль Хранич Косача (1392-1435),расширил свое наследство, свергнув в 1404 году прежнюю династию Санковичей и обуздав могущество других соседних феодальных властителей. Его владения раскинулись от реки Лим в современном Санджаке на востоке до реки Цетина в Хорватии на западе и от округа Рама на севере до города Котор на юге. После смерти Великого герцога Хрвое Вукчича Хрватинича (1416 г.), Сандаль стал наиболее важным феодальным властителем в Боснийском королевстве. Поскольку Сандаль не оставил детей мужского пола, то его преемником стал племянник, Стипан Вукчич Косача (1435-1466 гг.). Он еще больше расширил границы своих владений, отстоял свою независимость от Боснийского королевства и в 1448 году получил от императора Священной Римской империи Фридриха III титул герцога (впрочем, некоторые современники утверждали, что он сам себе присвоил этот титул). Территория его владений и стала известна как Герцоговина или Земля герцога.

Наиболее ранняя письменная запись, которая упоминает Герцеговину в качестве географического термина, исходит от турецкого военачальника Исы-бея Исхаковича, который в письме, датированном 1454 или 1455 годом, упомянул "Землю герцога".

Герцеговина сопротивлялась турецкой оккупации примерно 20 лет после падения Боснии.Герцог Стипан умер в 1466 году, а его последний форпост (Нови или Херцог Нови) был взят турками в 1482 году.

Османская администрация усилила региональное имя и уникальность Герцеговины, создав в Герцеговине в 1470 году отдельный военный округ (санджак). Более того, в первой половине XIX века (точнее в 1833-1860 годах) Герцеговина стала отдельной провинцией (вилайетом). Различные политические, религиозные и административные структуры во время и после Османского периода усилили географические и исторические различия между Боснией и Герцеговиной, так что даже само название страны отражает этот дуализм.
Источник: Chuvalo Ante Historical dictionary of Bosnia and Herzegovina. Second edition. Historical Dictionaries of Europe. The Scarecrow Press, Inc., Lanham, Toronto, Plymouth, 2007. 503 pp.

Перевод с английского - наш собственный.
Wednesday, May 9th, 2018
2:36 am
Доминиканцы в Боснии и Герцеговине
По просьбе Папы Григория IX Святой Доминик в 1221 году направил нескольких своих монахов во главе с неким Павлом из Далмации в Венгерско-Хорватское королевство для проповедей среди язычников и еретиков. Наиболее старый сохранившийся документ, в котором упомиается присутствие доминиканцев в Боснии - это письмо Григория IX (1233 г.), которое показывает, что в то время монахи-проповедники имели монастырь в Боснии и им удалось обратить в католичество некоторых представителей высокопоставленной знати, включая бана Матия Нинослава и его кузена. Другие источники указывают, что доминиканцы основали еще один монастырь и построили ряд каменных церквей, включая собор Святого Петра "на холме Врхбосна" (близ нынешнего Сараева), дали Боснии нескольких епископов, а также были успешны в своей работе среди боснийских христиан. Среди наиболеее известных доминиканцев, служивших в средневековой Боснии были Иоган Вилдесхаусен (1180-1252), известный проповедник, дипломат и одновременно епископ Боснии, и Тома Томазини епископ Хвара в Хорватии, являвшийся папским легатом в Боснии (1439-1461). Доминиканцы вообще, а особенно те, кто служил на высших церковных постах, всячески стремились отстоять и усилить позиции католичества в стране, в частности с помощью обращения в католичество и укрепления веры некоторых ведущих знатных семейств в стране, включая ключевых членов правившей династии Котроманичей.

Оппозиция действиям доминиканцев исходила от последователей Боснийской церкви, но не только по религиозным причинам. На самом деле присутствие и деятельность доминиканцев в регионе многие стремились рассматривать как скрытое политическое действие в рамках экспансионистских стараний венгеро-хорватских королей. Ряд доминиканцев, оказавшихся между политической реальностью и религиозным долгом, заплатили своими жизнями за свою верность призванию. В 1241 году вторжение монголов нанесло серьезный удар по доминиканцам и Католической церкви в Боснии вообще. Многие монахи были убиты, монастыри и целый ряд храмов уничтожены, а боснийский епископ, который также был доминиканцем, покинул страну. Однако главной причиной исчезновения доминиканцев из Боснии и Герцеговины стала борьба с францисканцами в начале XIV века. Доминиканцы были выдавлены из страны, но в середине XV века вновь появились на некоторое время. И уже в наше время, в 1975 году новая доминиканская обитель пояилась в городе Зеница.


Источник: Chuvalo Ante Historical dictionary of Bosnia and Herzegovina. Second edition. Historical Dictionaries of Europe. The Scarecrow Press, Inc., Lanham, Toronto, Plymouth, 2007. 503 pp.

Перевод с английского - наш собственный.
Sunday, May 6th, 2018
10:56 pm
Москва 1940-х годов. Парикмахеры и парикмахерские
Итак, о парикмахерах в ту суровую пору. Не все они получали деньги непосредственно с клиентов. Существовали парикмахерские, где деньги за стрижку клиенты платили в кассу. Так в них парикмахеры, чтобы получить "живые" деньги, шли на хитрость. В доме 6 по Кузнецкому Мосту (это чуть повыше Петровки, за Министерством речного флота) позднее был известный "Дамский зал", а тогда, в 1943-м, "укромный подвальчик". И вот в этом "укромном подвальчике" парикмахер Иванов велел одной даме заплатить в кассу за подкраску волос сорок рублей, а сто рублей дать ему за его материал (краску "Урзол").

Особенно не любили парикмахеры тех посетителей, которые отказывались от одеколона. Одеколон можно было разбавить водой и, получив от посетителей деньги за три флакона, использовать один. А если учитывать еще и наценку, то выходила приличная сумма, ведь побрызгаться одеколоном посетителю стоило около пятнадцати рублей. (В конце сороковых эта услуга стоила меньше, рублей пять, кажется.) Особенно было выгодно орошать посетителя дорогим одеколоном "Шипр" или "Красной Москвой". Брызгали из флакона с помощью пульверизатора.

Иногда расхождение во взглядах по поводу одеколона между клиентом и парикмахером перерастало в конфликт. Когда гражданин Лохбард в парикмахерской на улице Герцена отказался от одеколона, парикмахер не стал стирать с его лица мыло, сославшись на то, что нет воды. Лохбард "пошел на принцип" и потребовал "жалобную книгу". Но парикмахера это не испугало, и он негромко, но грубо отрезал: "Нечего пачкать жалобную книгу. Либо протирайте лицо одеколоном, либо идите в баню", причем не в переносном, а в самом что ни на есть прямом смысле.

Парикмахеры в мужских залах были вообще попроще, да и прически, которые они делали своим клиентам, были, как правило, незамысловатыми. Стригли наголо ("под ноль" или "под Котовского"). Стригли под "бокс", под "полубокс", "польку". Соответственно и заработки у этих парикмахеров были поменьше. Настоящие мастера парикмахерского искусства работали в дамских залах, но и там предпочтение оказывалось сложной работе, такой, как "шестимесячная" завивка. Если же даме нужно было просто постричься, уложить волосы, то у парикмахера то инструмент был тупой, то щипцы сломаны, то сушуары не работали.

Впрочем, посетителей возмущало не только вымогательство денег мастерами, но и качество их работы. В одном из писем в "Вечернюю Москву" сообщалось о том, что в парикмахерской на Каланчевской улице парикмахеры постоянно болтают между собой, стригут плохо, "лесенкой". Когда бреют, то нередко режут физиономию клиентам, а на замечания отвечают: "Подумаешь какое дело, до свадьбы заживет!"

Были, конечно и прекрасные парикмахеры. Они оставили о себе добрую память. И тем не менее тяжелые времена, как показывает жизнь, не способствуют мастерству и не повышают качество обслуживания. Слишком уж много появляется тогда объективных причин, позволяющих людям прощать себе свои собственные недостатки.

Источник: Г. В. Андреевский Повседневная жизнь Москвы в сталинскую эпоху. 1930-40 годы. М.: "Молодая гвардия", 2008 г., 447 с.
Saturday, April 28th, 2018
8:35 pm
Гончарное дело у народов Африки
Премущественно женским ремеслом было и гончарное дело, знакомое всем земледельческим народам Африки. Нередко изготовлением керамической посуды занимались жены кузнецов.

В отличие от скульптурных форм сосудов из дерева, керамические изделия были просты и строги. Эти обычные глиняные горшки с округлым днищем, почти все сходной сферической формы, но очень разнообразные по размерам. Самые маленькие - 5-6 см в диаметре, самые большие - более 50, а иногда до 80 см. Одни служили для хранения запасов воды и продуктов, другие - для изготовления масла, третьи - для приготовления пищи. Самые маленькие предназначались для различных соусов - обязательной приправы для любого мясного и рыбного блюда, и т.п.

Только в Центральной Африке женщины мангбету изготовляли необычные глиняные сосуды, украшенные скульптурными женскими головами с высокими прическами, а в Камеруне - керамические чаши с зооморфными или антропоморфными мотивами.

Гончарного круга в Африке не знали и лепили вручную. Балуба на плоской дощечке из единого куска глины с помощью небольшорй деревянной планки лепили сосуд нужной формы и размеров. Готовые изделия высушивали на солнце, а затем полировали мелкими ракушками. Обжига здесь не знали.

Бакуба владели несколько иной техникой. Из глины мастер скатывал длинный валик. Первый валик скатывали кольцом и укладывали на землю. Величина и форма кольца определяли размеры будущего сосуда. Каждый из последующих глиняных валиков мастер делал чуть короче предыдущего и клал валики друг на друга, для лучшего скрепления. Таким образом рос, сужаясь к вершине, круглый горшок. Когда заканчивалась эта операция, стенки сосуда выравнивали рукой, наносили орнамент и готовый горшок высушивали на солнце. Высохший горшок обмазывали древесной смолой и обжигали в огне соломы.

Техника лепки в Эфиопии отлична от описанных выше. Амхара, тигре и галла делали посуду путем спирального наращивания валиков, каффичо и сомалийцы - путем вытягивания. Оба способа дают прекрасный результат даже без применения гончарного круга. Обычно сосуды подвергались длительному обжигу на огне. Иногда их покрывали снаружи глазурью.

Источник: Львова Э.С. Этнография Африки: учебное пособие. - М.: изд-во Моск. ун-та, 1984, 248 с
Tuesday, April 24th, 2018
10:54 am
CCCР и ангольские борцы за независимость: сложности в отношениях. Часть 3
"Восстание" Чипенды назревало еще в 1971–1972 гг., но открыто он и его сторонники выступили в июле 1973 г., опубликовав в Лусаке заявление с резкой критикой Нето. Они обвинили лидера МПЛА в "президентиализме", то есть в сосредоточении власти в своих руках, и выступили с критикой соглашения о союзе с ФНЛА. Вслед за ними 11 мая 1974 г. с публичной критикой в адрес Нето выступили участники "Активного восстания" в Браззавиле.

На рубеже 1970-х гг. Даниэль Чипенда стал ведущим командиром МПЛА на Восточном фронте. По словам Пауло Жоржи, занимавшего позднее посты министра иностранных дел Анголы и секретаря ЦК МПЛА по международным делам, Чипенда "был лицом, которое от имени МПЛА поддерживало контакты с различными организациями, включая международные организации, оказывавшие поддержку, и посольства" в Лусаке. Так и было – именно Чипенда был главным "переговорщиком" со стороны МПЛА, когда делегация Советского комитета солидарности посетила Замбию в августе 1969 г. У советских визитеров и ангольцев состоялись полезные беседы, которые, в частности, привели к принятию специального решения ЦК о приеме раненых бойцов МПЛА и других освободительных движений на лечение в советские военные госпитали в дополнение к "квоте на отдых и лечение", предоставлявшейся им КПСС.

Обсуждали стороны в предварительном порядке и направление группы советских журналистов и кинооператора в освобожденные районы Анголы. И год спустя, 12 июля 1970 г. такая группа пересекла границу Замбии с Анголой вместе с отрядом бойцов МПЛА. Она включала, в частности, Олега Игнатьева из "Правды" и Анатолия Никанорова из "Известий». После завершения своей миссии, перед тем как вылететь из Дар-эс-Салама рейсом "Аэрофлота" на родину, они дали пресс-конференцию, первым на которой выступил Нето, только что вернувшийся с Римской конференции и из поездки в ряд стран Западной Европы.

Он, в частности, сказал: "Советские журналисты посетили одну из освобожденных зон в Анголе... Мы будем рады, если они расскажут миру правду о нашей борьбе и наших трудностях. Пусть советские люди, чью симпатию и поддержку мы чувствовали все эти годы, дни и часы, узнают об этом, пусть узнают люди в тех странах, чьи правительства не признают нашего движения – и, более того, помогают португальским колонизаторам оружием, я имею в виду прежде всего государства блока НАТО, и особенно Англию, которая решила продать оружие ЮАР. Что это означает для нас? Это означает, что оружие со смертельным клеймом "Сделано в Англии" пересечет транзитом Южную Африку и попадет к португальским убийцам, сея смерть тысячам людей в нашей стране".

Группа этих журналистов действительно проделала важную работу в труднейших условиях; в их фильме "Партизанскими тропами Анголы" были и кадры о португальском форте Каянда, снятые с расстояния в триста метров, и об атаке на него бойцов МПЛА, на нескольких языках были изданы их репортажи. Но вскоре некоторые из персонажей фильма оказались по разные стороны внутренней борьбы в МПЛА.

Тема противоречий в рядах МПЛА и отношения Москвы к ним затрагивалась в статьях О. Нажесткина, который, в частности, писал: "...трудно было понять, почему многие чиновники со Старой площади (то есть сотрудники аппарата ЦК) с завидным упорством пытались представить Чипенду "последовательным революционером...".

О многих чиновниках" серьезно говорить не приходится – вся "вертикаль" лиц, имевших отношение к Анголе, – от референта до секретаря ЦК, состояла тогда лишь из четырех-пяти человек. Более справедливо, однако, замечание этого автора о "личной неприязни" некоторых сотрудников аппарата ЦК к Нето, "которого они считали неудобной фигурой".

Что касается самого Нето, то он действительно не всегда был "удобным" собеседником: он сочетал искреннюю, хотя первоначально отнюдь не афишируемую приверженность марксизму-ленинизму с обостренным чувством независимости. Рассказывали, например, что, придя однажды на беседу с секретарем ЦК Б. Н. Пономаревым, с которым уже был знаком, Нето вдруг спросил, с кем он встречается, выразив тем самым недовольство тем, что его тогда не принял советский генсек.

Многие ангольские политические деятели, со своей стороны, подчеркивали, что Нето всегда вел себя независимо по отношению к Москве, что не нравилось советским представителям, особенно "из спецслужб". Он предпочитал по возможности получать помощь от Югославии, руководителя которой И. Броз Тито он считал независимым марксистом-ленинцем. Нето выступал за социалистические идеи, но не терпел давления и внешнего вмешательства.

Так или иначе, позиция Международного отдела ЦК КПСС формировалась на основе не только знаний и мнения отдельных его сотрудников, но с учетом всей информации, поступавшей из государственных ведомств, а скептическое отношение к председателю МПЛА в тот период, особенно после "объединения" с ФНЛА, проявлялось отнюдь не только на Старой площади. Пожалуй, оно преобладало среди советских представителей, будь то в Москве или в Африке, имевших непосредственное отношение к ангольским делам, в частности, среди военных.

Приведем лишь один пример. В. Г. Куликов, в то время начальник Генерального Штаба Вооруженных Сил СССР, 21 декабря 1973 г. направил в ЦК КПСС записку под заголовком "О положении в национально-освободительном движении в Анголе", в которой говорилось о прекращении "боевых действий в Анголе" из-за раскола в МПЛА. При этом вина за создавшуюся ситуацию возлагалась на Нето.

Он обвинялся в игнорировании "национального вопроса при формировании руководящих органов, недооценке политико-воспитательной работы и единоличных методах руководства", что привело к "резкому обострению племенных противоречий и расколу в партии". Говорилось и о репрессиях по отношению к "противникам" Нето, снятии "со всех постов" Чипенды, считавшегося "вторым лицом в руководстве", и восстании бойцов "основных лагерей МПЛА на территории Замбии, которых поддержала часть подразделений, находившихся в Анголе". Нето обвинялся в стремлении "сломать их волю к сопротивлению голодной блокадой, пользуясь тем, что вся помощь МПЛА по-прежнему поступает в его распоряжение". В записке утверждалось, что численность боевых отрядов МПЛА уменьшилась с пяти до трех тысяч человек, что позволило португальцам перебросить часть их карательных сил из Анголы в Гвинею-Бисау.

Критиковалось и соглашение с ФНЛА, которое "принесло пользу только организации Холдена", а МПЛА "пока ничего не дало". Начальник Генштаба утверждал также, что "Нето относился всегда с подозрением» к кадрам, "прошедшим подготовку в СССР, которые могли бы оказать ему необходимую помощь", "усматривая в них проводников советского влияния". (Кстати, такое отношение резко отличалось от отношения к группе командиров, обучавшихся в Китае.)
Куликов предложил поручить советским послам в Лусаке и Браззавиле высказать Нето и Чипенде озабоченность "нынешним положением в МПЛА и обратить их внимание на важность принятия срочных мер по преодолению кризиса и возобновлению освободительной борьбы", а также сообщить, что "от состояния этой борьбы зависит помощь, которая оказывается Советским Союзом МПЛА". Более того, в записке предлагалось в случае приглашения Мобуту в СССР обсудить с ним вопрос о перспективах совместной борьбы МПЛА и ФНЛА "в плане изучения целесообразности установления нами контактов" с ФНЛА.

И все-таки, несмотря на кризис в МПЛА, кадры этого движения, как гражданские, так и военные, продолжали обучаться в СССР. Так, в декабре 1972 г. шесть бойцов МПЛА, в том числе будущий генерал, посол в Москве и министр Р. Монтейро "Нгонго" прибыли в учебный центр в Крыму для прохождения десятимесячного курса по артиллерийской специальности и, в частности, по использованию переносных ракетных установок "Град-П". Одновременно другая группа в составе до 40 человек обучалась там же как пехотные командиры. Затем туда же прибыла еще одна группа артиллеристов, которая завершила учебу лишь к 1974 г., и две группы пехотинцев. И, наконец, еще одна группа обучалась в тот период в Москве на более высоком уровне.

Из шести человек, обучавшихся вместе с "Нгонго", один задержался в СССР по болезни, а остальные по прибытии в Танзанию были задержаны, но сумели с помощью находившегося там одного из военных руководителей МПЛА "Шиету", переодевшись, бежать из лагеря. Прибыв в Замбию, четверо, которые были направлены на учебу с южного участка фронта, вновь отправились туда, и все, скорее всего, погибли, причем один из них был отравлен.

Пауло Жоржи в интервью шведскому исследователю Тору Селлстрому отмечал, что после "Восточного восстания" помощь МПЛА на какое-то время "была приостановлена, чтобы понять, что произошло... даже Советский Союз приостановил свою помощь. Нам пришлось объяснить им положение".

Такая "приостановка", очевидно, имела место, однако лишь на несколько месяцев в 1974 г., после неудачной попытки примирения двух "фракций", но не раньше. В 1973 г. помощь МПЛА оказывалась, причем разносторонняя. Другое дело, что ангольцы не всегда были удовлетворены поставками. Так, в отличие от ФРЕЛИМО и ПАИГК, МПЛА не получила в тот период зенитные установки "Стрела", что рассматривалось как "часть стратегии по оказанию давления на Нето".

Создается впечатление, что негативное отношение к Нето стало превалировать. По словам Нажесткина, первоначально в 1974 г. часть выделенных МПЛА средств была передана Нето, но затем "...в нашу резидентуру в Лусаке поступило указание приостановить передачу Нето остатков средств помощи за 1974 г. и передать их Чипенде...".

Источник: Шубин В. Г. Горячая "холодная война". Юг Африки (1960-1990 гг.) - М.: из-во ЯСК, 2013 г., 368 с.
Monday, April 23rd, 2018
12:41 pm
Ботсвана. Политическое и экономическое развитие в годы независимости
До обретения независимости в 1966 году Ботсвана находилась в упадке, степень которого была необычной даже для колониальной Африки. Британия мало что делала для своего протектората Бечуаналенда, а Южная Африка вообще ничего не делала, поскольку Бечуаналенд считался территорией, подчиняющейся Британии и находящейся в зоне ее ответственности. Таким образом, к 1966 году Ботсвана практически ничего ни от кого не получила и была одной из беднейших стран в мире. Перед получением независимости у нее даже собственной столицы не было, а чиновники, управлявшие ее повседневной жизнью, проживали и действовали в городке Мафкинг в Южной Африке. В стране было лишь несколько километров асфальтированной дороги. В 1965 году только 27 человек смогли получить среднее образование, и то неполное.

До 1980 года страна была почти полностью окружена враждебными государствами, где у власти стояли белые правители. Исключением была лишь граница с Замбией, да и то ее в течение долгого времени не признавали правители Родезии и Южной Африки. Новое правительство страны зависело от британской помощи в объеме половины возвратного бюджета. С другой стороны, в этническом и лингвистическом отношении страна была отностительно однородной, а ее первый президент, Серетсе Хама, был хорошо образованным человеком, учившимся в Оксфорде и Лондоне. Традиция прагматичной дипломатии, которой придерживалась Ботсвана после обретения независимости, стала основным принципом как внешней политики, так и экономической политики новой страны.

Открытие месторождений полезных ископаемых (меди и никеля в Селеби-Фикве и алмазов в Орапе) сделали возможным быстрый экономический рост. К тому же, продукция животноводов Ботсваны полуила доступ в Европу по ценам более высоким, чем мясопродукты из других уголков мира. Помощь для Ботсваны исходила из разных источников и перезаключение Таможенного союза Южной Африки позволило Ботсване повысить свои таможенные доходы. Медные и никелевые рудники никогда не были очень прибыльными, однако доля правительства в крупных прибылях от добычи алмазов в трех крупных россыпях в конце концов заметно выросла, что вызывало прибыль в возвратном бюджетеп 1973 года, а затем в бюджете развития в 1984-м. К 1990-м годам Ботсвана стала самым крупным в мире производителем драгоценных алмазов и некоторых других минералов. Финансовые приливы продолжались и в большинство последующих лет. Вследствие этого правительство страны аккумулировало балансы, эквивалентные стоимости расходов на протяжении двух лет, а также резервы заграничного обмена, эквивалентные стоимости импорта на протяжении трех лет. Впрочем, Ботсване удалось избежать проблем, типичных для других экономик, основанных на буме полезных ископаемых. При оценке размера правительственных расходов в расчет принимался и дефицит квалифицированной рабочей силы, а также собственные возможности правительства по руководству общественными расходами. Результатом стал не только быстрый экономический рост (экономика Ботсваны была просто должна расти быстро), но и быстрый прирост занятости и заметная диверсификация экономики. Рост числа рабочих мест остановился в первой половине 1990-х годов, но затем продолжился.

Со времени достижения независимости правительство Ботсваны поддерживало прагматичные по характеру отношения со своими соседями, где у власти находились белые. ООН предоставило Ботсване специальное разрешение не соблюдать санкции, наложенные на Южную Родезию, но до окончания вооруженного конфликта в Родезии в 1980 году Ботсвана испытывала проблемы с собственной безопасностью на данном направлении. Ботсвана предоставляла убежище беженцам, но не позволила создать центры боевой подготовки или партизанские базы на своей территории. Но, опять же, это не спасло Ботсвану от нескольких вооруженных рейдов через южноафриканскую границу в 1980-е годы. Торговля, однако,серьезно не пострадала из-за этих "болевых точек".

В течение всего времени после обретения независимости в Ботсване сохранялась многопартийная демократия, где выборы проводились каждые пять лет. Все же этот вариант демократии был несколько ограниченным. В течение многих лет правящая Демократическая партия Ботсваны занимала все места, кроме 3 или 4 из примерно 30 в парламенте страны. Оппозиция же занимала большинство мест в главных городских советах и,наконец, пришла к тому, что сумела завоевать большинство депутатских мест от городов в парламенте, заняв на выборах в 1994 году в расширенном парламенте Ботсваны 14 кресел из 40. Поскольку численность городского населения в стране скакнула с 4 до примерно 50%, то можно было предполагать, что в дальнейшем оппозиция выступит даже лучше и что будущее на ее стороне. Однако ботсванская оппозиция пережила серьезные расколы между 1994-м и 1999-м годами, когда в выборах приняли участие 14 партий.

Хотя правящая партия неизменно сохраняла свои позиции в результате выборов, все же Ботсвана пережила пять мирных смен президентской власти. Сэра Серетсе Хаму после его смерти в 1980 году сменил на посту президента
бывший вице-президент сэр Кетумиле Масире, подавший в отставку в 1998-м. Его преемником стал тоже вице-президент Фестус Могае. У Могае, в свою очередь, вице-президентом был Ян Хама, старший сын Серетсе Хамы, в прошлом глава Сил обороны Ботсваны. Ну а с 1 апреля 2008 года по 1 апреля 2018 года он занимал пост президента Ботсваны. Его сменил на этом посту Мокветси Эрик Кибетсве Масиси, ранее являвшийся вице-президентом Ботсваны с 12 ноября 2014 до 1 апреля 2018 года. Он также занимал пост министра образования с 2014 года, а до того был министром по делам Президента и государственному управлению с 2011 по 2014 год.

Ботсвана сыграла ведущую роль в создании Южноафриканского сообщества по развитию (ЮАСР). В 1990-х годах члены ЮАСР были расколоты по ряду политических вопросов, и потому попытки создать зону свободной торговли в ЮАСР постоянно откладывались. Тем не менее, ЮАСР продолжало играть активную роль в разрешении региональных политических вопросов, например, в операции по отправке войск ЮАСР в Лесото в 1998 году. Армия Ботсваны также внесла заметный вклад в развертывание миротворческих операций и в других местах АФрики.

В настоящее время почти все соседи Ботсваны управляются демократически избранными правительствами, и Ботсвана поддерживает с ними нормальные дипломатические отношения.

Как экономическое, так и стратегическое положение Ботсваны изменились к лучшему по сравнению с 1966 годом.
Тем не менее, период роста, основанного на добыче алмазов, подошел к концу, и экономика уже не могла зависеть от быстрого роста правительственных расходов. Будущий экономический рост и рост занятости будут зависеть от способности Ботсваны привлекать иностранные инвестиции в такие секторы, как производство, финансовые услуги и туризм. Кроме того, Ботсвана нуждается в увеличении числа квалифицированных кадров менеджмента и в доступе на зарубежные рынки.


Автор: Чарльз Харви.

Источник: Encyclopedia of African history. - Fitzroy Dearborn Taylor & Francis Group New York, NY, 2005, 1864pp.

Материалы Википедии.

Перевод с английского - наш собственный. :)
Friday, April 20th, 2018
7:42 pm
Русское эхо войн англичан с зулусами и бурами
Если в Южной Африке неплохо знали о Крымской войне, то в России не прошли незамеченными и войны, которые вели англичане против зулусов и буров на рубеже 70 — 80-х годов XIX века. Первая — в 1879-м, вторая — в 1880–1881-м. Обе начались с поражений англичан. Зулусы в январе 1879 г. в битве возле холма Изандлвана уничтожили одну из английских колонн, вступивших в их страну. Буры в 1880-м разгромили английский отряд близ холма Майюба.

Для Великобритании оба поражения оказались таким шоком, что в результате пало правительство Дизраэли. Да и в Европе они вызвали немалый резонанс. Французы тоже были шокированы, правда не столько поражениями англичан, сколько смертью сына Наполеона III от руки зулусов. Его называли "имперским принцем", и бонапартисты мечтали увидеть его на троне. Он отправился в Южную Африку за военной славой, вступив в один из английских отрядов. Принца благословили на это и его мать, императрица Евгения, вдова Наполеона III, и королева Виктория. Но зулусский ассегай положил конец наполеоновской династии.

Русское посольство в Лондоне внимательно следило за событиями. Посол граф Шувалов доносил канцлеру Горчакову 22 января/3 февраля 1879 г.: "Вот уже три года как английское правительство испытывает серьезные затруднения в Южной Африке. Аннексия Трансвааля в начале 1877 г. не улучшила положение". О только что начавшейся англо-зулусской войне Шувалов писал: "Исход борьбы не оставляет сомнений. Зулусы будут побеждены, но победа потребует крови и денег... По истечении кампании завоеванные земли будут аннексированы и немедленно переданы под английский надзор".

Узнав о битве при Изандлване, посол в донесении от 31 января/12 февраля 1879 г. рассказал о реакции общества и правительства Великобритании и резюмировал: "...неудачи, понесенные британскими войсками, вызвали глубокое замешательство".

Если в дипломатической переписке речь шла в основном об Англии, о ее реакции на эту войну, и резко подскочивших военных расходах, то внимание общественности привлекала и другая сторона — зулусы. После битвы при Изандлване в нескольких русских журналах и газетах появились описания жизни и быта зулусов, прежде всего их военной организации и военного искусства.

К тому времени русский читатель уже знал о зулусах. Так, еще в 1828 г. в московском журнале «Вестник Европы», основанном Карамзиным, появилась заметка: "С Мыса Доброй Надежды уведомляют от 3-го августа (н. с.), что армия короля Чаки, между Умталою и рекою Баши, идет на владения каффров. Полковник Сомерсет выступил к реке Кази (Кайзикамма) для прикрытия границы и для содействия каффрам". В 1873 г. в Санкт-Петербурге был издан сборник сказок зулусов и готтентотов.

После 1879 г., однако, появились подробные публикации о зулусах. Большой очерк "Король зулусов Сетевайо и его владения" был напечатан в самом крупном русском журнале "Нива" сразу же после Изандлваны. В русский язык Кетчвайо, один из преемников Чаки, вошел как Сетевайо. В статье о нем сказано: "Как умный и прозорливый правитель, он всегда осторожен с соседом, могущество которого хорошо понимает". Сосед — это Англия, которой к тому времени принадлежала не только Капская колония, но и Натал, находившийся прямо посреди территории зулусов. О войне с Англией в статье говорилось, что Кетчвайо повода к ней не давал, что начали ее англичане. Была и фотография с подписью: "Победитель англичан Сетевайо, король зулусов".

А через несколько месяцев в том же журнале говорилось: "...отважный вождь Сетевайо, столько раз доблестно отражавший нападения англичан, взят в плен... Теперь остается его привезти в Европу, как зверя, и мелким газетам начать глумиться над его привычками и странностями..."

И еще через три недели: "Царство зулусов разрушено, как мы уже говорили, и война окончена. Но — много ли она прибавила славы оружию Британии и политике Биконсфильда? Едва ли. В среде самих британцев уже давно, с самого начала войны в Южной Африке, раздавались громкие голоса, порицавшие несправедливое вторжение в пределы владений Сетевайо".

Примерно такие же сведения и оценки давались и в газете "Голос" и в некоторых других русских журналах и газетах.

А о победе буров при Майюбе и о последовавших англо-трансваальских переговорах русское представительство в Лондоне доносило в Санкт-Петербург (18 февраля/2марта и 14/16 марта 1881 г.): "...аннексия Трансвааля была беззаконием и следствием мошенничества", что требования буров были "справедливы". В правящих кругах России еще не остыла ярость против Англии из-за ее резко антирусской позиции во время русско-турецкой войны 1877–78 гг., но все же посольство в своем донесении отметило: "...пойдя на широкие уступки бурам, м-р Гладстон совершил мудрый и справедливый поступок".

Должно быть, к вестям о поражениях Англии в Южной Африке петербургские власти относились с удовлетворением. Те годы — (70–80-е) — разгар соперничества двух империй. И хотя острее всего борьба шла в Центральной Азии, отзвуки разносились по всему миру.

Вот хотя бы такой документ из Архива военно-морского флота. Дата — 26 ноября 1884 г. (ст. стиля). Подписано начальником Главного морского штаба вице-адмиралом Чихачевым. Гриф: "конфиденциально". Адресовано командиру корвета "Скобелев", который после плавания по Тихому океану возвращался в Кронштадт. Задание: "...по пути с мыса Доброй Надежды в Россию пройти вдоль южной части Западного берега Африки для осмотра германских колоний на этом берегу... При осмотре колоний следует руководствоваться соображением, чтобы составить их описание по таким частям, на которые должно быть обращено внимание командира крейсера во время войны". Речь идет о стране, которую тогда называли Германской Юго-Западной Африкой (ныне — Намибия).

В рапорте командира "Скобелева" от 10 февраля 1885 г. сказано, что корвет прошел вдоль всего побережья Юго-Западной Африки и заходил во все бухты. Дано подробное их описание.

Но рапорт этим не ограничивается. Говорится и о бурских республиках и об их отношениях с Англией. "При дальнейшем развитии этой колонии вглубь, немцы имеют ввиду возможность торговых сношений с республиками боэров, которые теперь отрезаны от моря и находятся, в отношении ввоза и вывоза продуктов и необходимейших предметов, в полной зависимости от англичан, так как единственные порты, через которые боэры могут иметь сообщение с остальным миром, Капштадт, порт Elisabeth и Port Natal. Принадлежат Англии".

Источник: Давидсон А.Б., Филатова И.И.

Россия и Южная Африка. Три века связей. Гос. ун-т – Высшая школа экономики. – М. : ИД ГУ ВШЭ, 2010. – 331 с.

11:57 am
Народ галла и его возрастные группы
Народ галла населяет северо-восточную часть Африканского континента. Основной род их занятий — земледелие и скотоводство. Кроме крупного рогатого скота, в их хозяйстве есть овцы, лошади, мулы, верблюды. Иногда они разводят пчел. Одежда людей галла состоит из передника и плаща или шерстяной тоги. Обитают они в основном в лесах, в простых каменных жилищах круглой формы с конической крышей наверху.

Этот народ с долгой историей имеет немало любопытных обычаев, многие из которых сохранились до наших дней, особенно в местах, где еще не укоренилась современная цивилизация. Например, у мужчин в недавнем прошлом существовала система возрастных групп, или "гада", число которых могло достигать десяти, В свою очередь, гада делились на 5 возрастных ступеней, в каждой из которых человек "пребывал" 8 лет.

В этой возрастной системе имелось два полуцикла. В первом полуцикле человек вел активный образ жизни.
Продолжался этот период 40 лет: 5 ступеней по 8 лет. Пройдя все 5 ступеней активного полуцикла, галла входил во второй — пассивный — полуцикл.

Каждая из пяти ступеней имела свое название, так же как и каждая из десяти групп. Пребывая в определенной группе, галла подчинялся и определенным правилам, которые были в ней приняты.

На первой ступени ее члены занимались пастьбой мелкого рогатого скота и в общественной жизни участия не принимали, Вторая и третья ступени объединяли воинов. Причем молодые люди третьей ступени уже имели право жениться, но не обзаводиться детьми.

Самой важной и ответственной ступенью считалась четвертая, Ее члены — мужчины в возрасте от 25 до 32 лет, то есть находящиеся в расцвете сил, — проходили ритуал обрезания, после чего они получали право обзаводиться детьми. Именно в их руках и сосредотачивалась вся законодательная и исполнительная власть в обществе.

Последняя, пятая ступень активности полуцикла объединяла людей, которые сохраняли лишь право совещательного голоса. При этом переход из одной возрастной категории в другую в обязательном порядке сопровождался особыми обрядами.

Прежде чем попасть в первую возрастную группу, мальчики считались «немыми». Попадали же они в начальную группу лишь в том случае, когда их отцы уходили из общественной жизни, завершив пять ступеней активного полуцикла. И только тогда из их сыновей формировалась очередная возрастная группа, члены которой проходили обряд инициации и затем вступали в первую ступень. И уже они повторяли весь путь отцов.

Этой системой была пронизана вся социальная жизнь народности галла. И если вдруг в силу каких-либо обстоятельств человек оказывался вне этой системы, он подвергался самому настоящему остракизму: исключался из общества и лишался всяких прав.

И оказывались в такой ситуации по разным причинам, прежде всего, дети, родившиеся в первые 6–7 лет после женитьбы отца. Ранее их нередко передавали в другие семьи или продавали работорговцам. Подобным образом относились и к детям, родившимся у отцов, которые находились в третьей ступени, но до проведения обряда обрезания. Отверженными были и мальчики, рожденные после завершения их отцами активного полуцикла. Они, согласно законам племени, попадали в тот же пассивный полуцикл, что и их отцы. Те мальчики, которые родились до начала активного полуцикла отцов, тоже были отверженными, и им запрещались инициации, обрезание, а также женитьба.

В то же время переход мужчины в пассивный полуцикл определялся не только возрастом и физическим состоянием, но и рождением внуков, прекращением периода деторождения у старшей жены. Поэтому люди одного возраста, даже если они одновременно прошли инициацию, могли в середине жизни оказаться на разных социальных ступенях.

Говоря о детях, следует заметить, что у галла распространена традиция усыновления детей бездетными супругами. Процесс передачи ребенка от родителей к усыновителям проходит в соответствии с определенным ритуалом. Так, ребенка, обычно в возрасте около трех лет, отнимают у матери и относят в лес, где отец формально отрекается от него, объявляя, что отныне последний умер. Затем убивают вола, и его кровь наносят на лоб усыновленного. При этом его шея обкладывается салом, а на руки набрасывается кусок шкуры убитого животного. Кстати, нередко часть крови вола выливают рядом со священным деревом. И делается это для того, чтобы дерево росло крепким и здоровым. Иногда его ствол и ветви смазывают кровью, маслом и молоком.

В соответствии с 8-летним пребыванием в социальных группах, у галла имеется еще один характерный обычай: в племени день рождения отмечают только один раз в восемь лет...

Кроме системы возрастных групп, у галла существуют еще и три разновидности брака, называемые "бути", "хауе" и "асена".

Во время проведения обряда "бути" происходит настоящее похищение невесты или же его имитация. При "хауе" молодые люди без посредников, самостоятельно договариваются о свадьбе и втайне от родителей устраивают ее в доме жениха.

Впрочем, два первых ритуала имеются и у многих других народов. А вот "асена" — обычай не только уникальный, но и в некоторой степени экзотический. При этой форме брака некрасивая или засидевшаяся в невестах девушка сама выбирает молодого человека: она просто приходит к его дому и садится у дверей. И, сколь бы невероятным это не казалось, но в этом случае юноша не имеет права отказаться от женитьбы.

Своеобразных обычаев придерживаются галла и после свадьбы. Так, теща и тесть у них не имеют права разговаривать с зятем. Кроме того, в случае смерти мужа, вдова и ее сыновья достаются в наследство его старшему брату. Если умерший был бездетен, его брат или родственники должны, путем усыновления или покупки, приобрести наследника, которому дается имя умершего.

Источник: Бернацкий А.С. Загадочные племена и народы мира. - М.: Вече, 2017. 272 с.
Thursday, April 19th, 2018
5:33 pm
Французские колониальные захваты в Африке
Французская политика диктовалась стремлением создать сплошную полосу владений в Африке в широтном направлении: от Атлантического до Индийского океана. В конце 1870 – начале 1880-х гг. колониальные захваты Франции, временно приостановленные после франко-прусской войны, возобновились. Наметились три основных направления французского наступления вглубь континента: на восток из Сенегала, на северо-восток из района р. Огове (Нижнегвинейское побережье) и встречное направление – на запад из Французского Сомали. Французское владение Сенегал, где первые фактории были основаны еще в XVII в., а затем объединились в колонию, явилось главным плацдармом этого наступления.

Колонизационная кампания активизировалась в конце 1870-х гг. Продвигаясь на восток, французы столкнулись с двумя африканскими государствами, расположенными в междуречье рек Нигер и Сенегал – государством тукулеров (правитель Ахмаду) и малинке (правитель Самори). 21 марта 1881 г. Ахмаду формально уступил им земли от истоков Нигера до Тимбукту.

Для дальнейших колониальных захватов в Западной Африке в 1890-е гг. французы резко нарастили там свое военное присутствие: корпус сенегальских стрелков увеличился с двух до трех батальонов, а общая численность регулярных войск выросла вдвое – с 4 до 8 тыс. чел.

В 1891 г. французы вступили в схватку с солдатами Самори. Малинке ожесточенно сопротивлялись, и французам понадобилось несколько лет, чтобы утвердиться на их территории. Окончательно разбить малинке и захватить в плен самого Самори французам удалось лишь в сентябре 1898 г.

В 1893–1894 гг., оккупировав Масину и Тимбукту, французы установили контроль над средним течением Нигера;а в 1898 г., разгромив государство Кенедугу, окончательно утвердились в его верховьях.

На Верхнегвинейском побережье опорными базами французов являлся ряд приобретенных ранее торговых факторий, в частности, форт Котону, приобретенный у Дагомеи в 1878 г. В 1890 г. начались военные столкновения с Дагомеей, которая была окончательно подчинена в результате военных действий 1892–1894 гг. Это открыло французам выход к Нигеру с юга, западный и южный потоки французской колонизации соединились.

К 1895 г. Франция завершила покорение земель между Сенегалом и Берегом Слоновой кости, назвав их Французской Гвинеей, и прижала к западноафриканскому побережью небольшие английские (Гамбия, Сьерра-Леоне) и португальские (Гвинея) колонии. 5 августа 1890 г. было заключено англ о-французское соглашение о размежевании в Западной Африке, которое поставило предел английской экспансии на север: британский протекторат Нигерия ограничивался нижним течением Нигера, областью Бенуэ и территорией, простиравшейся до юго-западного берега оз. Чад. Границы Того были установлены англо-германскими соглашениями 28 июля 1886 г. и 14 ноября 1899 г. и франко-германским соглашением 27 июля 1898 г.

Овладев территорией от Сенегала до оз. Чад, французы в конце XIX – начале XX в. предприняли наступление на север в области, населенные в основном арабами. В 1898–1911 гг. они подчинили обширную территорию к востоку от Нигера, в 1898–1902 гг. – земли к северу от его среднего течения, в 1898–1904 гг. – район к северу от Сенегала. Под французский контроль попала большая часть Западного Судана (современные Сенегал, Гвинея, Мавритания, Мали, Верхняя Вольта, Кот-д’Ивуар, Бенин и Нигер).

В другом направлении колониальных захватов французы начали продвижение на восток в 1875 г. от устья Огове к низовьям р. Конго. Экспедицию возглавлял известный исследователь граф Пьер Савориньян де Бразза. Он основал в 1880 г. станцию Франсевиль в верховьях реки Огове, затем город Браззавиль на правом берегу р. Конго. В конце 1880 г. был провозглашен французский протекторат над долиной Конго от Браззавиля до впадения р. Убанги. В результате второй экспедиции де Бразза (апрель 1883 – май 1885 г.) французы подчинили все правобережье Конго. Впоследствии все французские владения в Экваториальной Африке были объединены в колонию под названием Французское Конго.

На северо-востоке Африканского континента Франция также проявила активность: в 80-х гг. захватила все побережье залива Таджура, а также г. Джибути, сделавшийся главным опорным пунктом французской экспансии в Северо-Восточной Африке. В 1896 г. все контролируемые Францией в Северо-Восточной Африке территории были объединены в колонию, получившую название Французский берег Сомали.

Источник: Черная Африка: прошлое и настоящее. Учебное пособие по Новой и Новейшей истории Тропической и Южной Африки/ под ред. А.С. Балезина, С.В. Мазова, И. И. Филатовой. - М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. - 704 с. ил.

1:11 pm
Блеск и нищета алмазного континента. Часть 2
Благосостоянию экономики препятствует и неконтролируемый рост населения. Много рожали в Африке и раньше – меньше пяти детей здесь иметь непрестижно, – однако высокая смертность не позволяла населению стремительно расти. Тенденция к демографическому взрыву наметилась в колониальный период в результате прекращения работорговли и массового доступа к базовому уровню современной медицины. Медицина делала большие успехи в Африке и в первые десятилетия после ухода европейцев: средняя продолжительность жизни за последние полвека возросла на 15 лет, и уже в 1960-е гг. прирост населения достиг 2,5 % в год – эта цифра сохраняется и сегодня. Это означает, что население Африки растет быстрее, чем где-либо в мире, и к 2050 г. доля африканцев в населении планеты увеличится с 13 % до 20 %. Несмотря на пандемию СПИДа, высокую смертность от малярии и других заболеваний, голод, войны и другие бедствия, население континента уже превысило 1 млрд человек. Ни рост экономики, ни производство продуктов питания не поспевают за таким стремительным ростом, и тенденцию пока не удается переломить (да и мало кто старается это сделать). Государственные дотации на детей лишь провоцируют бедные семьи рожать ради денег.

За ростом населения не поспевает и образование: Африка по-прежнему лидирует по числу неграмотных, лишь около 60 % африканских детей обучаются в школе. Это объясняется как традиционной культурой – никому не хочется отрывать детей от хозяйства, в котором они оказывают помощь взрослым, – так и недостаточным финансированием образования. В африканских школах не хватает ни мебели, ни книг, ни учителей, согласных работать за мизерную плату. Во многих странах приходится наблюдать, как дети за отсутствием бумаги используют мел вместо ручки и маленькую грифельную доску вместо тетрадки.

Кроме того, в условиях царящей безработицы школа никак не дает гарантированной занятости ни юношам, ни тем более девушкам, многим из которых вместо карьеры придется стать конвейером по производству детей. Из-за этого девочек вообще боятся отпускать в школу, и сегодня 100 млн женщин Африки не умеют ни читать, ни писать.

Новые технологии – главный фактор развития экономики – не только не производятся в Африке, но и слабо поступают на континент. Развитым странам всегда было выгодно "сбрасывать" африканским партнерам устаревшие технологии, укрепляя таким образом технологический разрыв между двумя мирами. Что же касается частных инвестиций в высокотехнологичные производства, то они остаются, мягко говоря, весьма рискованными. Не говоря уже о том, что внезапная гражданская война может за неделю разрушить любой бизнес, частая смена режимов и отсутствие всякой правовой защиты инвесторов от самоуправства властей сильно снижают жажду иностранных компаний прочно обосновываться в Африке. Договоренности в таких случаях достигаются вовсе не судебными процессами, а личными контактами с очередной правящей группировкой. Однако прозрачности инвестиционному климату это не добавляет, так что инвестиции в Африку по-прежнему не так велики, как в другие континенты. Исключение составляют китайские инвесторы, о всеядности которых будет рассказано чуть позже.

И все же, несмотря на все проблемы, сегодняшняя африканская экономика находится на взлете. Вот уже несколько лет Африка остается экономически самым быстрорастущим континентом, ежегодно увеличивая свой ВВП на 5–6 % и обгоняя по темпам роста даже Восточную и Юго-Восточную Азию. Некоторые страны, как, например, Ангола и Мавритания, растут по 18–20 % в год. По итогам 2013 г. Африка обошла Россию по объему ВВП, в 2015 г. должна приблизиться к Великобритании. В Африке меньше, чем на других континентах, ощущаются последствия глобальной рецессии, а возврат на инвестиции остается выше. Вероятно, именно поэтому Черный континент становится все более привлекательной площадкой для крупных бизнес-проектов, а также – как следствие – ареной крупных геополитических столкновений.

Источник: Архангельская А., Бабаев К. Что такое Африка. - М.: Рипол классик, 2015, 480 с.
Wednesday, April 18th, 2018
12:32 pm
Весна-лето 1920 года. Крым. Режим Врангеля и крымские татары
16 мая в Симферополе в губернаторском доме открылся созванный по приказу Врангеля Всекрымский мусульманский (татарский) съезд. Из 44 делегатов прибыло 20 (по другим данным – 42 делегата. Возможно, многие опоздали). Евпаторийцы приехать не смогли "благодаря" реквизиции подвод, а феодосийцы – опасаясь грабежей на дорогах. А. С. Айвазов отмечал, что из крымско-татарских националистов на съезд никто не явился, 99 процентов его состава составляли мурзаки, духовенство и бывшие чиновники при Магометанском духовном правлении. Его самого, проживавшего тогда в Алупке под подпиской о невыезде, упорно приглашал присутствовать Таврический губернатор Ф. П. Перлик, гарантируя неприкосновенность.

Открытие съезда почтил своим присутствием Главнокомандующий. Из его речи: "Приветствую Вас и в Вашем лице татарское население Крыма, которое неизменно и в настоящую тяжелую годину боролось за честь и славу матери-России. (...) Выполнение татарским населением военной и конской повинности должно показать, насколько оно стремится прийти на помощь общему делу". Далее Врангель говорил об "удовлетворении культурно-просветительных и некоторых экономических нужд татарского населения", избегая конкретики. По словам Айвазова, Врангель заявил: "Духовенство не умело воспитать молодежь, а дворянство избаловало крестьян. Современная мусульманская молодежь не признает власти, не признает своих традиций, не признает религии, не признает дворянства и не идет по стопам славных предков. Они требуют какую-то культурно-национальную автономию. Вот у меня имеются основные законы курултая, молодежь требует, чтобы я официально признал их Конституцию и т. п. Кто желает автономию, тот должен идти на фронт воевать с большевиками, нечистыми, сначала победа над врагом, а потом автономия.

Вот, господа мусульмане, дайте нам побольше солдат, принудите ваших сыновей явиться в наши доблестные ряды. Мусульмане – хорошие воины. Только нужно им это втолковать".

Демагогическую речь Врангеля дополнил Перлик. Рассчитывать на получение татарами автономии не приходится, заявил он, максимум – самоуправление в религиозно-просветительской области. Айвазов после речи Врангеля со скандалом покинул съезд и скрылся.

17 мая в уездном земстве произошли частные совещания делегатов съезда, часть из которых выставила политические требования, прежде всего восстановление национального парламента, однако у большинства это предложение поддержки не нашло. На следующий день на пленарном заседании выяснилось, что ни один из стоящих в повестке дня вопросов не готов к обсуждению. С целью их подготовки были образованы три комиссии: духовно-религиозная, культурно-просветительная, по самообложению и управлению вакуфным капиталом. Очередное заседание было назначено на 21 мая. Присутствующий на нем вице-губернатор К. И. Карпов заявил, что выработанные съездом документы станут основой законодательных актов по татарским вопросам. Однако на следующий день Перлик огорошил делегатов следующим заявлением: решения съезда оказались совсем не теми, на которые рассчитывало правительство. Врангель же был не столь категоричен. После доклада ему Перлика о происходящем на съезде он предложил выбрать делегатам 5–6 представителей, чтобы вместе с правительственным чиновником выработать мероприятия, касающиеся решения проблем крымских татар в области духовной, религиозной, культурно-просветительной и некоторых сторон экономической жизни. Перлику пришлось изменить тон в отношении делегатов съезда и изложить им предложения Врангеля. Делегаты выразили с ними свое согласие и избрали шесть делегатов для предстоящего совещания в Севастополе.

После мусульманского съезда контрразведка усилила преследования лидеров национального движения, которые вынуждены были скрываться в деревнях горно-лесной местности.

В начале сентября делегация во главе бывшим краевым контролером правительства М. А. Сулькевича М. М. Кипчакским посетила Врангеля. Делегация просила ускорить принятие закона о татарском самоуправлении. "Представители татар всех партий" побывали и у полуопального Я. А. Слащова в Ливадии, результатом чего явилась его записка Врангелю. Для решения проблемы "зеленых", писал Слащов, нужно пойти навстречу крымским татарам, а именно: "1) ускорить вопрос о вакуфных землях, 2) ревизия (самая строгая) нашей местной контрразведки и 3) организация территориальных татарских войск наподобие кубанских". Врангель не отреагировал.

30 августа комиссия при правительстве подготовила законопроект о крымских татарах, но дорабатывала его, не спеша, до начала октября. Процесс подтолкнул французский комиссар граф де Мартель. Окончательный вариант предусматривал: религиозное самоуправление – замену дореволюционного образца назначаемого мусульманского управления выборным, передачу в его ведение вакуфов и выборы муфтия общинами, а также право на создание культурно-просветительских обществ. До утверждения правительством и введения его в действие законопроект так и не дошел.

Наиболее активная часть крымско-татарского движения, объединенная в Милли-фирке, ушла в подполье. В апреле 1920 года прошли переговоры ЦК Милли-фирки с представителями от большевиков и меньшевиков о координации действий, в частности – выпуске совместного антиврангелевского воззвания. На так называемом Коктебельском съезде (конференции) Крымской организации РКП(б), проходившей 5–7 мая (н. ст.) на даче феодосийского аптекаря И. Л. Шика в Коктебеле, было постановлено: "Усилить контакт с татарской национальной партией "Милли-фирка", которая, как выяснилось из переговоров нашего ОК с ЦК этой партии, определенно ориентировалась на Советскую власть".

Конференции не удалось закончить работу. Место ее проведения было выдано контрразведке агентом А. Ахтырским (Яковом Мартьяновым), бывшим наркомом почт и телеграфа УССР, членом Реввоенсовета Крымской армии под командованием П. Е. Дыбенко (выдал более 50 подпольщиков, задержан в Москве в 1926 году, судим как шпион и расстрелян), завязалась перестрелка, во время которой был убит секретарь Севастопольского горкома компартии И. Серов (И. Г. Зильбершмитд), ранена делегат Е. Н. Григорович. Большинство делегатов, включая раненых, сумело спастись. Делегат от Феодосии Илья Хмельницкий (Хмилько) скрылся в доме поэта М. А. Волошина, однако позже был схвачен и принял яд в тюремной камере. В своей записке он указал на провокатора Ахтырского, по доносу которого также была схвачена группа подпольщиков, приговоренных 6 мая 1920 года военно-полевым судом в Симферополе к смертной казни.

Несмотря на огромный риск, увеличивалось, хотя и незначительно, число татар-коммунистов, уверовавших в превосходство социальных ценностей над национальными. К середине сентября в районе между Судаком и Алуштой из крымских татар был организован 5-й татарский полк партизанской Повстанческой армии (до 90 человек) под командованием коммуниста О. А.-Г. Дерен-Айерлы.


Источник: (Серия "Проект "Украина") Вячеслав Зарубин Крым в годы смуты (1917-1921), изд-во "Фолио".
11:53 am
Разгром анархистского движения в советской Украине (1927-1929 гг.). Часть 2
В селе Гупаловцы (близ Днепропетровска) чекисты зафиксировали анархистский кружок из студентов институтов, в Камянце - группу А. Поплавского. В августе 1927 года в железнодорожных мастерских Днепропетровска были найдены издания парижской группы П. Аршинова и Н. Махно. Под подозрением оказались железнодорожник Ф. Демидов (в 1906-1918 годах жил заграницей, откуда вернулся анархистом) и его гипотетическая "группа". Рабочий-анархист Г. Марченко организовал в Днепропетровске Союз независимо ороганизованных пролетариев, агитируя на бирже труда и в общежитии для безработных. Он пытался организовать общее собрание безработных и направитьт делегатов от них в горсовет. Вскоре Марченко арестовали. После арестов анархистских активистов на примете у ГПУ остались 24 человека, из них 6 "молодых" во главе со смертельно больным Б. Холиным.

В Киеве чекисты зафиксировали существование групп Ж. Кологрива и А. Линчевского. Анархистское подполье рассматривало этот город как "региональный центр", здесь часто бывала с целью организации в СССР нелегальной сети авторитетная анархистка Ольга Таратута. Киевские активисты поддерживали связь с московским, харьковским, одесским подпольем, пытались организовать съезд анархистов, провести демонстрацию безработных. Чекисты сообщали:"В Киеве сформировалась небольшая группа анархистов, которая проводит нелегальные собрания", в Киевской губернии "отмечено стремление анархистов организовать типографию совместно с эсерами".

В Харькове после январских арестов 1927 года группа "старых" анархистов во главе с П. Захаровым, которая осталась на свободе, объединилась с несколькими бывшими максималистами и левыми эсерами. Они создали сельскохозяйственную артель-коммуну, собирали деньги для покрытия долгов за переданную анархистскую литературу издательства "Голос труда", на Черный крест, пытались создавать кружки в главных электротехнических мастерских, в кредитном товариществе, вели пропаганду среди рабочих-кирпичников, железнодорожников, поддерживали связи с единомышленниками в Брянске, Таганроге, Ростове, населенных пунктах Донбасса.

В феврале-марте 1927 года на заводах Харькова были разбросаны листовки с призывами бросать работу, а также происходили забастовки против сокращения рабочих мест. Группа анархистской молодежи создала студенческий кружок в Харьковском сельхозинституте, подпольные анархистские "пятерки" были созданы на фабрике "Красная нитка". Также в это время чекисты выявили несколько "диких" анархистских групп.

Существование подпольных кружков было зафиксировано на Одесском судоремонтном заводе им. Марти, среди портовых грузчиков, безработных водников, в институтах народного хозяйства и народного образования.
Неподалеку от физического института было разбросано 12 обращенных к студенчеству анархистских листовок, а
в общежитии института народного образования их было найдено 5. В Одессе также были найдены листовки от имени ЦК партии "Свободы и воли" с призывами к борьбе против "советской бюрократии", "бумажных коммунистов". В начале 1927 года происходили волнения на одесских предприятиях, среди портовых грузчиков. Во "Дворце моряков" и "Клубе советских служащих" на собраниях безработных звучали призывы "строить баррикады под черным знаменем", "гнать коммунистов прочь", в городе появились листовки "Товарищи безработные!" с призывами к протестам. Эти проявления "стихийного анархизма" чекисты связывали с группой моряков во главе с Г. Савицким. Моряки готовили альтернативную октябрьскую демонстрацию 1927 года "под черным флагом". В 1927 году, во время выборов в Одесский горсовет, делегатом от безработных выдвигался "бывший анархист".

Чекисты также сообщали, что анархисты в Одессе "актизировались" в связи с приездом О. Таратуты. По данным секретных информаторов, в начале 1927 года на встрече семерых "старых" одесских анархистов группа попыталась сформулировать позицию анархистов в случае возможной войны между СССР и странами Антанты. Мнения разделились, хотя большинство все-таки высказалось за "защиту отечества". В феврале 1927 года Ольга Таратута выступила на церемонии торжественного перезахоронении праха Л. Тарла, казеннного в 1906 году. Присутствие на кладбище 20 анархистов ГПУ посчитало "политической сходкой".

В апреле 1927 года в Одессе арестовали нескольких анархистов. Причем С. Доманивский (заподозренный в участии в экспроприациях) вступил в перестрелку с чекистами и был ранен. В мае того же года в железнодорожных мастерских Одессы распространялось открытое письмо группы анархистов-коммунистов-железнодорожников с ультимативным требованием к администрации - снять установленные в начале 1927 года ограничения работникам на приработок. В письме содержались угрозы совершения терактов против руководства железной дороги. Утверждалось, что если в течение девяти дней ограничения не будут отменены, то руководителей железной дороги "исключат из числа живых".

В июле 1927 года в различных городах СССР распространялись листовки по поводу нашумевшего процесса по делу Н. Сакко и Б. Ванцетти, происходившего в США. Это дело сравнивалось с десятками незаконных арестов анархистов в СССР, высказывались протесты против использования большевистской властью имен американских анархистов, тогда как в самом СССР тысячи мучеников-анархистов были брошены в тюрьмы. В УССР распространялись тысячи листовок, как напечатанных в СССР, так и нелегально завезенных изданий парижской группы "Дело труда" с протестом против репрессий. О подпольном издании листовки с критикой ВКП (б) и о создании анархистами в Москве Бюро в защиту Сакко и Ванцетти писала зарубежная анархистская пресса.

В августе 1927 года в Одессу из Москвы прибыл авторитетный анархист Н. Варшавский, который встретился с Ольгой Таратутой. Чекисты представили это как шаг к созданию в городе нелегальной группы "поддержки Сакко и Ванцетти". Соответствующие листовки были найдены при обыске квартиры О. Таратуты и при аресте Н. Варшавского. Кидать за решетку О. Таратуту ГПУ сочло нецелесообразным (возможно потому, что слежка за "координатором анархистов" открывала новые оперативные возможности). В октябре 1927 года в Одессе чекисты выявили листовку "Долой государство!", авторы которой призывали трудящихся требовать освобождения анархистов из советских тюрем, подлинной свободы слова и печати. Листовки с призывами, "сходными с тем, что выдвигают анархисты", распространялись и в Запорожье.

Сводная таблица показателей работы Одесского окружного ГПУ за 1928 г. показывала, что среди "политически неблагонадежного" элемента насчитывалось 62 анархиста, из них: "актив" - 20, "пассив" - 13, "легалисты" - 10, "в розыске" - 13. ГПУ также обозначило в качестве "неблагонадежного элемента", близкого к анархистскому подполью, бывших коммунистов, изгнанных из ВКП (б) во время "чисток".


(Продолжение следует.)

Автор - Савченко Виталий Анатольевич (г. Одесса).
Источник: Украiньский iсторичний журнал, № 1, 2017 г.
Перевод с украинского - наш собственный.
Tuesday, April 17th, 2018
12:45 pm
Москва 1940-х годов. Бани
Перед войной в Москве было 57 бань, в которых одновременно могли мыться почти 22 тысячи человек. А уже в феврале 1942-го их работало только девять. В военные годы из-за недостатка топлива в банях не было горячей воды, температура ее составляла всего 30–35 градусов. Топить бани было нечем. С трудом, когда угля не хватало, доставали торф. В баню на Воронцовской улице, например, возили торф с разработок на Сукином болоте. Постепенно городские бани возвращались к жизни, но техническое их состояние оставляло желать лучшего. Из-за поломок вентиляции в мыльных отделениях всегда было туманно и сыро. Не хватало белья, мыла и шаек. Да и те, что имелись, часто текли или не имели ручек.

Не хватало не только предметов, бани нуждались в кочегарах, слесарях, трапанистах и пространщиках. Кто такие пространщики – известно. Они находятся в помещениях, где раздеваются и отдыхают после мытья посетители. Трапанисты же – это те, кто чистит "трапы" – решетки над стоками воды, чтобы в мыльном отделении не образовывались лужи. Трапы время от времени забиваются листочками от веников, обрывками газет, в которые посетители заворачивают свой кусочек мыла.

С мылом в те годы было плохо. Официально каждому посетителю полагалось бесплатно выдавать кусочек весом в двадцать пять граммов. В 1944 году, если верить статистике, баням и санпропускникам город выделил 670 тонн мыла. На первый взгляд может показаться, что это очень много. На самом же деле это всего один кусочек на два месяца.

Мыло, конечно, можно было купить на рынке. Но там в начале войны кусок хозяйственного мыла стоил 15 рублей при твердой его цене 1 рубль 30 копеек, а в сорок пятом году еще больше – 50 рублей. Не случайно поэтому пять с половиной тысяч таких кусков с завода "Новый мыловар" похитили его работники и охранники. Ради такого дела начальник пожарно-сторожевой охраны завода Евсеев добился освобождения от призыва на фронт участника шайки, вахтера Антонова, хотя вахтерам никакая бронь не полагалась.

После войны, когда стало известно об утилизации фашистами трупов узников концлагерей, в Москве заговорили о том, что на рынках продают мыло из человеческого жира, а болельщики на футбольных матчах стали кричать людоедское: "Судью на мыло!".

В начале сороковых годов бани в Москве работали по двенадцать часов в сутки, и все равно в них стояли очереди желающих если не помыться, то хоть согреться. Согласно статистике, на каждого москвича в те годы приходилось по тринадцать с половиной помывок в год. Не считая мытья перед свадьбой, именинами и вызовом к начальству, средний москвич мылся в бане один раз в месяц. Термин "помывка" в банном деле служит главной и, по существу, единственной единицей измерения. Все эти "мочалочасы" и "шайковеники" являются лишь досужим вымыслом людей некомпетентных и далеких от коммунальных служб. А люди, причастившиеся святых тайн этого ведомства, знали, что в Москве тогда совершалось свыше сорока двух миллионов помывок в год! Представить это трудно. Может быть, опять с нулями что-то напутали.

Сознавая важность своего положения, банщики позволяли себе удовольствие поиграть с посетителями. В Сандуновских банях, например, завели такой порядок: на свободные места пускали лишь тогда, когда освободится весь ряд, то есть шесть мест. А однажды, в апреле 1942 года, в те же Сандуны посетителей вообще не пустили, сказали: "Половики вытряхиваем". Когда, наконец, пустили, оказалось, что никаких половиков никто не вытряхивал. Более того, пол был грязный, валялись на нем обрывки бумаги, окурки, а банщики быстренько заметали мусор под диваны.

Не помогало культуре обслуживания и то, что банщики во многих банях получали с клиентов наличные деньги.

Источник: Г. В. Андреевский Повседневная жизнь Москвы в сталинскую эпоху. 1930-40 годы. М.: "Молодая гвардия", 2008 г., 447 с.
Sunday, April 15th, 2018
7:31 pm
Яков Острянин. Часть 1
После поражения повстанческого войска под Кумейками в декабре 1637 года освободительное движение в Украине не прекратилось. В ответ на шляхетский террор крестьяне и мещане присоединялись к козакам и отправлялись на Запорожье. Из-под Чигирина и Корсуня на Сечь прибыли отряды под руководством Карпа Скидана, Ивана Злого и Филоненко, с Полтавщины - повстанцы, возглавляемые Яковом Острянином. Именно последнему довелось продолжить дело, за которое отдал жизнь козачий гетман Павло Бут.

По приказу короля Владислава IV для окончательной расправы над "бунтовщиками" в феврале 1638 года в направлении Запорожья выступило карательное войско под руководством полковника Казимира Мелецкого. Коронный гетман Станислав Конецпольский вручил ему специальную инструкцию, в которой говорилось о том, что козаки, не вписанные в реестр, должны немедленно вернуться к своим панам, а все запорожские "чайки" (суда) подлежат сожжению. В случае сопротивления Сечь должна была быть уничтожена. К походу помимо отрядов коронного войска привлекли и 4 тысячи реестровых козаков, возглавлявшися старшим Илляшем Караимовичем.

Попытка штурмом овладеть Сечью не прнинесла ожидавшихся результатов. Мелецкий объяснял свое поражение нежеланием козаков устраивать братоубийственную резню. В послании к С. Конецпольскому он жаловался: "С помощью козаков трудно воевать против их же народа - это как на волке пахать". Наконец каратели были вынуждены вернуться на волость, а большинство реестровых перешли на сторону запорожцев, которые к тому времени уже составляли хорошо организованную военную силу под руководством гетмана Якова Острянина.

Сведения о происхождении Острянина разнятся: по одним источникам — родился в казацкой семье на Киевщине, по другим — родом из Полтавы, по третьим - "Стефан-Христофор из Острога и Остра Острянин". Яков Острянин упоминается в литературе под именами Яцька, Степана, Стефана. Известно, что в молодые годы он служил на соляных промыслах на границе Дикого Поля. В 1629 году бежал на Запорожье и принимал участие в восстании под руководством Тараса Трясило.Бился с польскими войсками под Переяславом весной 1630 года. В 1632-34 годах принимал участие во главе отряда реестровцев в войне против Московской державы. За поддержку козацкого восстания под руководством Павлюка королевским указом от 22 марта 1638 года усадьба Якова Острянина была передана во владение шляхтичу Мацею Доманскому. Так что в отношениях с властями козачий вожак имел и личные счеты.

Перед началом вооруженного выступления Яков Острянин вместе с Дмитором Гуней, Карпом Скиданом, Мартыном Незнанским и Корнеем Кудрей провели большую подготовительную работу. Написанные ими письма и универсалы разошлись по всей Украине (нередко миссию по их распространению, а затем и роль разведчиков исполняли священники, монахи, нищие и бандуристы). В универсале Острянина от 10 марта 1638 года акцентировалось внимание на усилении экономических тягот и национально-религиозного гнета, а также провозглашалось, что главной целью козацкого выступления из Запорожья является "освобождение народа нашего православного от ярма, тиранского ляхского угнетения и мучительства". Достаточно четко звучала мысль о опасности, которая угрожала восстанию со стороны реестровой старшины. Поэтому подготовку к выступлению рекомендовалось вести тайно, читать письма и универсалы между своими людьми.


Во второй половине марта повстанческое войско выступило из Запорожья. Острянин планировал отрезать расположенные на Левобережье шляхетские отряды от основных сил противника и разгромить их по одиночке. С этой целью повстанческая армия разделилась на три части. Главные силы во главе с самим Острянином двигались по левому берегу Днепра. В направлении Чигирина по Правобережью двигались отряды Карпа Скидана, которые имели задание охранять подступы к Днепру с запада, откуда могли появиться шляхетские подкрепления. И, наконец, несколько сотен повстанцев под руководством Дмитра Гуни поднимались по реке на челнах для захвата основных переправ.

Известие про наступление повстанческих войск на волости быстро достигло Нежина, где пребывал в это время полковник Стефан Потоцкий. Он тут же известил об этом польного гетмана Николая Потоцкого, которого временно заменял, и начал подготовку к карательному походу, стремясь встретиться с Острянином до того, как он достигнет густонаселенных районов Поднепровья. Однако этим планам было не суждено осуществиться.

Повстанцы быстро миновали Кременчук, Максимовку, Пивни, Чигирин-Диброву. При поддержке местного населения они разгромили шляхетские гарнизоны и захватили переправы через Днепр. Убедившись в надежности тылов, Острянин выступил в глубь Левобережья - на Хорол, а затем на Омельник. Несмотря на свои успехи, повстанцы решили остановиться в Говтве и дождаться подкрепления.

Местечко Говтва, расположенное в междуречье рек Псела и Говтвы, со всех сторон было окружено лесами, что благоприятствовало организации обороны. За короткое время повстанцы укрепили местный замок, насыпали высокй земляной вал между берегами рек, а на высотах установили пушки.

Коронное войско во главе с С. Потоцким выступило в сторону Говтвы. Насыпав земляной вал напротив окопов повстанцев, утром 25 апреля каратели сделали попытку силами немецкой пехоты и реестровых козаков завладеть мостом, что соединял берега реки как раз напротив главных ворот города, но их остановил шквальный артиллерийский огонь. В это время отряд запорожцев незметно зашел им в тыл, перегородив завалами из колод путь к отступлению. Реестровый козак Владимир Лавров позже рассказывал российским купцам: "Тех-де немец и реестровых козаков запорожские черкасы побили всех наголову".

На следующий день С. Потоцкий начал отступление к Лубнам, которое превратилось в паническое бегство. Украинский летописец отметил бесславную гибель почти 3,5 тысяч жовнеров и реестровых. Одной из причин таких масштабных потерь в коронном войске Ш. Окольский называет недооценку сил противника.

Поражение вынудило С. Потоцкого изменить тактику. Он сосредоточил свои отряды на левом берегу Сулы близ Лубен и направил гонцов в Бар и на Покутье к С. Концепольскому и Н. Потоцкому с просьбой о помощи. Выбор места для лагеря - в центре владений магната Яремы Вишневецкого - был неслучайным. В Лубнах находились склады оружия и боеприпасов, а сам город стоял на стыке важных путей Левобережной Украины и мог стать важным оборонным пунктом.


После победы козацко-селянского войска под Говтвой к Острянину прибыли тысячи крестьян и горожан с Полтавщины и Черниговщины. Вскоре стало известно про приближение полка донских казаков. Со стороны Киева двигались крупные отряды повстанцев под руководством Соломы, Савы, Мурка. В лагере Острянина царило боевое настроение. По словам Окольского, "козаки были уверены в своем успехе и уже делили Украину между своими предводителями: одному отдавали Перяслав, другому - Киев, третьему - Волынь". В общем, ширились слухи про планы Острянина ликвидировать польское господство на Украине.

(Продолжение следует.)


Источник: Iсторія України в особах: Литовсько-польська доба/Авт. коллектив: О. Дзюба, М. Довбищенко,... О. Русина (упоряд. и авт. передм.) та ін. - К.: Україна, 1997. - 222 с.

Перевод с украинского - наш собственный. :)
Thursday, April 12th, 2018
1:49 am
Разгром анархистского движения в советской Украине (1927-1929 гг.). Часть 1
Все еще необходимо развенчивать миф, угнездившийся в трудах некоторых историографов, что-де анархистских организаций в советской Украине в 1927-29 годах не существовало. На самом деле в крупных промышленных и культурных центрах (Одесса, Харьков, Киев, Днепропетровск) анархистские идеи находили приверженцев среди студенческой и рабочей молодежи, часть анархистских групп считалась "дикими" - они не были связаны с традиционными анархистскими структурами. В 1927 году диктаторская верхушка СССР решила начать полное уничтожение анархистских группировок, что в конечном итоге привело к полной ликвидации анархистского подполья в УССР.

* * *

Вопрос о существовании и борьбе политического подполья против становления тоталитарной диктатуры в СССР в 1927-1929 годах на сегодня в российской и украинской историографии остается открытым. Традиционная точка зрения, которая сформировалась еще со времен "застоя", была смесью из сталинского "поиска врагов" и хрущевско-диссидентской концепции "безвинных жертв сталинизма". В исторической науке прочно утвердилась мысль о "самоликвидации" или "ликвидации сверху" партий и подпольных организаций в начале 1920-х годом. Потому и 1921-й год считается многими официальной датой прекращения деятельности анархистского движения в СССР.

Перед исследователями анархизма в Восточной Европе встает вопрос доверия к чекистско-большевистским источникам. Историки, изучающие эту проблему, согласны с относительной объективностью "царских" документов (полицейской и судебной информации) и активно используют их в своих трудах. Подобный подход характерен и для историков, изучающих деятельность анархистских групп времен Гражданской войны. Однако про источники 1920-х годов из недр ГПУ сложилась "особая мысль". На самом деле перед историками встает серьезная методологическая проблема - если отказывать в информативности советским документам 1920 - начала 1950-х годов относительно репрессий, то нужно подвергнуть сомнению весь комплекс документальной базы советского периода. Однако на такой шаг историческая наука не идет, и не может пойти. Про подполье начала 1920-х было разрешено писать, так как этот дискурс вошел в официальную историографию времен И. Сталина, Н. Хрущева, Л. Брежнева, тогда как историография после ХХ съезда КПСС сознательно отбрасывала изучение политического подполья в СССР после 1922 года, так как существовало указание сверху о "раскрытии культа личности И. Сталина", а также связанная с ним
послесталинская "теория" о невозможности и бесцельности организованного политического сопротивления в республиках СССР. Из архивных документов ГПУ становится ясно, что практика самооговора, полной фальсификации политических дел установилась в СССР с 1929-30 годов. Самооговоры под действием физических пыток были в СССР 1922-28 годов редкостью. В то время распространенным наказанием для анархистов-подпольщиков были 3 года ссылки (Казахстан, Западная Сибирь), а также высылки из промышленных центров в глубь СССР. Такие наказания не могли сломать "профессиональных" анархистов, многие из прошли царскую каторгу или советские концлагеря периода Гражданской войны. Игнорируя информацию, почерпнутую из политических дел 1920-х годв и эмигрантской прессы, часть историков до сих пор сомневается в возможности существования подполья в СССР, отказывают народов бывшей "страны Советов" в истории их отпора, навязывая клише про социальный мир периода НЭПа.

Документы ГПУ про деятельность подполья предназначались для узкого круга лиц, включая самого И. Сталина. Они должны были показать руководству СССР истинное положение дел. Начиная с 1926 года из этих документов исчезают упоминания о деятельности подполья меньшевиков, эсеров "всех мастей", но до 1930 года сохраняется информация о подполье анархистов. В некоторых документах ГПУ заметна тенденция преувеличивать "опасность контрреволюции", так как таким образом карательный орган отстаивал перед партийным руководством свое право на существование. Но информация "с другой стороны" (переписка анархистов, издания анархистских групп) играет роль "лакмусовой бумаги" и подтверждает информацию о деятельности анархистского подполья в СССР периода НЭПа.

Лишь в последние десятилетия в Украине (В. Савченко, А. Дубовик, Д. Стаценко) и в России (Я. Леонтьев, С. Быковский, Д. Рублев) были опубликованы несколько статей, посвященных исследованию деятельности анархистов после 1921 года. В этих статьях утверждается, что анархистское движение в СССР не просто продолжалось после 1921 года, но и заметно актизировалось в 1924-26 годах. В то же время анархистское подполье в СССР в годы "позднего НЭПа" (1927-1929) остается за пределами внимания историков Восточной Европы.

Советская пропаганда трубила на всех углах, что никаких анархистов во второй половине 1920-х годов в СССР уже быть не могло, но в секретных чекистских донесениях указывалось: "В ряде районов Союзов усилило свою деятельность анархо-подполье... организуются новые подпольные группы, втягивается молодежь...на Украине анархо-подполье прилагает все усилия к расширению и углублению своей деятельности". Осенью 1927 года чекисты сообщали: "После летнего затишья наблюдается заметное усиление активности среди анархо-подполья". Такое "усиление" чекисты видели в организации новых групп и кружков, распространении анархистских рукописей и листовок, в устной агитации среди рабочих и служащих, в расширении связей с анархистами за границей, откуда поступали анархистские журналы и газеты, а также денежная помощь от "Черного креста". (Одесса, Харьков, Зиновьевск).

Как известно, в 1927 году анархистские вожаки Петр Аршинов и Нестор Махно пытались консолидировать своих единомышленников в разных частях мира с помощью разработанной ими "Организационной платформы общего союза анархистов". Текст этого документа, отзывы и письма-анкеты нелегально доставляли из Франции в Киев, Одессу, Днепропетровск, Мелитополь, Полтаву. В сентябре 1927 года на страницах журнала группы Аршинова-Махно "Дело труда" (Париж) было напечатано "Открытое письмо к рабочим и крестьянам СССР", в котором содержался призыв к всеобщему восстанию против большевистской власти. Интересно, что в "страну советов" тайно провозили не только это издание, но и аргентинскую газету "Анархия", а также публикации "Рассвет" и "Пробуждение" из США.

Структуры ГПУ получали информацию об активизации деятельности анархистов и махновцев за кордоном, что вызвало появление циркуляра "Про махновцев" (август 1927 года), в котором содержалась рекомендация "усилить бдительность" в отношении потенциального "махновского подполья". Одним из последствий такого наказа стали аресты крестьян в Гуляй-Поле (Н. Зуйченко и др.). В Запорожском округе чекисты выявили около 500 "бывших махновцев" (в том числе 84 "вожака и командного состава"), часть из которых, по мнению ГПУ, проводила "тайную антисоветскую работу".

Особое внимание чекисты уделяли анархистам Днепропетровска, где действовала группа Маслова-Удалова.
Она была связана с "местными рабочими и интеллигенцией, ставила за цель создание подпольных кружков и типографии, организацию забастовок... разрабатывала план налета на банк", напечатала (или только готовила к печати) листовки "Молодой анархист". В начале 1927 года эта группа была ликвидирована. В донесении ГПУ про нее говорилось: "Группа достигла 30 человек, причем ее члены выезжали для связи в Москву, Тулу, Харьков, а также имели намерение установить связь с Киевом, Одессой, Брянском, Ростовом". Анализ социального состава группы свидетельствует, что больлшинство в нем составляла учащаяся молодежь (студенты горного института, а также института народного просвещения), но были и "хулиганско настроенные представители рабочей молодежи", безработные, журналист, техник. Частью этой структуры стала студенческая группа "Молодые анархисты". Всего было арестовано 22 человека, из которых 14 вскоре выслали. Аресты коснулись также и другой группы, которая действовала в Днепропетровске под названием "Хлеб и воля". ГПУ также считало, что в городе и его окрестностях действуют и другие группы, на тот момент неизвестные чекистам (Б. Самохина, Крылова-Ольшанского).

(Продолжение следует.)


Автор - Савченко Виталий Анатольевич (г. Одесса).

Источник: Украiньский iсторичний журнал, № 1, 2017 г.

Перевод с украинского - наш собственный.
Tuesday, April 10th, 2018
6:39 pm
Как казаки-мужья своих жен из плена вызволяли
Не стоит лишний раз указывать на то, что с давних времен мужчины не могли обходиться без женщин и наоборот. Исторически сложилось так, что самой пригодной моделью их сосуществования стало бракосочетание
и проживание под одной крышей ради самой главной цели - продолжения человеческого рода. К сожалению, не так уж и редко по разным причинам семейная пара расставалась. Достаточно часто, а мы обращаем внимание
читателя на примеры далекого XVII в., такие разводы супругов происходили без обоюдного согласия партнеров, то есть насильственным путем. Именно о таких, не достаточно приятных случаях, которые постигли
известных военно-политических деятелей Украины гетмана Петра Дорошенко и его вторую жену Любовь, а также другого обладателя булавы Андрея Могилу и его "половину" Параскеву, мы и поведаем в этом очерке.
Ведь как три века тому назад, так и сегодня каждую представительницу женского пола, очевидно, очень интересовало и продолжает волновать вопрос - а что делали бы мужчины, когда бы их жен похитили неизвестные разбойники или они попали в плен, или стали заложницами?

У одного из ближайших сподвижников украинского гетмана Богдана Хмельницкого, многолетнего полковника Войска Запорожского, а потом и его наивысшего лидероа Петра Дорофеевича Дорошенко судьба казалась достаточно схожей с судьбой Богдана. Он, как и его знаменитый предшественник, был гетманом около десяти лет, его тоже сначала очень любили в народе и называли "Богом данным", ему также приходилось выбирать внешнеполитическую ориентацию между королем, царем и султаном, и он так же, как и Богдан, был неоднократно женат. Имя первой жены Дорошенко
не сохранилось в исторических анналах. Во второй раз он связал свою жизнь с родовитой племянницей собственного патрона Б. Хмельницкого, двоюродной сестрой его сына Юрия (который также в свое
времени успел подержать булаву) Любовью Павловной Яненко. С ней он прожил много лет - приблизительно с середины 50-х до середины 80-х годов XVII века. Как выяснилось вскоре после бракосочетания, Люба
была небезразличной к "зеленому змею" и пока ее муж находился в военных походах, напивалась и, как удостоверяет тогдашний документ, "совершала разные злодейства". Страницы архивных документов
не раскрывают суть "злодейств" пьяной гетманской жены. Хотяможно уверенно утверждать о ее неверности, учитывая то, что Петр Дорошенко согласно старинному обычаю неоднократно
"накрывал ее черным платьем ", но всегда прощал своей молодой жене такие семейные грехи. Очевидно, он ее все-таки крепко любил.

Наиболее ярко это может засвидетельствовать один маленький эпизод из их супружеской жизни, когда неверная жена Дорошенко некоторое время находилась в неприятном (хотя и почетном) состоянии заложницы, а любящий
муж в это время добивался ее освобождения, невзирая на предыдущие "заслуги" Любы. Это случилось после того, как в 1676 г. гетман П. Дорошенко добровольно сложил булаву в пользу своего соперника Ивана Самойловича.
Последний по требованию московского царя Алексея Михайловича в марте 1677 г. отправил своего давнего
конкурента в почетную ссылку в Москву, а его жену вместе с матерью и братьями Дорошенко оставил поближе к себе - переселил их из Чигирина в городок Сосницу на Черниговщине.

Такое обращение с родными своих бывших, реальных или потенциальных противников было достаточно распространенной практикой в те времена. Это делалось ради того, чтобы оказывать определенное политическое влияние на своих бывших, нынешних или будущих противников. Так, например, сыновья самого
Самойловича некоторое время были почетными заложниками в Москве. Один из сыновей его несчастливого предшественника, гетмана Михаила Ханенко, находился в той же роли при дворе польского короля в
Варшаве, второй - у турецкого султана в Стамбуле, а третий - в плену у того же Дорошенко. Долгое время И. Самойлович удерживал еще одну почтенную заложницу - жену правобережного гетмана Андрея Могилы, но об этой истории немного позже.

Находясь с начала весны 1677 г. в Москве, Дорошенко неоднократно обращается к царю с просьбой отпустить жену к нему. Алексей Михайлович идет навстречу экс-гетману и высылает в Батурин своего посланца поддьячего Василия Юдина с целью улаживания этого дела. В течение мая царский представитель пытался
добиться согласия от И. Самойловича на отправление Любы в Россию. Однако левобережный гетман под разными предлогами отказывал ему в этом. Самым главным аргументом был тот, что Петр не обратился лично со своей просьбой к Самойловичу. Напротив, Дорошенко прислал в Батурин послание, в котором просил хлопотать о
его возвращении в Украину. А потому, отмечал гетман в разговоре с
Юдиным, "к Петру Дорошенку ему, гетману, посылать насильственно женщину его невозможно..., а в письме (Петровому) написано, что будто велено женщину его прислать по указу царского
величества, и, чтобы гетман (Самойлович), взял его в малорусские города.".

Понимая, что ему чинятся преграды для исполнения царского задания, В. Юдин посещают мать и братьев
Дорошенко и просит их отпустить Любу в Москву. Те ответили что это должен решить И. Самойлович. А спустя некоторое время к гетману пришел брат Петра Дорошенко Андрей и рассказал ему такое:

"...И по отъезду его, Петра, к великому государю в Москву начала она (жена Люба) пить ужасно и без
известна его, Андрея, ходить и делать злодейства. И в настоящее время приехал к Соснице, приказал он, Андрей, ей собираться ехать к брату Петру. И она при отце своем Яненко говорила ему
Андрею, с криком: "Если будет ее он в Москву насильственно посылать, то брат его Петр недолго будет на свете жить". И он, Андрей,услышав от нее такие слова, бил челом гетману, чтобы ее к брату временно не отсылать". После этого Андрей объявил Самойловичу и присутствующему в гетманской канцелярии русскому
поддьяку Юдину, который напишет о ее злодеяниях своему брату Петру в Москву, чтобы тот окончательно решил судьбу своей жены. А до той поры он советует не отпускать ее из Украины.

Возможно, и в самом деле Люба взялась за старое, а может, такую интригу закрутил И. Самойлович, чтобы не отпускать ее к мужу (известно, что он перед этим неоднократно вызывал к себе Андрея и имел с ним
длинные разговоры), но именно таким способом был достигнут результат - жена П . Дорошенко и дальше продолжала оставаться почетной заложницей.

Идя навстречу настойчивым просьбам Дорошенко, русский царь высылает в Батурин еще одного своего представителя, но теперь рангом выше - стольника Александра Карандеева. Он прибыл
в гетманскую столицу 5 июля 1677 г. А уже через две недели
жена Дорошенко отправилась в Москву, а с ней, согласно документу "...8 телег скарба, рыдван и коляска, а под теми телегами по 2 коней в телеге. 5 телег со всякой рухлядью, по одному коню
в телеге... Провожатых с ней ('женой Петра) 6 мужчин и прислужница; и он Александр (Карандеев)
поставил около нее 8 человек". 28 июля того же года Люба Дорошенко
наконец прибыла к своему мужу. Вместе Петр и Люба прожили еще некоторое время в предоставленном царем доме. Вскоре, около 1685 г., его "малоумная" (так писал о ней Петр в письме к Самойловичу) жена умерла. Петр Дорошенко недолго горевал и вступил в брак в третий раз с русской боярыней, от брака с которой через два поколения родилась известная Наталья Гончарова, которая стала женой Александра Пушкина.

Подобная история случилась с менее известным украинским гетманом Андреем Могилой, который возглавлял казаков Правобережной Украины с 1684 по 1689 г. Сразу после его избрания гетманом "от имени Его Королевской Милости" ( состоялось в марте 1684 г.) И. Самойлович, который был гетманом "от имени Его Царского Величества" на Левобережье, приказал арестовать жену новоизбранного конкурента Параскеву. Учитывая то, что она проживала в
одному из городков "на левом берегу" Днепра, сделать это было не слишком трудно. Если П. Дорошенко обращался в деле освобождения своей жены к московскому царю, то А. Могиле ничего не оставалось делать как попросить заступничества у своего протектора, польского короля Яна III Собеского. Он отбыл в Варшаву, где в июле 1684 г. его сразу же принял и выслушал король. И в конце июля Ян III Собеский высылает послание в Москву с просьбой как-то повлиять на левобережного гетмана И. Самойловича и обязать его немедленно
освободить жену подчиненного ему правобережного гетмана. Однако царский двор по неизвестным причинам даже не признал нужным дать ответ королю по этому делу, что было грубым нарушением тогдашнего
этикета переписки между наивысшими лидерами разных держав.

Именно поэтому великий канцлер Речи Посполитой М. Огинский в октябре 1684 p., напоминая о послании своего короля, обратился с посланием к русскому князю В. Голицыну. Тот ответил ему, что
"такого Королевского Величества грамоты... об освобождении жены Могилы... среди присланных не было" (?!), а также, что неизвестно, по каким причин арестована Параскева и где она сейчас находится. Однако Голицын обещал дать приказ Самойловичу о "розыске" жены правобережного гетмана. Мы точно не знаем, была ли это сознательная дезинформация россиянами поляков, или, возможно, что действительно послание Яна III Собеского по
неизвестным причинам не попало к адресату, однако Параскева Могила так и не была освобождена в течение нескольких следующих лет.

Ее верный муж неоднократно обращался в королевскую канцелярию с просьбой повлиять на царя и левобережного гетмана относительно его дела. Но все это время она еще находилась в плену.Вероятно, что ее выпустили лишь в конце 1687 г. по просьбе новоизбранного левобережного гетмана И. Мазепы, который не хотел
ссориться из-за этого с польским королем.

Андрей и Параскева Могилы жилы в разлуке больше трех лет. Однако муж не терял надежду на возвращение жены из плена и, как видим, благодаря собственной настойчивости добился своего. Но последовавшие
события показали, что им недолго пришлось радоваться счастьем - в начале 1689 г. гетман А. Могила умирает. Теперь уже его жена обращается за помощью к королевскому правительству. Однако это,
как говорится, уже совсем другая история...


Источник: Горобец Виктор, Чухлиб Тарас НЕЗНАЙОМА КЛІО. Таємниці, казуси і курйози української історії.
Козацька доба. - Київ, видавництво "Наукова думка", 2004. 311 с.

Перевод с украинского - наш собственный.
Monday, April 9th, 2018
10:19 am
Историко-этнографические регионы Украины. Часть 11
Гуцульщина

Ярким этнографическим своеобразием отличается карпатская зона западноукраинского региона. Она делится на три историко-этнографических района: Гуцульщину, Бойковщину и Лемковщину. В отличие от предыдущих случаев, когда местное название население того или иного региона (слобожанцы, полтавцы, подоляне, полещуки и др.) является производным от названия самого региона, тут наоборот: название самого региона происходит от названия этнографической группы: гуцулов, бойков, лемков. Названия этнографических групп - давнего происхождения, а производные от них - Гуцульщина, Бойковщина, Лемковщина - были введены в научный оборот во второй половине XIX - начале ХХ века для обозначения территории, которую заселяет каждая из этих этнографических групп.

Итак, Гуцульщина. Про этот край и его людей написано едва ли не больше, чем о всех других этнографческих районах Украины. Ярко изображен он в художественной литературе, изобразительном искусстве, кино (например, в фильме "Тени забытых предков" С. Параджанова по мотивам повести М. Коцюбинского), стихах, рассказах и повестях Ю. Федьковича, И. Франко, Г. Хоткевича, О. Кобылянской, М. Стельмаха, польского писателя С. Винценза, многочисленных картинах К. Устияновича, И. Труша, О. Кульчицкой, Й. Бокшая, А. Монастырского, Й. Куриласа и др. Привлекательностью отличаются величественная красота природы этого горного края, гордый, вольнолюбивый нрав его жителей, колоритная одежда, самобытное народное искусство.

Поселения гуцулов занимают восточную часть Украинских Карпат - теперишние Верховинский, Косовский (без северной полосы), южная часть Наддворнянского и Богородчанского районов Ивано-Франковской области, смежные Путильский и южная часть Вижницкого и Сторожинецкий районы Черновицкой области, а также Раховский район Закарпатской области. К историко-этнографической Гуцульщине принадлежат и части местностей Сигота и Вышива, которые ныне входят в состав Румынии.

Происхождение названия гуцулы имеет различные объяснения и до сих пор до конца не прояснено. Одни авторы связывают его с греческим словом готуль в значении разбойник, другие выводят его из слова кочевать - кочулы, считая гуцулов первоначально кочевым племенем, третьи - из названия тюркского племени узов, от которых могли якобы происходить и гуцулы.

Заселение Гуцульщины и вообще украинских Карпат происходило, как убедительно свидетельствуют источники, с давних времен в основном с севера на юг вследствие постепенного продвижения в горы по речным долинам и хозяйственного освоения горных склонов. Основным колонизационным элементом были восточнославянские поселения, хотя вполне возможно и кочевье, а затем и поселение тут остатков древних тюркских и восточнороманских племен, ведь следы их влияния обозначились, в частности, в традиционно-бытовой культуре гуцулов.

В зависимости от природных условий и недостатка пригодной для возделывания земли главная роль в хозяйственном укладе и производительном труде гуцулов принадлежала животноводству, в частности отгонному, с преобладанием овцеводства в его структуре.На этой основе развилась култура полониного хозяйства со своими видами сооружений, формами выпаса, производительными функциями, организацией быта, способами переработки молочных продуктов и т.д.

С преобладанием животноводческого характера в хозяйстве гуцулов в занчительной степени связан и особый вид их поселений - размещение усадеб (оседков) не только в долинах, но и на склонах и даже верхах гор, то есть поближе к местам выпаса и запасам кормов. В Гуцульщине сохранился давний вид двора с замкнутой по периметру системой строений - гражда. Основным материалом для одежды гуцулов были домотканое шерстяное сукно, овечий мех и самовыделанная кожа. Но компоненты традиционной одежды, в частности, праздничной и обрядовой, отличались богатством орнамента, украшениями, вышивками, апликацией, тиснением на коже, металлическими аксесуарами.

Значительное внимание в хозяйственно-производительной деятельности гуцулов оказывалось различным вспомогательным занятиям: собирательству (ягод, грибов, лекарственных растений), заготовке древесины, сплаву лесоматериалов. Из ремесел и домашних промыслов наиболее распространенными и весомыми были обработка шерсти и кожи, ткачество, гончарное дело, обработка древесины, пленение лозы и корней. Известны в Гуцульщине были и такие давние виды промыслов, как варка соли, изготовление поташа, древесного угля и варка смолы.

Своеобразные архаичные черты стойко сохранялись в семейном и общинном быту с присущими им патриархальным устоям, почитанием старших и сельских старейшин, в различных сферах духовной культуры: традиционных знаниях, верованиях, обычаях, обрядах. В них прослеживаются следы духовной жизни различных эпох, начиная от первобытнообщинного строя, соединения древних языческих и более поздних христианских элементов, фантастических иррациональных явлений с практическим опытом, выработанным и проверенным на протяжении веков.

Гуцульский фольклор, в частности, обрядовые песни, сказки, легенды, былички, обладает интересными мотивами, сюжетами, образами, своеобразной мелодикой. С давних пор Гуцульщина известна и оригинальным декоративно-прикалдным искусством: керамикой, резьбой по дереву, ткачеством, вышивкой, художественной обработкой металла, кож, украшениями из бисера, изделиями из рога и т.д. Изделия гуцульских народных мастеров, которые экспонируются во многих музеях, собраниях многочисленных коллекционеров, поражают яркой живописностью, богатством способов технического исполнения, оригинальностью орнаментальных композиций, образов и мотивов.

Все это и многое другое из традиционно-бытовой культуры, а также диалектная специфика речи гуцулов характеризуют их как одну из наиболее ярко выраженных этнографических групп украинского народа.


Источник: Етнографia України: Навч. посибн./За ред. проф. С.А. Макарчука. - Вид. 2-ге, перероб. і доп. - Львів: Світ, 2004. -- 520 с.

Перевод с украинского - наш собственный. :)
[ << Previous 20 ]
About LiveJournal.com