June 30th, 2017

Конг

Были и мы когда-то автостопщиками... Из заготовок к будущим мемуарам

А лично я однажды, много, много лет назад решил сходить на международную книжную выставку-ярмарку, которая, по-моему, до сих пор проводится на ВДНХ в Москве . Ага, сходил... домой вернулся дня через четыре и почему-то из Питера. :-) Просто... на выставке-ярмарке встретил хороших знакомых, парня и девушку, посмотрели вместе, что там на этой выставке хорошего было. Потом я услышал от них, что они- де сегодня в Питер едут и проводил их до выхода из павильона, потом - до выхода с выставки, потом - до метро, потом - до Площади трех вокзалов... Ну а вскорости потом мы как-то оказались все вместе в вагоне электрички, спешащей в славный град Калинин (тогда еще он так назывался). Ну а еще через несколько часов все как-то так перемешалось да развернулось, что мы с этой подругой оказались в кабине остановленного изящной ручкой девушкой грузовика, который пер в северо-западном направлении (и в результате добросил практически до Новгорода, ну а дальше все тем же методом, пересаживаясь с машины на машину, добрались до Питера), а парнишка так и остался дальше стоять и стопить на вечерней трассе. Ну ничего, угрызения совести меня не загрызли , ибо парнишка оказался не промах и добрался вполне благополучно и даже интересно, только несколько позже. Эх, вроде и мелкий эпизод, а все равно приятно вспомнить - то ли отрывок из скандинавской саги, то ли набросок эпизода из авантюрного романа :-), а ведь всего лишь мелкое личное воспоминание о забавах юности...Были и мы когда-то хиппарями и автостопщиками.
Конг

Что стоит за легендой о раскаленном медном быке. Часть 3

Следует отметить, что в Варшаве С. Наливайко неоднократно подвергали страшным пыткам. Возможно, и этот факт, усиленный длительным заключением гетмана перед казнью (с июня 1596 по апрель 1597 p.), в определенной степени повлиял на процесс возникновения легенды о казни С. Наливайко с помощью медного быка.

Как свидетельствовал очевидец, "Он с 10 октября, согласно приказу короля был пытаем голодом и отсутствием сна, так что он едва не помешался, но затем такие пытки были прекращены, чтобы можно было бы
еще что-то узнать у него при ясном сознании". Не сломленный допросами и пытками Семерий с помощью своих побратимов и товарищей по воле осмеливается осуществить побег из тюрьмы. Его соратники сумели передать в тюремную камеру небольшую пилку, какой Наливайко перепиливал оковы, но, к сожалению, польская стража быстро выявила этот надпил. Так угасла последняя надежда узника обрести свободу...

11 апреля 1597 г. казацкого полководца, гетмана Семерия Наливайко казнили в Варшаве. На глазах у представителей королевской семьи и большой толпы ему отрубили голову, четвертовали тело, а затем куски развесили по всей столице Польши. Именно так, а не иначе, согласно воспоминаниям очевидцев, казнили народного
героя. Так почему же возникло легендарное сказание о его смерти в медному быке, что в разных вариантах повторялось во многих хрониках и пересказывалось из поколения в поколение?

"А поскольку в глазах поляков Наливайко (как и более поздний Гонта) как первый исторический вожак казацкой и хлопской черни был в то же время первым историческим представителем автономистских стремлений украинского народа против верховенства Польши, то и не удивительно, что польские мемуаристы увидели в нем опасного
претендента, который посягнул на "единство" короны, и в своем воображении наделили его хоть после смерти карой, соответствующей для преступников такой категории", - писал Иван Франко, который достаточно
тщательно и придирчиво исследовал генезис истории легенды о "Наливайко в медном быке".

По словам Франко, автором легенды был никто иной, как польский римо-католический священник Иончинский,
который впервые в начале XVII ст. в своих мемуарах "солгал" о том,что казацкого руководителя "посадили на раскаленного коня и на его голову надели раскаленный венец, и, наконец, его казнили".
Тем самым Иончинский, который люто ненавидел Наливайко за его посягательство на единство Речи Посполитой, "осовременил" античную легенду об антигерое-тиране Фаларисе, который якобы положил начало традиции
наказания виновных посредством сжигания в медном быке, а потом и сам погиб с помощью своего "детища".

Легендарная версия польского мемуариста была сразу же подхвачена другими польскими и
украинскими хронистами того времени. Если для первых она символизировала неотвратимость тяжелого наказания для оппозиционных государственным устоям смуитянов, то для вторых - ничто иное, как готовность идти на страшные муки ради свободы своего народа. Вот таким образом Семерий Наливайко стал действительно легендарным героем украинской истории.

Источник: Горобец Виктор, Чухлиб Тарас НЕЗНАЙОМА КЛІО. Таємниці, казуси і курйози української історії.
Козацька доба. - Київ, видавництво "Наукова думка", 2004. 311 с.

Перевод с украинского - наш собственный.