March 24th, 2017

Конг

Философы и юристы-гуманисты в старинных европейских университетах

До конца XVIII столетия философию преподавали по Аристотелю, хотя Рене Декарт отошел от его воззрений и предложил свою концепцию дуализма, а Антуан Арно противопоставил ей собственную монистическую теорию. Впрочем, схоластическая философия не заключала в себе никаких неоспоримых истин, утверждая, напротив, что "нет такой вещи, которую нельзя было бы оспорить". Английский философ Иеремия Бентам (1748–1832), считавший главным при оценке всех явлений принцип полезности, после недолгого пребывания в Оксфорде заявил: "Во лжи и лицемерии состоит существо английского университетского образования".

"Преподавание кажется ему отвратительным, — писал Стефан Цвейг в эссе об Эразме Роттердамском, — скоро он навсегда проникается неприязнью к схоластике с ее мертвенным формализмом, ее пустым начетничеством и изворотливостью, художник в нем восстает не с такой восхитительной веселостью, как у Рабле, но с тем же презрением — против насилия, которое совершается над духом на этом прокрустовом ложе. „Ни один человек, хоть когда-нибудь общавшийся с музами или грациями, не может постичь мистерий этой науки. Здесь надо забыть всё, что ты узнал об изящной словесности, изрыгнуть всё, что ты испил из ключей Геликона. Я считаю за лучшее не говорить ни слова латинского, благородного или высокодуховного, и делаю в этом такие успехи, что они, того и гляди, признают меня однажды своим“. Наконец, болезнь дает ему долгожданный предлог улизнуть с этих галер тела и духа, отказавшись от докторской степени".

Увы, редкие подвижники — ученые, мыслители, выдающиеся педагоги — часто были крошечными яркими островками, окруженными морем серости. Например, Бартоло да Сассоферрато (1314–1357), преподававший право в университетах Пизы и Перузы, улучшил и систематизировал глоссарий к своду законов, который теперь представлял собой уже не пересказ текста другими словами, а его толкование. Все правоведы Италии считали его своим учителем, но в XVI веке представители новой волны — юридического гуманизма, также зародившегося на Апеннинах, но развернувшегося во всю ширь во Франции благодаря Гильому Бюде и его ученикам, — подняли его на смех. Дело в том, что "бартолисты" уже не подходили к делу творчески, как их учитель, и занимались комментированием не собственно Гражданского кодекса, а средневековых глосс самого Сассоферрато. Рабле в "Пантагрюэле" высмеивает толкователей, а Бомарше в «Женитьбе Фигаро» выводит на сцену антипатичного юриста — доктора Бартоло, явно намекая на его средневековый прообраз.

Гуманисты отринули прежние догмы, провозгласив, что "истина в юриспруденции происходит из свидетельских показаний, а не от власти ученых докторов". Они уже не считали римские законы истиной в последней инстанции, неоспоримой для всех времен и народов. Римское право следовало приспособить к эпохе, а для этого требовалось как следует его изучить, основываясь на трех китах: филологии, истории и дипломатии. Некоторые представители гуманизма, юристы-практики, устремляли свой взор не к истории Рима, а к национальной истории и национальному праву. В результате римское право постепенно утратило прежнее значение, уступив место французскому Но, например, в Лувене кафедра государственного права была создана только в 1723 году.

Знаменитый французский философ Дени Дидро (1713–1784) составил в 1775 году для российской императрицы Екатерины II "План университета", который она потом поостереглась осуществить на практике. Дидро два года обучался в Париже философии и три года богословию и считал, что французский университет, не претерпевший изменений со времен Карла Великого, может служить лишь отрицательным примером: "Наш юридический факультет просто жалок. Там не читают ни слова о французском праве, ровным счетом ничего ни о нашем гражданском и уголовном кодексе, ни о процедуре, ни о наших законах, ни о наших обычаях". А ведь к тому времени французское право уже почти сотню лет входило в обязательную программу преподавания на юридических факультетах.

Неудивительно, что во второй половине XVIII века студенты-правоведы со всей Европы устремлялись не в Париж, а в Страсбург, где к тому же открылась дипломатическая школа с преподаванием политологии и современной истории. Там учился, среди прочих, Клеменс Лотар Венцель фон Меттерних (1773–1859), в будущем прославленный австрийский дипломат.

Источник: книга Е. В. Глаголевой "Повседневная жизнь европейских студентов от Средневековья до эпохи Просвещения" (М., "Молодая гвардия", 2014 г.)
Конг

"Атлас" — пуп Львова. Часть 3

Вина для Эдзя заказывал француз Нелль, который безошибочно распознавал десять различных вин, разлитых в десять рюмок, и даже угадывал год. Кроме него никто так не разбирался в винах, как писатель Ян Парандовский и художник Ян де Розен, автор замечательных росписей в Армянской церкви.

В кнайпе можно было познакомиться с правилами, которые установил сам хозяин. Они настолько остроумные, что стоит их вспомнить.
1. Гости, которые случайно или ошибочно платят счета наличными, имеют стопроцентную скидку.

2. Кредит открыт для всех без ограничений, пока хозяин его не отменит.

3. После отказа в кредите блюда и напитки будут подаваться только в залог (часы, пальто — необязательно свое собственное).

4. Хозяин охотно делает гостям ссуды: с возвратом — до 1000 злотых, бесповоротно — до 50 злотых.

5. Тарелки, стаканы и кресла употреблять как аргумент своих политических или религиозных убеждений не допускается.

6. Гостям запрещается забирать домой ножи и вилки, а если уж это необходимо, то не более одной пары в месяц.

7. Меньше одного маленького, и более сорока девяти пить нельзя (имеется в виду пиво).

8. Определенное количество потребленного алкоголя уполномочивает хозяина к бесплатной доставке гостей домой.

9. Если гость остался в заведении более часа, фирма отвечает за зубы, шляпу, сумку, палочку и, конечно, любовницу.

10. Гость в состоянии нервов может хозяина побить (в пределах легкого повреждения тела), при этом хозяин не имеет права обороны или реванша.

11. Стрелять из револьвера в локале разрешается только тем, кто имеет разрешение на оружие, но при одном условии: что предупредит хозяина о своем намерении, поскольку цены на мыло выросли (здесь намек на то, что перед тем, как повесить преступника, петлю намыливают).

12. В случае плохого обслуживания просим посетителей иметь терпение: ждать, есть, пить и покидать заведение без авантюры и без оплаты.

13. Этого пункта в предписаниях нет, потому что тринадцать, как известно, всегда была и есть феральной (незадачливой).

14. Отношение к клозетной бабушке должно быть платным и вежливым, без предложений.

15. Для гостей, не имеющих смелости воспользоваться кредитом, рекомендуется осуществить это во время выезда пана хозяина в зарубежные санатории с целью полоскания почек и ног.

16. Провокация к включению граммофона подлежит наказанию от 20 до 100 злотых.

17. Всем гостям, питающимся в локале, рекомендуется записаться в Общество Доброй Смерти и застраховаться.

18. Хозяину, хотя он и обладает всеми языками Галичины, разрешается разговаривать по-своему.

19. Именины хозяина приходятся на следующие дни: святых — Эдварда, Лазаря, Батория, Мехля и Всех Святых. Можно пробовать также в другие дни — может, кому что и достанется.

20. За называние локаля Мордовией хозяин безоговорочно подает в суд.

Надо сказать, что эти предписания вызвали пародийные вариации, которые ходили по рукам:
"Просьба к пьяницам не ср...ть в фортепьян, потому что около него стоит фикус и может засохнуть".
"Просим кавалеров не выбрасывать через окно презервативы, так как там пасутся гуси и могут подавиться» и т. д.

В "Атласе" можно было заказать стихотворение на именины невесты или любимой бабушки, составить любовное письмо, речь на похоронах — а все это обходилось выставлением обеда или выпивки. Целая плеяда молодых малоимущих литераторов именно таким образом зарабатывала здесь не только себе на обед, но и получала солидные гонорары. Так поэт Тадзё Голлендер за один-единственный рекламный слоган "Коньяк Сток — цалы рок" ("Коньяк Сток — целый год") пил целую неделю, да еще и угощал друзей.

Пан Эдзё любил участвовать в розыгрышах, и никогда не обижался, если его использовали. Потому что считал, что давать — это ценнее, чем брать. Деньги были для него, а не он для денег. Был он в душе батяром, и одновременно поэтом жизни, любил ее с взаимностью, жил с достоинством, делая широкие жесты, и стал символом города, его добрым духом.

Увы, дело кончилось тем, что Эдвард Тарлерский умер уже после Второй мировой войны в эмиграции в Австралии рабочим механической прачечной.

Источник: Винничук Ю. Кнайпы Львова. - Харьков: Фолио, 2015. - 530 с.
Перевод с украинского: Е. А. Концевич.
Конг

С младенцем - на брудершафт...

Известный в свое время во Львове актер Ярач всегда жаловался, что имеет славу пьяницы, и способен сорвать любой спектакль, и с ним такое случилось уже тринадцать раз. Между тем эта алкогольная слава нанесла ему столько вреда и так ему вредила, что, в конце концов, чтобы всем было приятно, он начал ее поддерживать. Ярач был автором известного в то время афоризма: "Есть два способа употребления водки — один с закуской, а второй без".
Как-то, возвращаясь с ночной попойки, остановился в парке перед скамейкой, на которой молодая мать кормила грудью ребенка, и спросил:
— Прошу пани, можно с этим щенком выпить на брудершафт?

Источник: Винничук Ю. Кнайпы Львова. - Харьков: Фолио, 2015. - 530 с.
Перевод с украинского: Е. А. Концевич.

Конг

Названия московских парков, кафе и кинотеатров в 1920-х гг.

В двадцатые годы не только вывески, но и многие названия были интересны. Например, Детский парк в Сокольниках назывался, как и до революции, парком "Тиволи"; на Щипке существовал, как и прежде, парк "Ренессанс"; на Тверской, в доме 70, это между Благовещенским переулком и Садовым кольцом, в конце двадцатых годов находилось кафе-кондитерская "Бонжур". А кинотеатры? Сколько романтики, а то и шика нэповских времен хранили их названия. После переименования все это исчезло. На Арбате, в доме 39 кинематограф "Карнавал" стал кинотеатром "Юного зрителя", а "Прага" в доме 2 стал называться "Наука и знание". "Ампир" на Шереметьевской улице — "Октябрем", "Бельгия" на углу Цветного бульвара и Самотечной площади — "Экспрессом", "Великий немой" на Тверском бульваре, недалеко от площади Пушкина, превратился в "Новости дня", а "Фантомас" в доме 4 по Сретенке, близ Сретенского бульвара, стал именоваться "Хроникой".

Источник: Г. В. Андреевский Повседневная жизнь Москвы в сталинскую эпоху. 1920-30 годы. М.: "Молодая гвардия", 2008 г.
Конг

Кочевое скотоводство у народов Африки. Часть 1

Большая часть туарегов, тедда, группа бороро у фульбе в Западной Африке, более половины сомали, беджа, галла, баккара, динка, нуэр на северо-востоке континента; карамоджин, сук, нанди, масаи в Восточной Африке; часть зулу в Южной Африке, гереро и готтенты в Юго-Западной и Южной Африке и другие народы до сих пор ведут или вели до самых недавних пор кочевой образ жизни.

Для кочевника скот - главное достояние и основа его существования. Во-первых, сам по себе скот большая ценность, его количество определяет место человека в социуме. Во-вторых, скот это пища: молоко и реже мясо, а также одежда, обувь, утварь из кожи и шерсти. Масаи шкурами обтягивали щиты и резонаторы музыкальных инструментов, шили из шкур коробки, футляры, ножны, различные предметы домашнего обихода. Из рогов делали музыкальные инструменты, подставки для калебас, вешалки для амулетов; из копыт изготовляли табакерки и сосуды для жира. Очень мало используют животных как верховой транспорт (верблюдов и лошадей на западе и северо-востоке континента, на юге и востоке - иногда быков) и лишь в Эфиопии и в Республике Судан быков и верблюдов применяют как тягловую силу в земледелии.

Перекочевки в земледелии - сезонные. Они связаны с количеством пастбищ и воды, а также с перелетами мухи цеце, переносящей очень опасную для крупного рогатого скота разновидность сонной болезни. Пути перекочевок сложились еще в древности и используются и сейчас, во многих случаяхх даже несмотря на наличие государственных границ. Так, галла кочуют в Эфиопии, Сомали, Кении; фульбе Нигерии откочевывают на территорию Бенина и т.п.

Один из самых многочисленных кочевых народов Западной Африки - туареги. Они делятся на три основные группы: 1) кель-ах-хаггар (туареги нагорья Аххагар в Сахаре); 2) кель-аир (на территории Мали и Мавритании); 3) южные туареги - юллеммидин и другие на среднем течении Нигера (Мали, Нигер).

Традиционные занятия туарегов - верблюдоводство и контроль над караванными путями через Сахару. Со временем их главными заботами остались захват новых пастбищ и защита традиционных пастбищ от посягательства соседей. Ранее у туарегов существовали четкая военная организация и распределение хозяйственных функций. Выделялись имхары (благородные роды) и их вассалы - имрады. Главными владельцами стад были как раз имхары-воины, поручавшие уход за скотом имрадам. В обмен они обязывались защищать имрадов, оказывать в случае нужды им материальную помощь. Именно из-за имхаров, сильных, элегантных, независимых, всех туарегов стали называть "аристократами", "рыцарями пустыни". Имрады когда-то пасли только коз и овец, но позже добились право на разведение еще и верблюдов, как и права носить то же оружие, что и "рыцарские" племена.

Когда-то кочевым народом были фульбе, широко расселившиеся в разных странах Западной Африки. Ныне лищь одна группа фульбе - бороро кочует со своими стадами в Нигерии, Буркина-Фассо, Нигере. Фульбе не запасают кормов, скот у них круглый год находится на подножном корму. В особо сухие и жаркие месяцы выпас производят по ночам.

Фульбе-бороро преимущественно разводят крупный рогатый скот - зебу, но держат также овец, лошадей, верблюдов. В районе Борну и Сокото (Нигерия) живут группы, которые занимаются исключительно овцеводством. Как правило, крупный рогатый скот режут лишь в исключительных случаях, мясо овец служит пищей, из шкур и шерсти делают одежду. Продажа овец дает деньги на праздники, уплату налогов, покупку вещей, не производящихся в хозяйстве.

(Окончание следует.)

Источник: Львова Э.С. Этнография Африки: учебное пособие. - М.: изд-во Моск. ун-та, 1984, 248 с.

https://www.youtube.com/watch?v=IbFo3UsvRdY