March 30th, 2017

Конг

Факторы, влияющие на формирование национальных характеров арабских народов. Часть 1

Известно, что различия в национальном характере формируются под влянием исторических событий и социально-экономических особенностей. Длительное сопротивление колониальным режимам и внутренние междоусобицы, сопровождавшиеся кровопролитием, повлияли на восприятие жизненных ценностей, формирование стереотипов поведения. Также специфические условия и психологический микроклимат лагерей палестинских беженцев повлияли на психологию нескольких поколений палестинцев, сформировав у многих из них тягу к приверженности идеям наиболее радикально настроенных мулл, к культивированию фатализма.

В последние десятилетия под влиянием определенных исторических событий начало формироваться представление об арабах как о плохих воинах. Однако известный ученый А. М. Васильев в своей книге "Египет и египтяне" приводит противоположные мнения относительно воинских качеств арабских мужчин. С одной стороны, он считает, что турки более склонны к драке, чем египтяне. С другой стороны, Васильев приводит мнение советских военных, которые считали, что из египтян можно подготовить хороших воинов. В то же время советские офицеры, работавшие в арабских войсках, рассказывали, что раненному в бою арабы могут не оказать помощи, считая что все теперь в руках Аллаха. Однако смелость всегда была одной из важнейших этических норм арабских мужчин. Восхвалению смелости, удачи и смекалки посвящена большая часть доисламской арабской поэзии. Но между собой арабы всегда искали возможности избежать конфликта. Даже малейшая царапина, нанесенная противником, вызывала такой резонанс, что дерущихся не только разнимали, но старались отвести подальше друг от друга и погасить конфликт.
На формирование стереотипов поведения влияют контакты с представителями разных народов. В нефтяном секторе государств Персидского залива занято много европейских инженеров, ищущих высоких заработков, а также арабов из Сирии, Египта и других стран, работающих инженерами, а то и простыми рабочими. Здесь же трудятся десятки тысяч выходцев из Индии и Пакистана, а женщин из Шри Ланки традиционно нанимают прислугой. Пакистанцы и индийцы из низших каст, но перешедшие в ислам, приезжают, чтобы занять места баввабов (консьержей, дворников) и др.

В странах Персидского залива, особенно в Саудовской Аравии, до самых недавних пор работало много выходцев из соседнего Йемена, которые становились таксистами, открывали маленькие лавочки, пекарни, прачечные, химчистки и т.д. В 1990-е годы от 30 до 40 % всего взрослого мужского трудоспособного населения Йемена были заняты в различных сферах производства и сервиса соседних нефтедобывающих стран. Естественно, подобная ситуация имеет определенные последствия для самого Йемена, так как выезд зарубеж столь большого количества мужчин разрушает традиционную структуру йеменского общества. С другой стороны, овладение новыми профессиями способствует модернизации мировоззрения. Можно говорить и о разнице в ментальности между йеменцами, работающими за границей, и йеменцами, сохраняющими традиционный образ жизни. Также в Йемене происходила трансформация стереотипов поведения мужчин и женщин, так как отъезд кормильцев из семьи заставлял женщин взять на себя некоторые функции, которые прежде брали на себя именно мужчины.

На национальные характеры также оказала определенное влияние и европейская культура. Английское и французское колониальное присутствие на самом деле привело к разным результатам. И те, и другие ориентировались преимущественно на христиан, что способствовало размежеванию между арабами-мусульманами и арабами-христианами. При этом англичане больше занимались экономикой, инфраструктурой, в то время как французы уделяли больше внимания просветительству, образованию и культуре. Характерно, что в странах Магриба Франция больше привечала берберов, используя их на своих заводах и фабриках; менее образованные берберы не склонны были бастовать или объединяться в профсоюзы.

Традиционно, что арабы-христиане довольно сильно тяготеют к Европе, что объясняется старинными религиозными связями. Например, ливанские марониты в XII-XIII веках заключили унию с Ватиканом (хотя многие их представители заявляют, что они никогда не прерывали связь со Святым Престолом). Вообще христиане Ливана и Сирии более европеизированы по сравнению с мусульманским населением. Сильное беспокойство среди них вызывает нарастающее численное превосходство мусульман. Кроме того, христианские общины сокращаются за счет эмиграции.

Естественно, национальный характер и стереотипы поведения не являются чем-то незыблемым. Разницу в ментальности представителей различных слоев арабского социума можно обнаружить в подходах к главным политическим проблемам арабского мира. Например, арабско-израильский конфликт странами, не имевшими общей границы с Израилем, долгое время рассматривался как конфликт, который нужно решать силовым путем (Ирак, Ливия, Алжир, Судан). В то время как Египет и Иордания, непосредственно граничащие с Израилем, в какой-то момент поняли, что Израиль отнюдь не слабый противник, с которым нужно договариваться, а не воевать.

Также с давних пор существуют противоречия между курдами и иракскими арабами, сирийцами и ливанцами, коптами и египтянами-мусульманами, алжирцами-арабами и берберами...

Часть межарабских конфликтов имела и имеет этническую и конфессиональную составляющую, затрагивающую интересы и представителей немусульманского населения. В результате сокращается численность христиан, почти из всех стран арабского мира выехали евреи. Даже на острове Джерба (Тунис), считавшемся уникальным местом в арабском мире, где сохранилась иудейская община, исламисты сожгли древнюю синагогу.

В 1990-е годы арабское единство еще раз подверглось испытанию. Ирак попытался аннексировать Кувейт, заявив, что нефть является общим достоянием арабов, а доходы от продажи нефти должны идти не на обогащение кучки людей, а на общеарабские цели. В ряде стран наиболее бедные слои населения поддерживали Ирак. Им представлялось, что Ирак должен наказать "разжиревший" кувейтский режим и победа над ним способствовала бы усилению сплоченности арабского мира, противостоящего Израилю. Характерно, что подобная точка зрения нашла поддержку в Йемене. Реакция общественности Саудовской Аравии на такое поведение соседа была бурной. На страницах саудовских газет развернулась горячая дискуссия о том, благонадежны ли йеменские рабочие. Некоторые журналисты даже требовали аннулировать рабочие визы йеменцев и вместо них завезти египтян и жителей других стран. Однако когда страсти улеглись, появились статьи в защиту йеменцев: они-де представляют родственную аравийскую культуру и отличаются мягким, незлобивым характером. Некоторые журналисты даже негативно высказывались о египтянах, которыми предлагалось заменить йеменцев.

Таким образом, рассмотренные ситуации свидетельствуют о том, что арабский мир, где наряду с арабами живут и представители других национальностей, находится в процессе формирования множества различных арабских наций.

(Окончание следует.)

Источник: Бибикова О.П. Арабы. Историко-этнографические очерки. - М.: АСТ: АСТ Москва: Хранитель, 2008. 444 с.
Конг

Финиковая пальма - стержень жизни в Сахаре

Финиковая пальма – это, без преувеличения, божество для жителей Сахары. Бедуины говорят, что из глины Аллах сотворил человека, верблюда и финиковую пальму. Прожить без неё в сегодняшней Сахаре было бы немыслимо. Плоды её служат основной пищей для местных жителей, из высокого ствола дерева они строят дома и изготавливают утварь, из волокон коры плетутся веревки и канаты, из больших перистых листьев – циновки, веники, накидки. Тень от финиковых пальм даёт возможность выращивать в пустыне овощи и сажать фруктовые деревья. Дрова идут в костёр, на котором готовится более 50 вариантов кушаний из фиников, а косточки пойдут на корм козам. Только в пустыне можно оценить всю пользу, которую приносит это растение.

Финиковое дерево лучше других приспособилось к условиям Сахары. Оно растёт на любой почве, ему не страшен резкий перепад температур.

Пальма начинает плодоносить через 4–5 лет, к 11 годам уже дает более 40 кг фиников и продолжает плодоносить в течение 100 лет, обеспечивая питание четырём поколениям африканцев. Немудрено, что она стала своего рода фетишем: "срубить пальму" означает "убить". И когда владелец высохшего уже дерева берет в руки топор, соседи начинают уговаривать его не делать этого – приводят разные доводы, чтобы оправдать "неплодоносящую виновницу". Обряд этот называется "урезониванием пальмы". Хозяин как будто дает убедить себя и, постучав несколько раз обухом по ее сухому стволу, обращается к дереву с "последним предупреждением". Разве можно зарубить старого друга?

Источник: Архангельская А., Бабаев К. Что такое Африка. - М.: Рипол классик, 2015, 480 с.