June 25th, 2017

Конг

Зима 1919 года. Новый виток "белого террора" в Крыму

Кто же был инициатором начинающихся расправ? Фактически нити руководства в Крыму оказались в руках начальника штаба генерал-майора А. К. де Боде полковника К. К. Дорофеева, который, поставив себя над Краевым правительством, присвоил право судить и миловать.

Злобствующего Дорофеева вскоре заменили исполнительным служакой (что особенно показательно) генерал-майором Д. Н. Пархомовым, и обстановка в Крыму становится все более невыносимой. Уже никто – от рабочего до буржуа – не мог чувствовать себя в безопасности, ибо за Дорофеевыми-Пархомовыми вырисовывались главные творцы террора – верхи Добровольческой армии. Белые шли по пути красных.

С декабря по февраль правительство неоднократно заявляло о переходе трех северных уездов Таврической губернии под свою юрисдикцию. Дело в том, что после падения гетманского режима на Украине население этих уездов оказалось совершенно беззащитным перед стихией гражданской войны и валом бандитизма. Но сохранились тесные связи с Крымом, действовало Таврическое губернское земство. И собрание земских и городских гласных в Мелитополе под председательством В. А. Оболенского обратилось с официальным ходатайством к Краевому правительству с просьбой о вхождении в состав Крыма. Правительство ответило согласием, был подобран для гражданского управления уездами орловский земец, кадет, депутат I и II Государственных дум В. Ф. Татаринов, 6 февраля назначенный товарищем министра внутренних дел Краевого правительства. Неожиданно, без всякого предупреждения, как это стало принято во ВСЮР, Бердянск, а затем и всю Северную Таврию занимает отряд генерал-майора Н. Н. Шиллинга, который провозгласил себя (был назначен?) военным генерал-губернатором.

Начались обыски и аресты. Были убиты уездный гласный Алясов и секретарь управы, член "Единства" Миркович. Шиллинг присвоил все деньги, имеющиеся в казначействе, прекратил подвоз хлеба в Крым, что чрезвычайно осложнило продовольственную ситуацию на полуострове. В. Ф. Татаринов так и остался сидеть в Симферополе, ожидая неизвестно чего.11 марта правительство вынуждено было отменить свои прежние решения по северным уездам.

К январю 1919 года, когда стала проваливаться принудительная мобилизация, методы "защиты Крыма" определяются достаточно отчетливо. Обыски. Аресты. Карательные экспедиции. Реквизиции. Порки. Расстрелы "при попытке к бегству". Затем обыденным явлением становятся убийства – как единичные, так и массовые.

Много шума наделало в Крыму убийство 25 декабря на своей даче недалеко от Харакса под Ай-Тодорским маяком (Гаспра) известного всей России фабриканта Ю. П. Гужона, причем открыто, на глазах у собственной семьи. Союзники обратились с нотой к правительству, поскольку убитый был французским гражданином. Была сформирована следственная комиссия, и оказалось, что понадобилось это гвардейской молодежи из состава Добровольческой армии. Дело замяли.

Там же, в Ялте, был убит московский миллионер Титов. Выяснилось, что в ответ на требование о пожертвовании он сказал: "хулиганам я не даю". Офицер тут же застрелил Титова. На станции Севастополь 26 декабря был убит некто Иван Голубович, заподозренный в большевизме. "В ночь на 1 января на улицах Ялты трое рабочих были схвачены добровольцами, отведены в Ореанду, где помещается кавалерийская часть, и расстреляны. Двое убиты, один ранен".

Убийства происходили по всему Крыму, но эпицентром насилия стала Ялта. Здесь свирепствовал отряд полковника В. С. Гершельмана.

На крестьян Симферопольского уезда наводит ужас команда помещика П. П. Шнейдера. Крымский крестьянский союз назвал "кошмарным преступлением" расправу Шнейдера и его карательного отряда над собственными батраками и террор, установленный им в Булганакской волости. Союз ходатайствовал перед министерством юстиции и штабом Добрармии о расследовании дела. Безрезультатно.

В Севастополе были арестованы члены профсоюза металлистов. Протесты союза оказались безрезультатны. Группа офицеров расстреляла правление профсоюза.

На арене впервые появляются знаменитый капитан Н. И. Орлов и его отряд. Поиск оружия, проводимый офицерами этого отряда на окраинах Симферополя без согласия Краевого правительства, "закончился арестом и избиением ни в чем не повинных лиц, в большинстве евреев, причем оружие обнаружено не было, за исключением нескольких охотничьих ружей".

Между тем, социально-экономическое положение края продолжает ухудшаться. В январе вспыхивает эпидемия тифа. Совет Министров вынужден принять специальное постановление для борьбы с ней.

В декабре правительством было обещано открыть Севастопольский морской завод. Создали его правление. Однако открытие так и не состоялось. Член Севастопольской городской управы Н. А. Борисов сообщал министру труда: "...На почве страшной безработицы и наступившего голода среди рабочих сильное возбуждение. Не исключается возможность эксцессов, почему необходимо немедленное открытие заводов севастопольского порта и утверждение сметы на организацию общественных работ".

Заволновалось и столь спокойное прежде крымское крестьянство. Несмотря на все жестокости карательных отрядов, крестьяне отказывались платить арендную плату, учащаются захваты помещичьих земель, разгромы имений.

(Продолжение следует.)

Источник: (Серия "Проект "Украина") Вячеслав Зарубин Крым в годы смуты (1917-1921), изд-во "Фолио".
Конг

Последний шиллинг

В свое время житель Лондона Девид Шиллинг подал заявление о смене фамилии. Аргументировал этот шаг он так:"... С того времени, как Англия перешла на десятичную денежную систему, в связи с чем аннулировали шиллинг (монету), я стал объектом неуместных шуток...".

Источник: журнал "Вокруг света", № 10, 1971 г.