March 18th, 2017

Конг

Особенности национальных характеров арабских народов

Вот, попался на глаза такой материал. По-моему, он может быть полезен тем, кто собирается в соответствующие страны или просто пытается лучше понять реалии и черты современного мира. Впрочем, я дилетант в этих вопросах и с уверенностью судить не могу.

* * *


В 1970-80 гг. в арабском мире был популярен лозунг сирийских баасистов: "Ал-умма ал-арабиййа вахида, зат рисала халида" ("Арабская нация едина, а миссия ее бессмертна"), который на самом деле отражал лишь мечту, а не реальность. То, что это лишь мечта, подтверждают как конфликты между арабскими странами, разногласия между конфессиями, так и различия в диалектах. В качестве примера можно сравнить арабов Аравийского полуострова жителей Египта. Египтяне унаследовали памятники культуры Древнего Египта и с развитием туризма все более проникаются ощущением значимости прошлого Египта для мировой цивилизации. А вот у арабов Аравийского полуострова можно наблюдать симбиоз бедуинской и раннеисламской культур. Отличаются от арабов и берберы Марокко. Ведь сами берберы всегда говорят:"Мы - не арабы". Можно также вспомнить маданов Южного Ирака, до сих пор демонстрирующих приверженность традициям, оставшимся в наследство от некогда обитавших здесь шумеров. Своей историей (ну и заодно самосознанием) обладают издавна живущие в арабских странах армяне, курды, туркмены, берберы, туареги и многие другие народы. Естественно, с давних пор ислам стал общим знаменателем, позволившим представителям разных народов занять определенное, иногда достаточно высокое, место в общественной жизни той же Османской империи, а затем и отдельных стран,ранее в нее входивших.

Каждый народ имеет свои представления о ближних и дальних соседях. На самом деле от арабов из тех или иных стран можно услышать, что сирийцы лукавы, египтяне хитры, йеменцы простодушны, ливийцы высокомерны,иракцы и алжирцы воинственны. А также, что тунисцы мягкие и обходительные, а вот марокканцы "себе на уме" по сравнению с тунисцами, но тем не менее вежливы и доброжелательны. Это свидетельствует о том, что развитие туризма в Тунисе и Марокко оказывает влияние на ментальность изрядной части населения, поскольку интересы туристического бизнеса требуют от населения определенной открытости, терпимости и гостеприимства.

А вот сравнивая характеры представителей Ирака и Алжира, можно обнаружит признаки синдрома, который психологи называют "осажденным островом". Подозрительность, замкнутость, демонстративное неприятие чужих ценностей, категоричность в высказываниях - вот составные элементы, характеризующие этот синдром. Любопытно, что некоторые респонденты-алжирцы указывали на иракцев, как на людей наиболее близких по духу. При этом общими качествами они называли правдивость (до прямолинейности), а также стремление осуществить свое желание или право всеми средствами и вне зависимости от обстоятельств. Можно предположить, что синдром "осажденного острова" формировался под воздействием определенных причин. В частности, в Алжире длительная борьба против колониального господства затормозила экономическое развитие страны, но разбудила националистические чувства, которые в конце концов поспособствовали тому, что на авансцену вышли исламские фундаменталисты. Авторитарный режим Саддама Хусейна заставлял жителей Ирака жить в состоянии политической изоляции, в результате чего они воспринимали внешний мир через призму мнения своего лидера. Впрочем, иракское общество всегда было более возбудимо, о чем свидетельствует и количество народных восстаний в Средневековье, и число политических переворотов в середине ХХ века.

Источник: Бибикова О.П. Арабы. Историко-этнографические очерки. - М.: АСТ: АСТ Москва: Хранитель, 2008. 444 с.
Конг

Пловец-теоретик

В торжественной обстановке Брюссельский союз пловцов наградил за примерную двадцатилетнюю работу своего ведущего тренера жезлом почета. Затем юбиляру было предложено проплыть круг почета, держа в руках жезл. Вот тут-то и выяснилось, что прославленный тренер ... попросту не умеет плавать. :)

Источник: журнал "Вокруг света", № 5, 1969 г.
Конг

Евреи и Византия

Положа руку на сердце: много ли современный человек знает о Византии? Для большинства современных людей она представляется чем-то вроде Атлантиды: красивые легенды, "византийские интриги" и пресловутый "щит на вратах Цареграда", вроде бы приколоченный в X веке полулегендарным Олегом.

А ведь была, существовала с IV по XV век на Востоке великая держава, откуда на Русь (и не только) пришло православие, пришли многие искусства и науки. А также зародыши такого антисемитизма (точнее сказать, юдофобии), что и по сей день не расхлебать...

Как известно, возникла Византия (точнее, Восточная Римская империя) в результате постепенного распада единой Римской империи на Западную и Восточную части. Византийцы продолжали называть себя римлянами (или ромеями), но государственным языком у них стал греческий (хотя тоже не сразу). Территория же несоизмеримо превосходила современную Грецию, включая в разные времена и Балканы, и Малую Азию, и Палестину со все еще многочисленным немирным еврейским населением, и Сирию, одной из первых ставшую христианской, и Египет. При Юстиниане Великом византийские войска вторгались даже в Италию, на Пиренейский полуостров и в Северную Африку.

И везде существовали еврейские общины: ведь в позднем Риме иудаизм (несмотря на все еврейские восстания и "иудейские войны") считался религией, допускаемой законом. Ну а закон, конечно же, был пережитком и родимым пятном языческих времен. Благочестивого императора Константина и его не менее благочестивую матушку Елену занимало превращение Палестины в страну исключительно христианскую. Действительно, странно как-то получалось: Святая, понимаете ли, земля, а живут на ней неудобно даже сказать кто... Арабы еще в тех краях не появились, а появись они со своими претензиями, первой бы яростно возмутилась христолюбивая Сирия. И продолжала бы бешено возмущаться до тех пор, пока не превратилась в мусульманскую. Примерно так в общем-то и получилось. Но — тогда это все было еще делом будущего. Тогда просто хотелось очистить страну от евреев. В Западной Европе лет через семьсот такие вопросы решались гораздо проще: изгнать — и дело с концом. Но в Европе-то их редко бывало больше сотни душ на город, и гнать было куда как легче.

Во времена, о которых мы повествуем, евреи хорошо владели оружием, а уж за Эрец Исраэль — Землю Израильскую — бились с неукротимостью львов.

Но можно было пойти и другим путем — цивилизованным, византийским: придавить, ограничить, да так, чтоб сами разбежались. И сын Константина, Констанций (тоже, по всему видать, юноша благочестивый), запретил евреям вступать в Иерусалим. Точнее говоря, обновил полузабытый древнеримский закон, введенный после Иудейской войны и восстания Бар-Кохбы. Естественно, вместо благодарности он в 351 году получил восстание — с вырезанием христианского населения и прочими эксцессами. Но, кажется, в IV веке никто иначе не поступал... Восстание было подавлено с неменьшей бесчеловечностью.

Вообще история евреев в Византии представляется нам как непрерывная череда усиления антиеврейского законодательства. В V веке император Феодосий собрал воедино все антиеврейские законы, да еще запретил строить новые синагоги. Император Юстиниан в VI веке относился к евреям еще хуже. У него, впрочем, были веские причины, кроме нормальной зоологической вражды: усилилось иудейское во многом царство в Химьяре, стало угрожать интересам Византии; христиан там еврейский царь Зу-н-Навас немилосердно прижал. И, если уж положить руку на сердце, не без оснований подозревал Юстиниан своих еврейских подданных в том, что химьярскому царю они сочувствуют больше, чем ему. Ну, с Химьяром разобрались, натравив на него христианскую единоверную Эфиопию, помогши ей снаряжением и разведданными.

В отличие от средневековой Европы, лет этак через шестьсот, где с евреями, жившими очень малыми общинами в городах, можно было делать что угодно, Византия имела дело с евреями другого типа. Центр в Эрец Исраэль имел огромное влияние на всех евреев империи, во многих других местах евреи жили очень большими массами и на удар отвечали ударом, а то и двумя. Скажем, во время восстания в Антиохии убили патриарха и паству его сильно проредили. И так было не в одном месте. Другие же евреи массами уходили в Хазарию, стремительно выраставшую в мощного и непримиримого врага Византии.

Когда же к власти пришел император Ираклий — VII век, — по Византии ударили персы. Евреи перешли на сторону персов и помогли им захватить Иерусалим. Это не помешало персам причислить евреев к числу побежденных и обложить налогом, хотя и существенно более легким, чем христиан, но все равно непосильным и — для бывших только что союзниками — оскорбительным. Тут тайные агенты Ираклия стали распространять среди евреев сведения, что император им все простит, если они выступят против персов. Евреи поверили, и персы были изгнаны. А потом начались погромы...

Византия между тем продолжала сокращаться. Возникновение ислама и арабское завоевание Палестины и Египта улучшили положение там евреев.

В VIII–IX веках Византию охватила тяжкая борьба между иконопочитателями и иконоборцами. Первые — понятны; вторые же утверждали, что почитание икон равносильно язычеству. Борьба велась не на жизнь, а на смерть. И естественно, что обе стороны (но иконоборцы чаще) прибегали как к последнему аргументу к Священному Писанию, книге, что ни говори, еврейской.

Оттого оппоненты любили именовать их евреями — в чисто ругательном, разумеется, смысле. Как вы еще христианина хуже обзовете? Евреи же в старинных древних спорах православных между собою участия не принимали: своих забот хватало. Иконоборцы, естественно, от этих грязных обвинений оборонялись яростной антиеврейской риторикой, чем стремились доказать свою приверженность христианству..

В 1453 году Византия окончательно пала под ударами турок.
Евреи же остались...Но история их в значительной мере переместилась в бывшую Западную Римскую империю: в Европу.


Автор - этнограф и писатель Л. М. Минц.

Источник: Минц Л. М. Блистательный Химьяр и плиссировка юбок. — М.: Ломоносовъ, 2011. — 272 с. — (История. География. Этнография.)