May 11th, 2017

Конг

Ведьму замуж выдают

"Я, Алекс Сандерс, король колдунов и чародеев Англии, Шотландии, Уэльса и Ирландии, законный и единственный наследник друидов, повелитель нечистой силы, беру Вас, ведьма Мэксин Моррис, в жены. Отныне Вы будете именоваться королевой ведьм и колдунов Англии, Шотландии и прочая, и прочая..."

Великий Маг - Пол Кинг взмахнул мечом, придавая церемонии законность. Это был не спектакль в театре, и дело происходило не в средние века на базарной площади. Зеваки и рядовые "повелители нечистой силы", собравшиеся на торжество,были одеты в джинсы и миниюбки.

А в небе летали реактивные самолеты. То была Англия, конец 1960-х годов.

Источник: журнал "Вокруг света", № 10, 1967 г.
Конг

Не счесть коллекций...

Страсть к колекционерству - одна из самых распространенных человеческих слабостей. Ею одержимы и монархи, и миллионеры, и простые смертные.

Одна дама из высшего английского общества, молодая красивая графиня, обладала чуть ли не самой лучшей частной коллекцией человеческих черепов.

Бывший президент Соединенных Штатов Теодор Рузвельт обладал ценной колекцией тростей всех времен и народов. Одна из тростей была составлена из рогов всех животных, встречавшихся в штате Техас.

Герцог де Бофор гордился коллекцией хлыстов,принадлежавших победителям на дерби, устраивавшихся на протяжении чуть ли не всего XIX века.

Наконец, Чарльз Ротшильд обладал великолепной коллекцией паразитов, собранных с животных всего мира, из которых некоторые представляли собой очень редкие экземпляры, как, например, паразиты белой полярной лисицы или мускусных быков.

Источник: журнал "Вокруг света", 1911 г.
Печатается по журналу "Вокруг света", № 10, 1967 г.
Конг

Москва 1920-х. Как чистильщики обуви сферы влияния делили

Для крупных столкновений с элементами рукоприкладства были и другие причины. До недавних пор в Москве сохранялись будки, где сидели чистильщики обуви. Внешне они напоминали цыган, но москвичи их всегда называли "армяшками". На самом деле они были ассирийцами. Много лет назад они заняли свою "нишу" в московской жизни. Они чистили обувь, продавали шнурки, стельки, гуталин. Для большинства жителей Москвы они оставались загадкой, несмотря на всю простоту их ремесла.

Конечно, в Москве чисткой обуви занимались не только ассирийцы. В 1930 году в городе неожиданно появилось много русских мальчишек с ящичками и щетками, которые занялись этим ремеслом, но скоро их самодеятельность была прикрыта, и на чистку обуви снова вернулась монополия ассирийцев. В Москве даже существовал Центральный союз ассирийцев. Москвичам все ассирийцы казались одинаковыми. На самом деле это было не так. В феврале 1925 года газета "Вечерняя Москва" поведала о том, что в столице жили ассирийцы двух племен: тиараи и канаи. Тиараев было десять семей, а канаев — шестьдесят. Все они были турецкоподданные. Стоянки для чистки обуви им определял Союз ассирийцев, арендовавший места у МКХ (московского коммунального хозяйства). Так продолжалось три-четыре года, и все это время племена вели между собой войну за лучшие точки в городе. Зута Михайлов был канаем. Он имел точку у дома 35 по Тверской (на углу Леонтьевского переулка). Когда дом стали ремонтировать, Михайлову пришлось пересесть к дому 37 (на угол Гнездниковского переулка). Вскоре он заболел и его место занял Вазиров из племени тиараев. Когда Михайлов выздоровел и пожелал вернуться на свое место, Вазиров его не пустил. Не помогло и обращение в Союз ассирийцев. Вазиров никого не слушался. Кончился спор побоищем. Несколько человек было ранено, один убит. В суде Вазиров заявил, что ассирийцы решили не топить друг друга и молчать. Действительно, как ни бился с ними суд, они твердили одно: ничего не видели, ничего не знаем.

И все же до нашего времени дошел рассказ одного ассирийца о таком побоище, произошедшем, правда, несколько раньше, в декабре 1924 года. В Московском архиве хранится протокол, составленный по заявлению Калебара Георгиевича Мирзаева тридцати семи лет, персидско-подцанного из города Урби. Он рассказал, что в Москве существовали две группы ассирийцев. Первая состояла из казаков ("ашкретов" по-ассирийски). Возглавлял ее бывший князь округа Дизин (Турция — Персия) Малик-Дишо Лазар (по-русски Осип Лазар), проживавший в доме 3 по 3-му Самотечному переулку. У него имелись помощники: "дьякон Инвия" — Михаил Гевардизов — управляющий домом, в котором жили князь, Александр Адамов, Даниил Дзервитаев и др. Князь находился на иждивении казаков, которых насчитывалось около трехсот. Вторая группа — это группа так называемых крестьян. Они большей частью были неорганизованны. Проживали они в доме 20 по Живареву переулку, в доме 9 по Уланскому переулку, в домах 4 и 7 по Лукову переулку и в доме 26/6 по Домниковке.

22 ноября 1924 года состоялось заседание комиссии по выдаче мест для чистки обуви, которая заседала в помещении Центрального союза ассирийцев (Каланчевская улица, дом 23/40). Председателем комиссии был священник-архиерей Бит Алхазов, который переменил свое звание и именовался "атури". Один из "крестьян", а именно Яков Иосифович Семенов, потребовал от князя перераспределения мест, поскольку князь распределил места неправильно: дал своим приближенным по несколько мест для чистки обуви и самые лучшие, в то время как крестьянам было дано очень мало мест и плохие, а кроме того, Семенов обвинил князя в том, что тот распределил места без согласия комиссии, членом которой он, Семенов, являлся, и потребовал от князя перераспределения мест. Князь отказался и заявил, что он князь и как князь, и как председатель комиссии может распределять места, как хочет. Тогда Семенов ответил, что в советской России князей нет и он никаких князей не признает, а кроме того, заявил, что Лазар (то есть князь) брал взятки за предоставление хороших мест. Это было принято Лазаром за оскорбление, и его главный помощник Михаил Гевардизов (дьякон Инвия) заявил, что мы покажем тебе, как оскорблять князя. На том и разошлись. Спустя месяц князь через стариков-ассирийцев предложил крестьянам прийти к нему на поклон с условием, что у того, кто его оскорбил, будут вырезаны губы. На поклон "крестьяне" не пошли и своих выдавать не стали. На следующий день, 23 декабря 1924 года, князь распорядился прекратить работу по чистке обуви в Москве, а вечером "казаки" стали подтягиваться к домам, где жили "крестьяне". У домов ассирийцев в Уланском, Лукове и Живареве переулках собралось по сотне "казаков". До вечера 24 декабря все было спокойно, а в восемь часов вечера на дом 20 по Живареву переулку было совершено нападение "казаков". Сперва напало человек тридцать, а потом сто пятьдесят. Были выбиты окна, двери, избиты палками несколько "крестьян". В доме от испуга умер девятимесячный ребенок и заболели две женщины.

Нападение было пресечено вмешательством милиции. Никого из "казаков" задержать не удалось. В тот же день было совершено нападение на "крестьян", живущих на Домниковке. Утром 25 декабря двести "казаков" напали на дом в Уланском переулке, но благодаря милиции и дворникам избиения не произошло, а вечером агенты ГПУ арестовали князя Лазара и его приближенных. Пока две недели князь сидел в ГПУ, все было спокойно, но, когда его освободили, нападения "казаков" на "крестьян" возобновились. Кроме того, князь через своих помощников передал "крестьянам", что за то, что он, князь, сидел две недели в тюрьме, нужно внести контрибуцию и прийти к нему на поклон, а иначе он будет мстить, так как, согласно обычаю, за оскорбление князя полагается месть.

В общем, факт остается фактом: для драк и поножовщины в Москве существовали разные поводы.

Источник: Г. В. Андреевский Повседневная жизнь Москвы в сталинскую эпоху. 1920-30 годы. М.: "Молодая гвардия", 2008 г.