July 21st, 2017

Конг

Краткая история африканского искусства и архитектуры. Часть 4

Наиболее древние терракотовые статуэтки в Африке южнее Сахары - те, которые связаны с культурой Нок в Северной Нигерии, датируемой периодом между около шестого века до н.э. и до 200 гг. нашей эры. Это фигурки людей и животных, характеризуемые очень упрощенными и стилизованными чертами с упором на сферические и цилиндрические формы. В этих фигурках голова практически всегда доминирует над человеческим телом, тем самым напоминая фигуры из наскальных рисунков Круглого периода наскального искусства в Сахаре. Однако черты лиц в статуэтках Нок намеренно сглажены, хотя глаза и ноздри обычно проколоты. Также о Сахарском искусстве напоминает стилистическая дихотомия в изображении фигур животных и людей, где одни гораздо более реалистичны, чем другие.

Оргинальный контекст и культурное значение терракотовых статуэток Нок неясны, хотя находки глиняных и терракотовых статуэток на алтарях предков и местах захоронений во многих других местах континента могут указывать на то, что по крайней мере некоторые из фигурок Нок могут иметь такое же значение.

Другие старинные терракотовые скульптуры в Африке южнее Сахары были найдены в Дженне (Мали, X-XVI века), Комаланде (Гана, XIII-XVI века), Сао (Чад, X-XVI века), Елве (Нигерия, VII век н.э.), Ифэ (Нигерия, XII -XV века н.э.), древнем Бенине (Нигерия, XIII - XIX века н.э.)и Луденбурге (Южная Африка, 500 - 800 гг. н.э.), а также в некоторых других местах.

Скульптуры и ритуально-церемониальные объекты, выполненные из золота, меди, латуни или бронзы (с помощью утерянной восковой технологии) составляют еще одну важную категорию африканского искусства. Пока что наиболее древние такие объекты происходят из Древнего Египта и датируются примерно вторым тысячелетием до н.э. А те находки, которые были обнаружены в Нубии, Аксуме, Мероэ, Эфиопии и многих местах Северной Африки, датируются более поздним временем.

Хотя арабские путешественники, посещавшие древние королевства Ганы и Мали в период между IX и XIV веками, наблюдали использование ювелирных и церемониальных объектов, выполненных из золота, серебра и латуни, все же наиболее ранние бронзовые изделия, исполненные с помощью техники удаляемого воска, происходят из Игбо-Укву в юго-восточной Нигерии. Отливки, напоминающие стиль Игбо-Укву, были обнаружены в нескольких местах восточной Нигерии, нижнего Нигера и Камеруна, и ученые пришли к выводу, что они указывают на наличие торговли и пересечения культур в доколониальные времена. Сырье для отливок могло быть получено либо из местных месторождений, либо в результате дальней торговли.

Древние отливки из латуни-бронзы, меди и золота также были найдены и в других уголках Африки, в частности, в местах проживания народностей бамана и догонов в Мали, бауле в Кот-Дивуаре, ашанти в Гане, фон в Республике Бенин, бамум и бамилеке в Камеруне и конго в Демократической Республике Конго (бывшем Заире).

Хотя творцы из стран Африки южнее Сахары создавали свои произведения из различных материалов, включая камень, слоновую кость и кости других животных, все же наиболее популярным средством художественного выражения в доколониальные времена было дерево, поскольку, как известно, большая часть континента лежит в тропиках и покрыта густыми лесами. Кроме того, древесина легко поддается резьбе и, таким образом, является дешевым материалом. Засушливость северной и северо-восточной части Африки в немалой степени явилась следствием активных вырубок, начавшихся еще во втором и третьем тысячелетиях до н. э. Наиболее старым изделием из дерева, обнаруженным в тропической части Африки, в настоящее время считается резная голова животного, найденная в 1928 году на берегу реки Лиавела в центральной Анголе и датируемая с помощью радиоуглеродного анализа VIII веком н.э.

Большая часть африканских резных изделий использовалась в религиозном контексте в форме статуй, масок, алтарной мебели и других ритуальных принадлежностей, применявшихся ради прославления божеств и других духовных сил. Другие, такие как резные столбы и королевские регалии, подколенники,сундуки и футляры, альковы, троны и стулья, функционировали на светском уровне для того, чтобы показать либо вкус, либо высокий социальный статус и политическое влияние владельца, или даже засвидетельствовать о развитой социальной и гендерной гармонии. Таким образом, художники данной культуры были воспитаны и подготовлены для работы в рамках группового стиля, передававшегося из поколения в поколение и нацеленного на создание ощущения единства культуры и отличия ее художественных форм от тех, которые практиковались у соседних народов. И все же в резьбе по дереву в Западной, Центральной,Экваториальной, Восточной и Южной Африки можно обнаружить достаточное количество общих черт и элементов, которые свидетельствуют о том, что между народами этих регионов существовали устойчивые контакты уже в доколониальные времена.


(Продолжение следует.)


Автор - Бабатунде Лаваль.

Источник: Encyclopedia of African history. - Fitzroy Dearborn Taylor & Francis Group New York, NY, 2005, 1864pp.

Перевод с английского - наш собственный. :)
Конг

Весна 1919 года. Крах Второго Краевого правительства Крыма

6 апреля правительство получило известия о прорыве красными Перекопского фронта и объявило на территории полуострова военное положение, а 7 апреля почти в полном составе, исключая министра внутренних дел, перебралось в Севастополь. Новый командующий сухопутными войсками интервентов полковник Э. Труссон обвинил во всем добровольцев и отвел греческие части, воевавшие на Перекопе, в Севастополь. При этом Труссон заявил, что город, ввиду недостатка сил, он сможет оборонять максимум 7 дней (потом эту цифру снизил до трех).

Среди имущих слоев населения началась паника.

7 апреля в Симферополе сформирован военно-революционный комитет из 17 человек, включивший всех членов Таврического областного и Симферопольского городского комитетов партии коммунистов, два представителя меньшевиков, по одному от анархистов и армянской партии "Дашнакцютун". 9 апреля Симферополь покинули учреждения штаба Добровольческой армии. 10 апреля из тюрьмы освобождены содержавшиеся в ней политические заключенные, включая Я. Ф. Городецкого. Тем временем в Севастополе была образована франко-русская эвакуационная комиссия под председательством коменданта севастопольской крепости генерал-майора В. Ф. Субботина. Лучшие суда были отведены для французских и греческих войск.

10 апреля "в 12 часов дня на Графскую пристань, переполненную публикой, стали съезжаться один за другим министры Крымского Краевого правительства. Прибыл С. С. Крым, приехал со своей семьей М. М. Винавер, А. А. Стевен с семьей и другие... Они перенесли свои вещи на катер и покинули землю Крыма. Все они выехали за границу (исключая Н. Н. Богданова и М. М. Бутчика). С ними же выезжали и некоторые чины министерств".

Но не тут-то было. Того же 10 апреля Э. Труссон заявил о введении в Севастополе с 11-го военного положения, назначив себя военным губернатором с чрезвычайными полномочиями и проигнорировав распоряжение Краевого правительства о передаче управления севастопольским городским органам. Он приказал вернуть бывшее правительство с греческого судна "Трапезонд", где оно обосновалось, на берег. "...В случае неявки, – в самой грубой форме пригрозил Труссон, – министры будут отвечать по закону и ни одно судно не будет выпущено из порта». Министры вернулись. Разыгралась безобразная сцена дележа денег. Труссон объявил, что его казна пуста, а у министров, по его сведениям, было 11 миллионов рублей. Те же утверждали, что часть денег уже истрачена, прежде всего на жалованье чиновникам, собравшимся в Севастополе со всего Крыма, 500 тысяч присвоил генерал-майор Субботин, которому 500 тысяч, выделенных на эвакуацию, показалось мало, и еще долю – контр-адмирал М. П. Саблин, главный командир порта (главный командир судов и портов Черного и Азовского морей). Труссон отвечал, что это его не касается, Субботина и Саблина он посадит в тюрьму, а ему нужны деньги и он дает правительству срок до 11 часов следующего дня.

И 12 апреля правительство вынуждено было передать французам ценности, вывезенные из Краевого банка на крейсер "Кагул", а равно ценности из казначейства в Севастополе и 7 миллионов рублей. Интервенты еще несколько дней продержали правительство в Севастополе, и только 15 апреля в 10 часов вечера под канонаду боя за город оно на греческом корабле "Надежда" покинуло крымскую землю.

Еще один этап либерального эксперимента в Крыму бесславно завершился.

11 апреля в Севастополь нелегально прибыл представитель красных политкомиссар Васильев, с его участием выработан план вооруженного восстания при подходе советских войск; севастопольский комитет партии социалистов-революционеров постановил присоединиться к резолюции съезда 37 организаций эсеров (Петроградского) о прекращении вооруженной борьбы с большевиками и вхождении в советы; освобожден последний политзаключенный Богохвалов; Симферополь занят красными частями.

15-го Заднепровская дивизия, овладев 12 апреля Ялтой и Бахчисараем, вышла к Севастополю. Труссон отверг требование сдачи города, после чего между ним и красными, при посредничестве городского головы В. А. Могилевского, начались переговоры.

17-го апреля советские войска взяли Малахов курган; французские моряки отказываются сражаться, эскадра становится небоеспособной.

19-го на "Мирабо", "Жане Баре" и "Франс" подняты красные флаги.

20 апреля состоялась совместная демонстрация моряков и рабочих, обстрелянная лояльными греческими частями.
Наконец 21 апреля Труссон объявил, что силы Согласия покидают Севастополь. Власть в городе перешла в руки военно-революционного комитета. 29-го в город вошли части Красной армии. Демонстрация 1 мая совпала с уходом эскадры интервентов из Севастопольской бухты.

ВСЮР сумели сохранить за собой Керченский полуостров.

Комиссии по выяснению размеров убытков, причиненных интервентами Крыму, раскрыли дикую картину грабежей и вандализма. Расхищалось все, что можно, а что не могли увезти – уничтожали.

События конца 1918 – первой половины 1919 года свидетельствуют, что внешний фактор в Крыму продолжал играть решающую роль. В то же время командование Добровольческой армии и ВСЮР, иностранных войск преследовало собственные, зачастую сугубо эгоистичные цели, далеко не всегда учитывало местные реалии, что во многом предопределило падение второго Крымского краевого правительства.

Источник: (Серия "Проект "Украина") Вячеслав Зарубин Крым в годы смуты (1917-1921), изд-во "Фолио".
Конг

Работа и стипендии для студентов в старинной Европе

Конечно, в массе своей студенты были бедными, даже нищими; для них не считалось зазорным просить милостыню. На южном портале собора Парижской Богоматери есть барельеф, изображающий горожанина, подающего милостыню бедному студенту. "В Париже очень много студентов; но по большей части это страшная нищета", — писал венецианский посланник Марино Кавалли своему правительству в XVI веке.

Те, кто не имел возможности получать помощь родственников и покровителей, зарабатывали переписыванием бумаг, нанимались прислугой в коллегии или к богатым товарищам и профессорам, выполняли всякую черную работу и даже занимались сводничеством. Прочие строчили письма родителям, пользуясь проверенными жалостливыми формулировками из письмовника, а в случае отказа угрожая продать книги.

Даже богатые родственники могли держать студентов на коротком поводке. Например, герцог Мантуанский Лодовико Гонзага заранее продумал бюджет своего племянника Саграмозо, учившегося в Болонье в конце XIV века, выделив строго определенную сумму на каждую статью расходов и исключая возможность непредвиденных трат. За три года наставнику Саграмозо пришлось понести существенные издержки из собственных денег, а его подопечный даже иногда закладывал кое-что из одежды, чтобы выпутаться из материальных проблем.

Феликс Платтер рассказывает о некоторых своих приятелях из Базеля, тоже явившихся во Францию изучать медицину в середине XVI века. Один получил наследство, но ко времени его приезда в Монпелье от этих денег не осталось и кроны. У другого, Гуммеля, было всего три кроны и конь, которого он продал также за три кроны, но потратил все эти деньги еще в пути. Отец, солдат-наемник, дал ему плащ, изначально бывший черно-белым, но затем выкрашенный в черный цвет; старая краска местами проступала сквозь новую. Феликс упросил аптекаря Каталана, у которого квартировал, взять Гуммеля подручным в аптеку вместо подмастерья, уезжавшего в Тулузу. Тот сначала отказывался, потому что Гуммель не говорил по-французски, но потом согласился при условии, что первый год не будет платить ему жалованье. Гуммелю оставались чаевые, которыми он должен был делиться с двумя-тремя другими помощниками хозяина. Один школьный учитель из Базеля, молодой человек, женился на семидесятилетней женщине, которая дала ему денег, чтобы он мог получить образование во Франции. После ее смерти он практиковал в Равенсбурге.

В случае крайней нужды всегда можно было обратиться к землякам — "нации" помогали материально своим членам, ссужая им деньги под залог.

Но были и казеннокоштные студенты, получавшие стипендию от властей.

Бедные, но одаренные школяры могли претендовать на материальное вспомоществование от высоких покровителей, среди которых были и августейшие особы, и знатные аристократы, а также представители университетского руководства, действовавшие как частные лица. Так, португальский король Жуан III Благочестивый (1521–1557) учредил стипендии, чтобы его подданные могли обучаться за границей и привозить оттуда на родину свежие идеи. Академия Цюриха предоставила юному Конраду Геснеру пенсион, чтобы он мог отправиться на учебу во Францию.

Профессор Питер Брейгель из Леувардена выплачивал шесть стипендий студентам-медикам из четырех коллегий. Эти коллегии предоставляли не только стол и кров, но и определенные должности при университете, исполнение которых позволяло школярам поддерживать свое существование в период учебы. Чаще всего студенты занимались репетиторством.

Условия получения стипендий варьировались по воле их учредителей: например, магистр Робер Пелерен, священник из епархии Кутанс в Нормандии, предоставил в 1644 году четыре с половиной тысячи турских ливров для выплаты стипендий магистрам искусств, которые пожелают изучать богословие или медицину; впоследствии право на стипендию требовалось регулярно подтверждать, сдавая экзамены. Если стипендиат не получал степени бакалавра в течение трех лет после завершения начального курса обучения, он терял право на стипендию и проживание в коллегии. Стипендия составляла 50 ливров,выплачивали ее через прокурора коллегии. К этому добавлялись выплаты из средств, завещанных другими благотворителями. В 1665–1675 годах студенты-богословы могли получать стипендию вплоть до защиты докторской диссертации при условии, что их доходы, включая бенефиции, составляли менее 300 ливров в год, а для студентов факультета искусств — 150 ливров.

В Реймсе Антуан де Бошен учредил две стипендии по 30 ливров для бакалавров из местных уроженцев, которые должны были "отработать" их, посещая все занятия и публичные диспуты.

В XVIII веке доктор Жан де Дист завещал свое состояние медицинскому факультету Парижского университета, что позволило оплачивать сдачу экзаменов на все ученые степени для одаренных, но бедных студентов. Премию распределяли по конкурсу, который проводили каждые два года, начиная с 1766-го. Для участия в нем надо было представить свидетельство о крещении, подтверждающее, что претенденту исполнилось 22 года и что он католик ("еретиков" учиться не принимали); рекомендательные письма от почтенных людей, подтверждающие благонравие соискателя; диплом магистра искусств Парижского университета или доктора медицины другого университета.

В 1772 году Луи Дебуа де Рошфор, сын доктора медицины Парижского университета, тоже решивший посвятить себя этой профессии, принял участие в конкурсе. Премия была лишь одна, и Дебуа ее не получил, но его соперник умер, и факультет передал премию ему.

Источник: книга Е. В. Глаголевой "Повседневная жизнь европейских студентов от Средневековья до эпохи Просвещения" (М., "Молодая гвардия", 2014 г.)