June 13th, 2017

Конг

Апартхейд – тупиковый исторический эксперимент.Часть 4

Начало протестов и сопротивления апартхейду


В 1950–1960-е годы система апартхейда в основном сформировалась, и политика сегрегации перешла в следующую стадию – расовую дискриминацию. Расовое угнетение усиливалось в "белых" городах и бантустанах, на промышленных предприятиях и африканерских фермах, в системе образования, во всех сферах общественной жизни. Естественно, что расовая дискриминация не могла не вызвать волну недовольства и возмущения со стороны небелого населения. Сначала были протесты, много и повсюду. Потом – сопротивление.

Первой крупной организованной акцией была Кампания неповиновения (1952 г.) шести расистским законам. Среди них были законы о пропусках, которые африканцы называли "клеймом рабства", о расселении по расовому признаку, о так называемых властях банту. Руководители Африканского национального конгресса и Южноафриканского индийского конгресса призвали добровольцев нарушить тот или иной закон и подвергнуться тюремному заключению. За полгода на этот призыв откликнулось более 8,5 тыс. человек. Это была мощная демонстрация протеста против дискриминационных законов и всего расистского режима.

Новым явлением в общественной жизни Южной Африки была активность африканок. В городских условиях многие из них освободились от традиционной власти мужей и включились в протестное движение против расовой дискриминации. Особого размаха их выступления достигли в середине 1950-х годов, когда власти, укрепляя апартхейд, распространили на женщин обязанность постоянно иметь при себе пропуск. Так, в октябре 1955 г. в Претории состоялась демонстрация протеста, в которой приняли участие 2 тыс. женщин. На следующий год там же в Претории в подобной демонстрации участвовали уже 20 тыс. женщин.

Форм протеста было немало. Например, "автобусный" и "картофельный" бойкоты. Поводом для них было повышение платы за проезд и бесчеловечное обращение с работниками на картофельных полях, принадлежавших фермерам-африканерам. "Бойкот не был просто протестом относительно одного пени, – писал южноафриканский коммунист Л. Бернстайн, – это было нечто большее. Это было заявление, направленное белому населению и правительству, что чаша горечи переполнилась. Это было утверждение африканским народом своей зрелости и своей решимости добиться того, чтобы с ним считались, когда дело касается его нужд". Правительство, напуганное широким размахом таких бойкотов, нередко шло на уступки.

Из всего разнообразия мирных форм выражения возмущения и протеста против расовой дискриминации и режима апартхейда самой действенной, вероятно, была всеобщая политическая забастовка. За период с 1950 по 1961 г. было проведено пять таких забастовок. Самым массовым выступлением африканцев была всеобщая забастовка 28 марта 1960 г. Она была объявлена в знак траура по африканцам, расстрелянным во время демонстрации протеста в г. Шарпевиле 21 марта. Буря гнева и возмущения, прокатившаяся по всей стране, нашла свое выражение в этой небывалой по своему размаху всеобщей забастовке. В пяти крупнейших городах бастовало от 85 до 95 % африканских рабочих. Забастовщики не только отказались выйти на работу в этот день. Тысячи людей сожгли свои пропуска – "клеймо рабства", выразив еще более решительно свой протест против полицейского террора и расистской политики правительства.

Все политические забастовки были направлены против режима апартхейда. Основные лозунги, выдвинутые в ходе забастовок, содержали требования отмены дискриминационных законов, предоставления гражданских и политических прав небелому большинству и т. п. Выдвигались и экономические требования, но они занимали второстепенное место.

Все, что происходило в этот период, было всеобщим и мощным протестом против режима апартхейда. Но встал вопрос, что же нужно людям, страдающим от расовой дискриминации и режима апартхейда в целом? Нужна была позитивная программа дальнейших действий. Такой программой стала Хартия свободы, принятая 26 июня 1955 г. Конгрессом народов.

(Продолжение следует.)


Автор - Городнов В. П. (1929 - 2009), доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра африканской истории Института всеобщей истории РАН.

Источник: Pax Africana: континент и диаспора в поисках себя [Текст]: П21 сб. науч.
ст. / отв. ред. А.Б. Давидсон; Гос. ун-т — Высшая школа экономики. — М.
: Изд. дом Гос. ун-та — Высшей школы экономики, 2009. — 439, [1] с.
Конг

Миграция африканцев в Европу

С конца XX в. резко возросло и число мигрантов из стран Тропической и Южной Африки в Европу. Их численность в европейских странах оценивается примерно в 3,5 млн, значительную часть составляют женщины и дети. Почти четверть мигрантов является беженцами, что намного выше среднемирового показателя. Это свидетельствует о том, что главной причиной миграции являются тяжелые условия жизни во многих странах континента

Большая часть мигрантов из Черной Африки живет во Франции (сенегальцы, малийцы), Великобритании (нигерийцы, ганцы, сомалийцы), меньше – в Германии (ганцы, камерунцы), Италии (ганцы, сенегальцы, эритрейцы), Испании (сенегальцы, нигерийцы, выходцы из Кабо-Верде), Бельгии (руандийцы, выходцы из ДРК, камерунцы), Португалии (выходцы из Кабо-Верде, Анголы, Гвинеи-Бисау, Сан-Томе и Принсипи). Франкоязычные африканцы более склонны мигрировать во Францию, что обусловлено и постколониальными связями, и языковыми проблемами в других европейских странах. У англоязычных мигрантов выбор шире.


Источник: Черная Африка: прошлое и настоящее. Учебное пособие по Новой и Новейшей истории Тропической и Южной Африки/ под ред. А.С. Балезина, С.В. Мазова, И. И. Филатовой. - М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. - 704 с. ил.