July 13th, 2017

Конг

Эти странные дуэлянты - 6

Александр Дюма-отец, поссорившись с неким кавалерйиским офицером, был вынужден принять условия поединка, предложенные его противником. А условия были жестокие: на двоих - лишь один пистолет, из которого должен был выстрелить в себя тот, кто вытащит из шляпы бумажку со словом "смерть".

И эту бумажку вытащил сам Дюма. Писатель описавший столько дуэлей в своих романах, поморщился, взял пистолет, попрощался с друзьями и затворил дверь в соседнюю комнату. Раздался выстрел...

Распахнув дверь, люди застыли в изумлении. Дюма, держа в руках еще дымящийся пистолет, спокойно смотрел на вошедших друзей.

- Промахнулся, не попал! - объяснил он.

Как говорят, веселее всех рассмеялся в эту минуту сам кавалерийский офицер, восхищенный находчивостью прославленного романиста.


Автор: Александр Мидлер.

Источник: журнал "Вокруг света", № 3, 1969 г.
Конг

Пражские привидения - 3

Сумасшедший брадобрей

Является на улице Карлова и в других местах. Характер: чрезвычайно опасное привидение.

Сумасшедший брадобрей всегда держит в руках открытую опасную бритву. Этот человек, живший во времена Рудольфа II, другими словами, почти пять веков назад, некогда бросил свое почтенное ремесло и занялся алхимией. Истратив последние деньги и продав даже дом, этот брадобрей-алхимик сошел с ума и стал кидаться на людей с открытой бритвой, требуя от них денег на алхимические опыты. В последнее время он от алхимии все же отошел и теперь пристает к прохожим с предложением побрить их. (Как утверждают специалисты, привидение все же убедилось в бесплодности поисков философского камня.)

В случае встречи рекомендуем не поддаваться на уговоры. Дело в том, что пока наука еще не выяснила, проходит ли сумасшествие у привидений.

(Продолжение следует.)

Автор: Милослав Швандлик, чешский писатель-юморист.

Источник: журнал "Вокруг света", № 10, 1971 г.
Конг

Моральный и физический облик студента в старинной Европе

Несмотря на напряжение сил и все лишения — холод, голод, а то и побои, — студенческие годы были для многих самыми счастливыми в жизни, потому что являлись периодом вольницы: вырвавшись из-под опеки семьи, юнцы были предоставлены сами себе, прежде чем впрячься в ярмо избранной профессии и покориться правилам своего цеха.

Вступление в эту практически взрослую жизнь в довольно раннем возрасте было психологическим шоком, и нельзя сказать, чтобы резкая перемена образа жизни всегда оказывала благотворное влияние на вчерашних детей. Герой романа Шарля Сореля "Правдивое комическое жизнеописание Франсиона", вышедшего в 1623 году, говорит: "...меня причисляли к тем, кого называли чертенятами, по ночам я бегал по двору, сунув в штаны хлыст, чтобы нападать на шедших в уборную...

На мне были плоская шапочка, куртка без пуговиц, застегнутая булавками и шнурками, ветхое платье... любой, кто говорил мне об опрятности, делался моим врагом...Я боялся хлыста не больше, чем если бы моя кожа была из железа, и совершал уйму проделок, например, бросался в людей, проходивших по улице мимо коллежа, хлопушками, кульками с разной дрянью, а то и какашками". Ученики Коллежа Бове швыряли в прохожих камни и обливали их водой. "Почти все школяры предавались пороку, с самого начала поразившему наш коллеж: распаляемые своей юностью, они научились сами доставлять себе чувственное удовольствие". Всё это было гораздо интереснее, чем нудная учеба.

Руководство коллегий пыталось обуздать распоясавшихся учеников, вводя наказания и штрафы за нарушения устава, который запрещал шуметь днем и ночью, участвовать в попойках, выбегать за ворота, когда они заперты, вступать в непристойную связь с кухарками, приводить в коллегию любовниц, бросаться камнями и посудой и т. п. Штрафы варьировались в зависимости от степени вины: поднял руку, чтобы бросить камень, — одна сумма, бросил — другая, бросил и попал — третья. Однако все эти меры не давали ожидаемого результата, и в университет студенты попадали "подготовленными".

В "Справочнике превосходного студента" 1495 года перечисляется всё, что было запрещено учащимся (вероятно, список был составлен на основе практических наблюдений): проводить ночь (которая начинается в восемь-девять часов вечера зимой и в девять-десять часов летом) вне дома, забавляться по воскресеньям с мирянами (студенты считались клириками), купаться по понедельникам, слоняться по рынку по средам, отсутствовать на заутрене, дремать на мессе, пропускать вечерню, драться с малышней, марать книги во время службы, производить беспорядки, говорить глупости, рубить деревья, мешать палачу, когда он исполняет свои обязанности, декламировать комедии в церкви и на кладбище... Из этого списка видно, что подавляющую массу студентов составляли легкомысленные и разнузданные мальчишки, а не серьезные молодые люди, сознательно вставшие на путь постижения знаний.

Мартин Лютер говорил, что "лучше мальчиков из христиан посылать прямо в пасть ада, чем в университет, так как Сатана от начала мира не выдумывал ничего более сильного, чем высшие школы".

В Средние века студентов легко можно было отличить в толпе. Формально являясь клириками, они были обязаны иметь на затылке тонзуру, причем она должна была быть хорошо видна. Начиная с XII–XIII веков епископ мог выстричь макушку любому желающему, достигшему семилетнего возраста, лишь бы тот умел читать и писать и знал Священное Писание. Кроме того, клирикам навязывали "дресс-код": темную простую одежду, не слишком короткую и не слишком длинную; запрет налагался на красный и зеленый цвета, вышивку на перчатках, длинноносые туфли и т. д. Одежда школяров, как правило, была сильно поношенная, латаная и грязная, да и сами они не отличались опрятностью.

Может, они и рады были бы следить за модными тенденциями, но на это у них не было денег. Оставалось дурачиться. Когда в 1578 году французский король Генрих III ввел моду на широкие накрахмаленные жабо, во время карнавала в Сен-Жермене студенты напялили на себя огромные воротники из картона и кривлялись: "По волу и хомут!" В результате многие шутники провели остаток вечера на сырой соломе в тюрьме Шатле.

В XVII веке костюм школяров был еще прост: черный камзол, черные штаны, соединявшиеся с ним шнурками, черные чулки, черная шляпа, белый накрахмаленный галстук. Только к концу столетия студенты принялись щеголять в ярких нарядах, являясь в них даже на сеансы в анатомическом театре. Сундуки сменились просторными платяными шкафами.

Эволюционировали и прически. У швейцарца Теодора Троншена, учившегося медицине в Лейдене, были пышные волосы, которые он старательно расчесывал. Увидев его однажды, Бургаве заметил, что уход за такой шевелюрой, наверное, требует массу времени, пропадающего впустую. Когда Троншену передали эти слова, он тут же коротко постригся. Бургаве был поражен этой жертвой. Впрочем, тогда как раз в моду вошли парики, избавлявшие от необходимости проводить много времени у парикмахера.А вот студенты Лейденского университета пользовались правом ходить по улицам в домашних халатах и туфлях при условии ношения париков и шляп. (Кстати, тот же Троншен в зрелом возрасте всячески порицал ношение париков, считая это негигиеничным.)

Источник: книга Е. В. Глаголевой "Повседневная жизнь европейских студентов от Средневековья до эпохи Просвещения" (М., "Молодая гвардия", 2014 г.)
Конг

Весна 1919 года. Политическая стачка в Крыму и наступление Красной армии

Революционеры-подпольщики смогли, используя необходимость ремонтных работ на застрявшем в бухте французском дредноуте "Мирабо", установить контакт с моряками. Печатались прокламации на французском (благо член подпольного комитета Я. Ф. Городецкий, побывав в эмиграции во Франции, хорошо знал его) и греческом языках, велась устная "обработка". Рабочие добились того, что команда "Мирабо" дала обещание не стрелять в "случае обострения обстановки".

13 марта открылась конференция правлений профсоюзов Севастополя. Поразительно – на ней свободно выступали большевики. В городе, до отказа набитом добровольцами и интервентами! Некий "товарищ Борис" проповедовал в своей горячей речи "классовую ненависть", допустил вероятность совместной работы с меньшевиками на почве этой "ненависти" и в заключение выдвинул оригинальный лозунг: "Да здравствует советская власть со всеми ее недостатками!".

Конференция избрала стачечный комитет из 7 человек под председательством Городецкого. 14–15 марта политическая забастовка в Севастополе началась.

Франко-греческие войска были выведены на улицы, заняли электростанцию, ряд предприятий. По приказу командующего Рюйе на улицах были установлены орудия. Город усиленно патрулируется добровольцами. Но эти акции устрашения не остановили бастующих.

Строительные, железнодорожные рабочие, пекари, водопроводчики, портные присоединились к металлистам. Закрылись магазины. Остановился транспорт. Замолкли многие предприятия Симферополя, Феодосии, Керчи. Более месяца бастовали служащие симферопольских аптек.

Атмосфера накалялась с каждым часом: стрельба в воздух, рукоприкладство. Добровольцы силой открывали магазины.

И, конечно же – ставшие привычными для крымчан расправы. 16 марта арестована семерка рабочих по подозрению в том, что она-то и есть стачечный комитет. Но из них только двое, включая Городецкого, действительно были членами комитета. Трое арестованных – Ефремов, Кононенко, Харченко – были убиты. Убит рабочий Хазаров. Арестован, но вскоре выпущен председатель городской думы Севастополя эсер С. О. Бялыницкий-Бируля. 19 человек, содержащихся в Симферопольской тюрьме по обвинению в зверствах большевиков в 1918 году, отправлены в Керчь и расстреляны на станции Ойсул (Астанино). Городская дума выступила с отчаянным протестом против самосудов.

Но сила явно была не на стороне рабочих. Организаторы стачки воздержались от применения оружия, наверное, сочтя это преждевременным.

20—22 марта, согласно решению профсоюзной конференции, забастовка была прекращена. Она показала, тем не менее, что политика второго Краевого правительства провалилась окончательно.

А тем временем части Украинского фронта красных двигались в крымском направлении. Войсками (1-я Заднепровская (3-я Украинская) стрелковая дивизия) командовал П. Е. Дыбенко. Перекоп обороняло 1,5 тысячи белогвардейцев и 600 солдат 13-й греческой дивизии; на Чонгарском направлении находилось около тысячи белогвардейцев, преимущественно офицеров. В распоряжении защитников полуострова было около 20 орудий, несколько бронепоездов, десятки пулеметов. С моря их поддерживала судовая артиллерия кораблей Антанты. 29 марта части 1-й Заднепровской дивизии форсировали Сиваш. 4 апреля без особых трудностей взят Перекоп. Помощь войскам, штурмующим укрепления, оказали партизаны, которые, форсировав залив, высадившись в западной части позиций. Штурмующие потеряли около 200 человек убитыми и около 500 ранеными.

Источник: (Серия "Проект "Украина") Вячеслав Зарубин Крым в годы смуты (1917-1921), изд-во "Фолио".
Конг

Турция в XIX - ХХ веках. Часть 47

ТУРЦИЯ И ВНЕШНИЙ МИР ПОСЛЕ ЛОЗАННЫ. Часть 3

На нормализацию после Лозанны был ориентирован и подписанный в 1928 г. договор Турции с Италией о нейтралитете. Итальянские войска также участвовали в оккупации Турции в период национально-освободительного движения. Договор был подписан в Риме 30 мая. Турция охотно пошла на нормализацию отношений с Италией, надеясь этим устранить угрозу итальянской агрессии в отношении Малой Азии, но разногласия между Турцией и Грецией помешали заключению намеченного Муссолини тройственного итало-греко-турецкого пакта. Визит турецкого премьера Исмета Иненю в Рим (май 1932 г.) не дал результатов. Не оправдались и расчеты Италии на экономические преимущества в Турции на основе договора 1928 г. С марта 1934 г. после воинственной речи Муссолини об "исторических задачах Италии в Азии и в Африке" турецко-итальянские отношения снова вступили в фазу обострения.

По Лозаннскому договору Турция признавала права союзников на "имущество, права и интересы, которые существуют и могут быть опознаны на территориях, оставшихся турецкими ко дню вступления в силу настоящего договора" (ст. 65). В одном из обменных писем, приложенных к договору, глава турецкой делегации Исмет-паша подтверждал, что "концессионные контракты и последующие соглашения, заключённые до 29.Х.1914 г. с Оттоманским правительством относительно железных дорог Анатолийская, Багдадская, Мерсин-Аданская, Восточные и порта Хайдар-паша, сохраняются в силе", они будут "приведены в соответствие с новыми экономическими условиями". В планы кемалистских властей не входили ни ликвидация иностранного капитала, ни отказ от иностранной помощи, вместе с тем ими подчёркивалось, что иностранные компании должны подчиняться "её законам и языку".

Данные свидетельствуют, что с 1924 г., то есть после подписания Лозаннского мирного договора, наблюдалась значительная активизация в реорганизации и создании частных фирм с иностранным капиталом. Наибольшая активность приходилась на 1928-1929 гг., до начала мирового экономического кризиса и спустя несколько лет после того, как стали ясными принципы политики кемалистов в отношении иностранного капитала. Оценивая эти явления, бюллетень Торгового представительства СССР в Турции в 1926 г. писал, что иностранный капитал стал проявлять стремление приспособиться к новым политическим и экономическим условиям страны.

Последовательно власти ужесточали меры по контролю над иностранными торговыми палатами, действовавшими в основном в Стамбуле и Измире. Членами этих палат были не только ответственные лица иностранных компаний, но и их посредники и агенты, главным образом представители национальных меньшинств - греки, евреи, армяне, зачастую имевшие подданство тех стран, с фирмами которых они сотрудничали. Осенью 1926 г. турецкое правительство предприняло шаги для ограничения деятельности иностранных торговых палат, а затем и вовсе их закрыло.

Заинтересованные не только в финансовых средствах и иностранных капиталах для развития экономики, но и в подготовке национальных кадров, турецкие власти осторожно подошли к решению вопроса о судьбе иностранных учебных заведений в Турции. Разумеется, в этих школах (французских, американских, итальянских и др.) учащимся приходилось знакомиться с идеями не только о прогрессивности западной культуры, но и о ее превосходстве над другими культурами; в ряде школ религия - католическая, протестантская - была обязательным предметом. Министерство просвещения уже в начале 1924 г. издало несколько распоряжений об изъятии в иностранных школах преподавания религии и принятии официальной программы обучения. Уклонение от этих требований привело к тому, что десятки иностранных школ были закрыты. В итоге длительных и сложных переговоров иностранные школы приняли условия властей и возобновили работу.

Одним из немаловажных пунктов "лозаннского наследства" являлось таможенное регулирование. Стремясь смягчить неблагоприятное воздействие таможенного тарифа, кемалисты ввели государственную монополию на некоторые товары - табак, спички, сахар, нефтепродукты и др. В 1929 г. был установлен полный контроль над внешнеторговым регулированием и власти приняли новый таможенный тариф, предусматривавший увеличение пошлин примерно на 50%.

Лишь в апреле 1933 г. оказалось возможным решить один из важных вопросов Лозаннской мирной конференции - вопрос Османского долга. Время и настойчивость турок сделали своё дело, постоянно заявляя о готовности к уплате, идя на переговоры, они за 10 лет фактически так и не приступили к выплате долга, за исключением частичных платежей 1929/30 и 1930/31 гг. Соглашение 1933 г. можно считать успехом турецкой финансовой дипломатии.

(Продолжение следует.)


Источник: Киреев Н. Г. - История Турции. XX век - М.: Крафт, ИВ РАН, 2007.
Конг

Барон Гинцбург и дворяне Поляковы

Если брать тех евреев, которые удостоились возведения в потомственные дворяне, то обязательно нужно рассказать о бароне Гинцбурге и братьях тайных советниках Поляковых.

Если быть точными, то первым Гинцбургом, ставшим бароном, был Гораций Осипович (записанный в общине Звенигородка Киевской губернии как Нефтали-Герц). Произошло это в 1868 году. Отец же его реб Евзель (Евзель Гавриилович) возведен был в баронское достоинство лишь в 1872 году. Дело в том, что великий герцог Гессен-Дармштадтский был человеком с большим чувством юмора. А Гинцбург-младший хорошо вел его финансовые дела, за что и был назначен генеральным консулом герцогства в России, а потом и бароном стал. Позже герцог, желая еще как-то его отблагодарить, сказал: "Сделаю-ка я вас дворянином и бароном во втором поколении!" и присвоил титул его отцу.

Времена в России были (для России) либеральные, царствовал Александр II, который узаконил титул как потомственный. То есть титул остался гессен-дармштадтским, но признанным в России, что дало право владеть имениями на юге России.

И отец, и сын были людьми в высшей степени достойными, от еврейства не отрекались, и Евзель добился разрешения построить в Петербурге первую синагогу и возглавил столичную еврейскую общину.

Сыну его Горацию, кроме признания баронского титула, присвоено было звание действительного статского советника (по-военному — генерал-майора; как вы помните, наверное, такой же чин был у отца вождя мирового пролетариата Ильи Николаевича). Награжден он был и высшими орденами. К этим титулам он добавил — после смерти отца — звание главы еврейской общины Петербурга.

А его сыну — барону Давиду — титулов добиваться было ни к чему: он их и так унаследовал. Он занялся наукой — гебраистикой и семитологией. Свою библиотеку он завещал Еврейской библиотеке в Иерусалиме, но осталась она, в силу многих и, увы, понятных причин, в Библиотеке им. Ленина. Само собой, что и пост главы еврейской общины он унаследовал, как и остальные титулы.

Предрассудков по отношению к баронскому семейству Гинцбургов петербургское общество не питало, они дружили со многими выдающимися людьми (к примеру, Салтыковым-Щедриным, Тургеневым, Гончаровым). Может быть, среди прочих причин стоит назвать то, что люди Гинцбурги были потомственно образованными и воспитанными по-европейски.

Увы, представители другого рода — все как один тайные советники (на звезду больше, чем у Гинцбурга) — братья Поляковы до конца жизни говорили по-русски с таким акцентом, что становилось ясно: очень хотят от него избавиться, но ничего не получается. Братья Яков, Самуил и Лазарь родились в семье мелкого торговца в большом и шумном городе Дубровно Витебской губернии. Занимались братья разными делами: держали винокуренный откуп, основали Азовско-Донской банк, но прославились и миллиарды сделали на строительстве железных дорог. За что, кстати, честь им и хвала, ибо не без их стараний Россия в конце XIX века превратилась в великую железнодорожную державу.

Так вот, когда Яков первым получил звание тайного советника и соответственно — потомственное дворянство, ни одно дворянское собрание империи не пожелало его к себе приписать. Пришлось, как тогда говорили, дать, и дворяне Области Войска Донского приняли его в свои ряды. Они, право слово, были антисемитами, зато дворянами сами были сомнительными...

С братьями Самуилом и Лазарем таких проблем не возникло. Зато Самуил прославился своим демократизмом. Он сказал чиновникам желдорведомства:
— Что ви язик себе ломаете: Самуил Соломонович да Самуил Соломонович! Гово’ите п’осто: ваше п’евосходительство!

Автор - этнограф и писатель Л. М. Минц.

Источник: Минц Л. М. Блистательный Химьяр и плиссировка юбок. — М.: Ломоносовъ, 2011. — 272 с. — (История. География. Этнография.)