July 14th, 2017

Конг

Боятся ли русские войны?

В рамках ежедневного всероссийского телефонного опроса "ВЦИОМ-спутник" 16-17 июня с. г. 1200 респондентам из более чем 80 субъектов Российской Федерации был задан вопрос, существует ли, по их мнению, в настоящее время угроза военного нападения на Россию. 53% опрошенных считают, что такой опасности сейчас нет. 38% полагают, что военная угроза для России существует.

Те, кто опасается нападения извне, полагают, что угроза может исходить от...

США - 63%;

Украины - 31%;

Блока НАТО - 7%;

Китая - 5%;

Великобритании - 4%.


Какие государства могли бы стать союзниками России в случае нападения?

Китай - 41%;

Беларусь - 25%;

Казахстан - 18%;

Индия - 9%;

Страны, ранее входившие в СССР - 4%


Данные приведены по газете "Аргументы и факты", № 27, 5-11 июля 2017 г.
Конг

Отец "психологических войн". Часть 1

ачало третьего тысячелетия окончательно убедило военных интеллектуалов в том, что самым эффективным оружием в борьбе с противниками есть так называемые психологическо-информационные войны. Однако, как
говорят, все новое хорошо забыто старое. Подобные войны между разными народами и странами велись еще издавна. На территории Центральной Восточной Європи в новое время всемирной истории положил начало никто иной, как выдающийся государственный и военный деятель, гетман Богдан Хмельницкий.

Используя заложенные С. Наливайко, П. Конашевичем-Сагайдачным, М. Дорошенко, И. Сулимою традиции казацкого военного искусства, Б. Хмельницкий во время формирования своей армии уделял первоочередное значение организации крепкой разведывательной службы. Согласно исследованиям современных историков, уже в первые годы
Национально-освободительной войны украинского народа, которая началась в 1648 p., определились организационная структура этого "ведомства", а также объекты, цели, направления, методы и приемы его деятельности, что совершенствовались в течение последующих годов.

С помощью разведывательной и контразведывательной службы Богдан Хмельницкий путем распространения дезинформации стремился посеять во враждебном войске неуверенность в собственных силах, паническое настроение. В своих универсалах к населению и инструкциях разведчикам гетман настаивал на необходимости создания в состоянии противника ощущения обреченности, напряжения и неуверенности. Следовательно, впервые в практике отечественного военного искусства применялись принципы ведения так называемой психологической войны. Такие методы были использованы украинским гетманом в ходе решающих битв с врагом под Корсунем,
Пилявцами и Берестечком.

Так, перед Корсунскою битвой, которая завершилась победой украинцев в конце мая 1648 г., Б. Хмельницкий сумел блокировать информацию о реальном положении вещей в своем лагере и распространил ложные свидетельства о количестве казацкого войска. В результате этого командующий польской армией Н. Потоцкий начал уклоняться
от боя, потерял стратегическую инициативу и уже задолго до непосредственной битвы испытал психологическое поражение.

Психологический фактор являлся определяющим и во время победы украинской армии над поляками под Пилявцами в сентябре того же года. Удачными маневровыми действиями Б. Хмельницкий создал неблагоприятные
условия для расположения оборонного лагеря польских войск. Это в свою очередь, вызывало неуверенность коронного командования в своих действиях, которое распространилось и на личный состав. Участник тех событий с
польской стороны записал в своем дневнике: "...В лагере никакой дисциплины, никакого авторитета вождей. Ночью после пароля стреляли, кричали, и никто за это не получал выговор, потому что одинаковый
страх охватывал всех, так что не было абсолютно никакого порядка". Кроме того, на второй день битвы, 22 сентября, по приказу гетмана во враждебный лагерь попадает пленный казак, переодетый священником.
Невзирая на пытки, он сообщает о приходе на помощь Хмельницкому нескольких десятков тысяч татар.
В действительности же союзнические войска насчитывали до пяти тысяч воинов. Однако хитрый гетман организовал им чрезвычайно громкую встречу: был дан салют из пушек и мушкетов. Этот факт наряду с предыдущей
дезинформацией мужественного казака привел к тому, что среди поляков пополз ужасающий слух: к Хмельницкому пришла тридцатитысячная крымская орда! Возможно, именно с тех пор пошла известная
народная поговорка: "У страха глаза велики".

Засылка к противнику "подставных" пленных происходила неоднократно и во время дальнейшего ведения боевых действий. Это стало важным составным элементом "психологической войны" Б. Хмельницього.
Ведь враг не ожидал, что казацкие "языки", мужественно выдерживая жестокие пытки, будут давать заранее запрограммированые и выгодные для украинцев свидетельства. Когда во время Збаражско-
Зборовской кампании и борьбы с полками Данилы Нечая польский военачальник С. Лянцкоронский получил от захваченных "языков" сведения о подходе на помощь казацкому полковнику вроде бы основных казацких сил во главе с самим Хмельницким он приказал отвести свои силы от Старокостантинова. Понятно
что это было простой дезинформацией, но благодаря ей Д. Нечай получил оперативное пространство для дальнейших действий. Именно так поступил и полковник Станислав-Михаил Кричевский под Лоевым, когда заслал
козаков-"смертников" в лагерь литовского князя Януша Радзивилла и тем самым ввел его в заблуждение относительно направления своего продвижения.

Вот как описывает результаты психологического давления Б. Хмельницкого свидетель
тех событий с польской стороны С. Освенцим : "На самих лишь показаниях языков
(за которых ежедневно войско зря сражалось) основываясь, никогда ни одной правды не могли получить. И это
действительно было немаловажной причиной для частого изменения принятых на советах решений. Потому что когда один язык рассказывал, что Хмельницкий идет к нам, то мы деревенели, вешали носы и подумывали
тут защищаться от него; если день-другой его не было видно, то [новый] язык рассказывал что-то противоположное первому.".

(Продолжение следует.)

Источник: Горобец Виктор, Чухлиб Тарас НЕЗНАЙОМА КЛІО. Таємниці, казуси і курйози української історії.
Козацька доба. - Київ, видавництво "Наукова думка", 2004. 311 с.

Перевод с украинского - наш собственный.