May 10th, 2017

Конг

Турция в XIX - ХХ веках. Часть 43

КЕМАЛИЗМ И ЧАСТНЫЙ СЕКТОР

На начальном этапе становления нового государства экономическая политика кемалистов определялась неразвитостью его социально-экономической структуры. Из 14 млн. населения около 77% проживало в деревнях, 81,6% было занято в сельском хозяйстве, 5,6% - в промышленности, 4,8% - в торговле и 7% - в сфере услуг. Доля сельского хозяйства в национальном доходе составляла 67%, промышленности - 10%. Большая часть железных дорог ещё оставалась в руках иностранцев. В банковском деле, страховых компаниях, муниципальных предприятиях, в горнодобывающей промышленности также господствовал иностранный капитал. Функции государственного банка с правом эмиссии продолжал выполнять Оттоманский банк, контролируемый англофранцузским капиталом. Местная промышленность за отдельными исключениями была представлена ремеслом и кустарными промыслами, она удовлетворяла, и то не полностью, лишь самые необходимые потребности в еде и одежде. Спрос на фабричную продукцию обеспечивался за счет импорта. Несколько государственных фабрик работали не на рынок, а лишь на армию, поставляя ей сукно, ткань, сапоги, порох, пушки, ружья и т. п. В среде турок имелась и относительно небольшая группа влиятельных торговцев. На экономическом конгрессе 1923 г. в Измире представители семейств Авундукзаде, Немлизаде (Стамбул), Ушакизаде (Измир), Кыннаджызаде (Анкара) и др. выступили с требованиями и рекомендациями властям всемерно поддержать национальный частный сектор в противовес компрадорскому -наследию империи. Основное же требование торговцев-турок на тот момент заключалось в организации крупного торгового национального банка для предоставления кредитов национальному частному капиталу.

Уже через год такой банк - Деловой - был учреждён при личном участии М. Кемаля и ряда депутатов меджлиса, прежде всего тех же купцов в качестве учредителей-акционеров. На создание этого банка Мустафа Кемаль приказал выделить 250 тыс. лир из средств, собранных от пожертвований различных мусульманских организаций, главным образом Индии, в фонд борьбы против империалистов. Было выпущено 100 тыс. акций достоинством Шлир каждая, за первые четыре месяца деятельности банка его оплаченный капитал возрос до 409 тыс. лир. Уже в первые годы деятельности он стал владельцем 40% акций компании "Тюрк тельсиз телефон ТАШ", построил крупнейший тогда в Анкаре отель "Анкара-палас", купил и реорганизовал фабрику шерстяных тканей, предоставил кредиты нескольким анкарским торговцам, поставлявших на экспорт тифтик и шерсть.

По подсчетам историков, за десятилетие (1920-1930 гг.) в стране было создано 135 акционерных компаний с местным (турецким и инонациональным) капиталом, который составлял в суммарном подсчете около 70 млн. лир. В этой сумме доля капитала банков, ссудных касс, страховых обществ (их насчитывалось 30, что составляло 22% числа всех компаний) была равна 57,8%; доля капитала промышленных компаний несколько превышала 17%, торговых и транспортно-складских компаний - 12% и т. д. Фирмы Ушакизаде и Авундукзаде, измирский торговец Джемальбей, стамбульский торговец табаком Ибрагим-паша-заде Хюсейн (Кавалалы) и другие приняли участие в создании в 1924 г. Турецкого торгово-промышленного банка в сотрудничестве со швейцарским капиталом.

Попытался воспользоваться турецкий торговый капитал и возможностью участвовать в подрядах на железнодорожное строительство. Так, фирма Немлизаде вложила в один из таких подрядов большую часть своих средств, однако не рассчитала силы и вынуждена была потом продать государству свои акции указанной дороги.

Эти примеры свидетельствуют, что частный торговый национальный капитал, получив после провозглашения республики благоприятные условия для активизации своей деятельности, устремился в наиболее выгодные тогда сферы предпринимательства - банковское дело, подряды, торговлю.

О действиях частного капитала (местного и иностранного) в сложившейся в конце 1920-х - начале 1930-х годов ситуации свидетельствуют данные, опубликованные в книге А. Г. Окчуна. Они говорят о том, что к концу 1920-х годов в стране возникла обстановка чуть ли не бума. За 1920-1930-е годы была создана (или реорганизована) 201 акционерная компания с суммарным капиталом 112,8 млн. лир, в том числе 66 компаний с иностранным капиталом (42,9 млн. лир). Деятельность акционерного капитала происходила на фоне значительного роста мелкой кустарной промышленности.

Другая отрасль обрабатывающей промышленности, где национальный частный капитал получил возможность развиваться в 1920-1930-е годы, - текстильная, прежде всего хлопчатобумажная. Эта промышленность не тяготела к Стамбулу, была привязана к районам производства хлопка и его вывоза, размещалась в достаточно развитых районах (Аданском и Эгейском), вдали от влиятельных стамбульских импортёров, от их магазинов и складов, заполненных привозной дешёвой мануфактурой.

Однако правительство до 1945 г. так и не приступило к аграрной реформе, к переделу земли в пользу крестьян. Был принят лишь ряд законодательных актов о продаже в рассрочку и распределении казённых и покинутых земель, но все эти угодья передавались, как правило, лишь туркам-мухаджирам (иммигрантам, прибывшим в 1920-х годах из балканских стран) и лицам, переселённым по политическим мотивам из одних районов страны в другие.

Безземельные и малоземельные крестьяне в рассматриваемый период мало выиграли от осуществленной в 1925-1935 гг. властями передачи казённых и вакуфных земель в руки частных владельцев, эти земли смогла прибрать к рукам зажиточная верхушка крестьянства. Правда, законодательные акты предусматривали продажу казённых угодий в первую очередь безземельным крестьянам и лишь потом крестьянам, располагавшим участками менее 4,5 га. Однако наиболее ценные земли - виноградники, оливковые плантации и орешники - подлежали продаже с торгов и доставались лицам, предложившим наибольшую сумму.

Аграрные мероприятия кемалистов наряду с ростом частной земельной собственности предусматривали и формирование хозяйств крестьянской предпринимательской прослойки и тем самым расширение социальной базы режима в деревне. Указанные хозяйства были призваны не только заниматься самообеспечением, но и производить продукцию на рынок. С июня 1934 г. мероприятия в области землевладения стали базироваться на законе о поселении от 14 июня 1934 г., который, по существу, унифицировал все ранее принятые по данному вопросу решения. Закон предписал министерству внутренних дел выработать единую программу освоения и заселения районов страны. При этом вся территория Турции делилась на три зоны: а) области с населением, "принадлежащим к турецкой культуре"; б) области, куда следует перемещать население, "приобщающееся к турецкой культуре", то есть ассимилируемые нетурецкие группы населения; в) области, в которых по социально-экономическим, военно-стратегическим и иным причинам поселение временно запрещено.

По имеющимся обобщённым подсчётам, с 1923 по 1945 гг. власти передали за выкуп или безвозмездно в собственность земледельцев около 1,1-1,2 млн. га пригодных для обработки земель, что эквивалентно 10% обрабатывавшихся в то время сельскохозяйственных площадей. Всего земельными собственниками стали около 270 тыс. семей. Перечисленные мероприятия правительства не могли существенно улучшить положение крестьянства, но в результате их реализации увеличилась прослойка мелких земельных собственников, существенно укрепился сектор мелкотоварного производства.

Источник: Киреев Н. Г. - История Турции. XX век - М.: Крафт, ИВ РАН, 2007.