March 27th, 2017

Конг

Пустыня Сахара - известная и незнакомая. Часть 2

Большая часть Сахары покрыта вовсе не песком, а камнями. Каменистые фигуры, созданные тысячелетними стараниями ветра, по ночам издают различные звуки, пугая тем самым суеверных людей, для которых эти звуки, конечно, являются не чем иным, как воем злых духов. На самом же деле звуки связаны с тем, что днём каменистые фигуры сильно нагреваются, а значит, увеличиваются в объёме, но так как в них есть отверстия, то эти отверстия тоже увеличиваются в размере, и воздух проходит через них без задержки. К вечеру же температура понижается, и объём трещин в камнях уменьшается, так что воздух проходит с затруднением, со звуком, который напоминает громкий стон.

Очень интересным феноменом Сахары являются её бродячие дюны и барханы, некоторые из которых достигают 11 м в высоту. Песок в пустыне мелок и рыхл, при малейшем ветерке заметает следы путника, а более сильный ветер гонит перед собой песок далеко вперед и насыпает его длинными грядами. Такие места имеют вид океана, покрытого неподвижными волнами, застывшими в одном положении. Однако неподвижность их кажущаяся. Даже самые огромные барханы способны не только менять форму, но и передвигаться со скоростью до сотни метров в год. Так и путешествуют гигантские барханы, засыпая песком дороги, оазисы, деревни, стоянки... Из-за перемещения дюн карты Сахары очень быстро теряют актуальность, и именно поэтому в пустыне так легко заблудиться.

В пору бурь песок оживает по-настоящему. Под воздействием ветра начинает двигаться, собираться в одно место, образует огромные песчаные столбы, которые движутся, кружась по пустыне. При ярком солнечном свете они предстают огненными. Сильный ветер, который гонит эти столбы, иногда разделяет один на два, а то и соединяет несколько в один огромный, доходящий чуть ли не до облаков. Они называются смерчами, и горе каравану, если его настигнет такой смерч.

Но даже если смерч пройдет мимо, опасность для каравана ещё не миновала, потому что вслед за смерчем обычно начинает дуть самум – горячий западный ветер. Он рождается на гигантской сковороде самой жаркой местности на Земле, где от перепадов температур возникают сильнейшие вихри. Иногда он набирает силу настоящей бури, а иногда еле заметен, но всегда жгуч и несет людям сильные страдания.

18 ЯНВАРЯ 2012 Г. В САХАРЕ ВЫПАЛ СНЕГ. ПОД УТРО ПОД СНЕЖНЫМ ПОКРОВОМ ОКАЗАЛСЯ ВЕСЬ ЗАПАДНЫЙ АЛЖИР, И ВЧЕРАШНИЕ БАРХАНЫ ПРЕВРАТИЛИСЬ В ГИГАНТСКИЕ СУГРОБЫ. ЕСЛИ В ГОРАХ АТЛАСА ЭТО НОРМАЛЬНОЕ ЯВЛЕНИЕ, ТО ДО САХАРЫ СНЕГОПАДЫ ДОБИРАЮТСЯ КРАЙНЕ РЕДКО. СНЕГ ДЕРЖАЛСЯ ЗДЕСЬ ПОЧТИ СУТКИ, И НАИБОЛЕЕ ШОКИРОВАНЫ ЕГО ПОЯВЛЕНИЕМ БЫЛИ ВЕРБЛЮДЫ. А ВОТ ФЕРМЕРЫ, НАПРОТИВ, ОСТАЛИСЬ ДОВОЛЬНЫ: ЗАМОРОЗКИ ПОМОГЛИ УНИЧТОЖИТЬ ВРЕДИТЕЛЕЙ НА ФИНИКОВЫХ ПАЛЬМАХ.

Жители Сахары ещё задолго до песчаной бури угадывают её приближение. Она начинается едва заметным движением воздуха, который становится тяжелым и удушливым. Небо затягивается легким сероватым или красноватым туманом. С каждым часом жара усиливается. Даже легкое прикосновение ветерка обжигает, причиняет головную боль, слабость, нагоняет на человека тоску. Постепенно порывы становятся все сильнее и резче и наконец сливаются в сплошной вихрь, а через несколько минут вокруг уже свирепствует настоящая песчаная буря. Ветер свищет и ревет, поднимает тучи песка, духота делается невыносимой, тело обливается потом, но почти сразу же высыхает. Губы трескаются и начинают кровоточить, язык словно наливается свинцом. Потом трескается кожа, а жгучий ветер наносит в раны мелкий горячий песок и тем ещё больше усиливает страдания человека.

Неудивительно, что ветров Сахары испокон веков боялись даже в центре Европы. Сюда весной и осенью из Африки приходит сирокко – южный ветер, приносящий с собой массы пыли и сухих туманов как привет из самых жарких районов планеты. Во все времена сирокко был известен как причина нервных расстройств, головных болей, плохого настроения и даже безумия, так что в некоторых европейских странах преступления, совершённые в период сирокко, запрещено было судить слишком строго.

Дожди в Сахаре бывают редко и обычно проходят в виде кратких, интенсивных ливней. За зиму в верхних слоях земли может скопиться достаточно влаги, чтобы крестьяне успели получить урожай, иногда достигающий феноменальных размеров. На рынках Алжира летом можно встретить, например, пугающе крупную морковь – две штуки на килограмм – мечту любого огородника, выращенную безо всяких удобрений и химикатов, на одних только зимних дождях.

Сами дожди, впрочем, тоже способны напугать туристов. В Сахаре, где бури поднимают тучи красной пыли в атмосферу, периодически проливаются кроваво-красные дожди, отмеченные ещё древними авторами. Они способны достигать и Европы, всякий раз вызывая волны апокалиптических предсказаний о конце света. Туареги Сахары на это лишь пожимают плечами – они-то привыкли.

(Продолжение следует. )


Источник: Архангельская А., Бабаев К. Что такое Африка. - М.: Рипол классик, 2015, 480 с.
Конг

Осень 1918 года. Крах первого Крымского краевого правительства

К осени 1918 года Германия, Австро-Венгрия и Турция стремительно катились к военному поражению и общественным потрясениям. Экономические показатели поползли вниз. Под боком действовала Добровольческая армия. Все эти разнородные факторы сильнейшим образом резонировали в крымской общественно-политической среде.

Журналисты не жалели самых темных красок, перечисляя грехи режима. "Все правление г. Сулькевича проникнуто антидемократическим духом, – настаивал один из них. – Первая конкретная ошибка заключается в роспуске городских дум и земских собраний, вторая – в полнейшей неорганизованности краевых финансов. Если первая ошибка сразу поставила в оппозицию правительству широкие слои демократии, то вторая подорвала к нему доверие всего населения и, главным образом, буржуазии. Наконец, третья ошибка – неумение окружить себя подходящими помощниками. В каждом министерстве свили себе гнезда бывшие бюрократы, которые очень быстро «обюрократили» всю машину".

Сулькевич мог бы опираться на крымско-татарские структуры, что он отчасти и делал, но последние сами переживали не лучшие времена. Внутри их все более высвечивались различные социальные устремления, а программные обещания, прежде всего в аграрной сфере, оставались невыполненными. Это усиливало протест беднейшей части татарского крестьянства, несмотря на всю его забитость. Классовые конфликты разрывали народ на враждующие группы.

Имеются данные о деятельности в июле Татарской рабочей партии во главе с С. Карыковым.
Возобновивший после летнего перерыва заседания Курултай (1 сентября) погрузился в "вермишель" далеко не первостепенных вопросов: финансы, вакуфы и пр. Возмущенные левые – А. А. и У. А. Боданинские, С. М. Меметов, И. С. Идрисов и другие, – огласив красноречивую декларацию, выходят из Курултая. Осенью они вступили в РКП(б), создав мусульманскую секцию и встав на путь подпольной борьбы против белых и интервентов (исключая комиссара Бахчисарайского ханского дворца художника У. А. Боданинского).

13 сентября, во время кризиса в Краевом правительстве, Курултай счел нужным себя распустить "по случаю праздника курбан-байрам". Еще один удар нанесла капитуляция Германии и Турции, на которых возлагались столь большие надежды. Так, крымско-татарское движение, пережив свою золотую пору в 1917 году, практически сходит с авансцены.

Вскоре опять началась таможенная война с Украиной. И опять крайним оказалось правительство Сулькевича, которое не сумело воспользоваться передышкой во время переговоров и не сделало запасов.

И все же Сулькевич еще пытался удержаться у власти. Он вынашивает планы разгона земского съезда – но сил нет. Опечатывает 19 октября типографии оппозиционных газет "Прибой" и "Крымский Вестник", но германские власти, отвернувшиеся от своего былого протеже, распоряжаются о снятии печатей и выпуске газет. В тот же день правительство Сулькевича объявляет о созыве Краевого парламента на 7—10 декабря, создает комиссию во главе с М. М. Кипчакским по организации выборов; 22 октября – заявляет о воссоздании волостных земств; 24-го – о восстановлении полномочий городских дум и земских собраний. Сулькевич согласился на "образование нового кабинета, опирающегося на все элементы населения", с обязательным представительством от национальных групп. Провозглашается "полная свобода печати". Однако эсеровская организация заявляет, что если к 29 октября не будет сформирован кабинет во главе с С. С. Крымом, она оставляет за собой полную свободу действий. За скорейшее вступление правительства С. С. Крыма в свои обязанности высказывается 26 октября Симферопольская городская дума. Но кабинет Сулькевича был обречен. 3 ноября генерал Кош заявил об отказе от его поддержки.

7—10 ноября новый съезд земцев потребовал создания демократического правительства, которое немедленно предприняло бы шаги к "установлению связи и соглашению с образовавшимся в Уфе правительством в целях ускорения дела объединения всех возникших новых государственных образований и возрождения единой России на демократических началах". Съезд обвинил Сулькевича во всевозможных грехах: "полной несостоятельности во всех областях управления", "полном отрицании общественных интересов и демократических начал", неумении навести порядок и т. д. и т. п.

Единственными политическими образованиями, пытавшимися не допустить смещения Сулькевича, были крымско-татарские. 9 ноября собирается Общекрымский татарский съезд, принявший решение о немедленном созыве Общекрымского парламента с учредительными функциями. Выдвигается требование, чтобы представительство татар в краевом правительстве, возглавляемом обязательно татарином, было пропорционально их удельному весу в общей массе крымского населения, а в случае игнорирования этого Курултай намеревался поддержать правительство Сулькевича. Но возможности национального движения теперь были мизерны.

12 ноября германское командование приказало начать вывод своих войск из Крыма, а 14-го официально уведомило губернскую земскую управу об устранении правительства генерал-лейтенанта. В этот же день оглашается правительственное сообщение за подписью председателя Совета Министров, в котором среди прочего извещалось: "...Правительство объявляет, что оно передаст немедленно власть тому кабинету, который будет сформирован представителями общественных деятелей по соглашению с представителями национальных групп". 15 ноября до населения доведено правительственное сообщение Сулькевича о том, что "правительство, мною возглавляемое, передало управление Краем правительству, возглавляемому председателем Таврического земского собрания С. С. Крымом".

Источник: (Серия "Проект "Украина") Вячеслав Зарубин Крым в годы смуты (1917-1921), изд-во "Фолио".