July 20th, 2017

Конг

Один из крымчаков

Но есть еще крымчаки – потомки евреев Крымского ханства. Точнее и скорее - были. Так как почти все они были уничтожены в ходе немецкой оккупации Крыма. Спаслись в основном те, кто был в армии или в лагерях (хотя и 800 с небольшим человек керченских крымчаков были эвакуированы через Керченский пролив во время Керченско-Феодосийского десанта в конце декабря 1941 года). Именно эта участь выпала Льву Кая, сыну крымчакского и крымско-татарского просветителя Исаака Кая – директора первой школы для детей крымчаков в Карасу-Базаре. И дожил Лев Исаакович аж до Перестройки. Кремневый был старик. Маленький, смуглый и в молодости, видимо, красивый, как восточный принц. Под занавес своей искалеченной советской властью жизни наконец-то счастливо женившийся на бывшей лагернице, уроженке Дальнего Востока, с которой жил душа в душу. И на своей инвалидной коляске с ручным управлением объехавший весь Союз.

16 лет он вручную переписывал в КОГА, который Крымский областной государственный архив, куда в те времена и специалистов-то не очень пускали, записи времен светлейшего князя Потемкина-Таврического, сохранившие историю взаимоотношений крымчаков и караимов. Его рассказы о лагерной жизни могли заткнуть за пояс все то, что писал о ГУЛАГе Солженицын, и находились на уровне лучшего из того, что создал Варлам Шаламов. Но рассказы были устные. Говорил он не со всеми. И о лагерях он не писал, сколько его ни просили. Так и не написал ни строчки. Только о крымчаках и караимах. Хотя прошел Карлаг, Норильск и много что еще. Формулировка отказа была проста: "Еще одной отсидки в мои годы я уже не выдержу".

Источник: Сатановский Е.Я. Моя жизнь среди евреев: записки бывшего подпольщика. - М. : Эксмо, 2013. - 446 с. - (Передел мира. 21 век).