July 29th, 2017

Конг

Д.И. Менделеев и борцы с нечистой силой

Интересно, что в 1898 году из-за рвения борцов с нечистой силой Россия и мировая наука в целом едва преждевременно не лишились знаменитого ученого Д. И. Менделеева. Менделеев вылетел на воздушном шаре наблюдать солнечное затмение, а затем опустился возле одной деревушки - то ли закончил наблюдения, то ли случилась вынужденная посадка.

Сбежавшиеся крестьяне, не долго думая, всерьез собирались припороть ученого вилами: так уж вышло, что воздушного шара они до поры не видели даже на картинке, а потому сочли залетного гостя представителем нечистой силы, которого следует немедля истребить. Менделеева в тот раз спасли находчивость и знание крестьянской психологии - высунувшись из корзины, он стал размашисто креститься на все четыре стороны. Сбежавшиеся, почесав в затылках, после недолгого спора вилы отложили: ведь в те времена всем известно было, что нечистая сила крестного знамения боится, и что кто-то, а никакой черт сам креститься не станет. Значит, человек хоть странный, но православный, а потому пусть его, очередная барская забава, надо полагать.

Источник: Гиляровский А.А. Будочники, жандармы, "фараоны". История уголовного сыска в России. - М.: Дом печати издательства книготорговли "Капитал", 2017. - 320 с.
Конг

Цена жизни и смерти в эпоху перемен. Судьба Прокопа Верещаки. Часть 1

Не дай Вам Боже жить во времена перемен", - в истинности этого афоризма на собственном опыте пришлось убедиться не одному поколению, силой обстоятельств втянутому в водоворот тех или иных общественно-
политических пертурбаций. Весьма богатым на них оказался и XVII век, особенно его середина, когда по всей Европе прокатилась волна бурных и в то же время судьбоносных событий.Вне всякого сомнения
самыми грандиозными среди них стали Английская и Украинская революции. А как чувствовал себя самый обычный, так называемый рядовой человек той эпохи, не по собственной воле, а силой обстоятельств втянутый
в водоворот революционных потрясений, можно проследить, реконструируя весьма крутые виражи судьбы, которые пришлось пройти украинскому православному шляхтичу, уроженцу Овруччины, Прокопию Верещаке.

Начало 1648 г. Верещака встретил как человек достаточно состоятельный,уважаемый и влиятельный. Родившись в семье обеднелого шляхтича, Прокопий, как это было заведено именно среди этого слоя дворянства, получил
хорошее и основательное школьное образование, ведь лишь таким способом можно было надеяться на успешное продвижение по службе и обеспечение себе надлежащего материального положения. Исследователи его биографии, которые давно обратили внимание на его хорошую "латинскую ученость", выдвигали догадки относительно того, что молодой шляхтич скорее учился не только в Киево-могилянском коллегиуме, но и слушал
лекции профессоров католической Замойской академии, где в те временаи училось немало способной православной молодежи.

Завершив учебу, Верещака посвятил себя служению Фемиде, поскольку именно карьера юриста была тогда наиболее прибыльной. Некоторое время работал в канцелярии киевского городского суда, совершенствуя свои знания и завязывая нужные знакомства. Впоследствии начал самостоятельную адвокатскую практику, и уже в конце
1640-х годов среди его клиентов значились такие богатые и влиятельные в Украине-Руси люди, как киевский митрополит Петр Могила, киевский кастелян, впоследствии брацлавский воевода Адам Кисель,
волынский магнат князь Владислав-Доминик Заславский, у которых Верещака значился постоянным "пленипотентом", то есть официальным поверенным.

В то же время (вероятно, благодаря протекции того же Адама Киселя) занимал пост "коморника предельного черниговского", на который назначались,согласно нормам Литовского устава, шляхтичи "достойные
степенные, в праве умелые" и к тому же зажиточные. Пост коморника обеспечивал Прокопию определенное общественное положение и достаточно большую прибыль. Существенному улучшению материального состояния способствовала и успешная адвокатская практика Верещаки. Да, за свои "услуги благожелательные"
он получил от князя Заславского в пожизненное пользование имение Грушки близ Житомира, а от митрополита Петра Могилы - три поместья, которые до той поры принадлежали братии Печерского монастыря
и тому подобное.

Стоит сказать, что такая плата (которая была достаточно обычной формой рассчета богатых людей со своими юристами) оказалась для Верещаки весьма уместной. Ведь после смерти отца ему приходилось
вести длительные и изнурительные тяжбы с черниговским мечником польским шляхтичем Яном Лютомирским за села Пищаниню и Мочульну, что на Овруччине. Мало того, что последний ограбил его родное жилище, так еще и выбросил на улицу родовые реликвии - православные иконы. Такого кощунства наш герой стерпеть не смог и начал привычные для первой половины XVII века длительные судебные тяжбы со своим обидчиком. Одним словом, традиционная для Украины времен "золотого спокойствия" шляхетская жизнь...

И кто знает, как долго все это длилось бы, если бы весной 1648 г. всюНадднепрянщину и Правобережную Украину не охватило пламя казацкого восстания. Прослышав о поразительных казацких победах над поляками под Корсунем и Желтыми Водами, крестьяне начали беспощадно громить поместья своих господ, не очень волнуясь из-за того, кто есть тот господин в действительности: поляк или русин, католик или православный. Напуганные
взрывом народного гнева господа кинулись бежать на запад, на коронные земли. Не стал испытывать судьбу и Прокопий Верещака, хотя перед тем неоднократно хвастался, что он "с юности
был при столпах церкви православной", имея в виду прежде всего Петра Могилу и Адама Киселя.

Правда, в отличие от многих своих менее выдержанных "братьев по несчастью", Верещака не потерял голову и не кинулся сразу наутек, а успел перед тем вывезти в Киев некоторые самые ценные вещи, которые передал в кладовую Кириловского монастыря, пораздавал "между холопов для утайки от казаков" собственный
скот и уже тогда - аж в начале августа 1649 г. - направился
на запад, прихватив с собой два сундука из "муниментами" (документами), как собственными, так и своих клиентов, ведь "пленипотент" - он и во время революции должен оставаться "пленипотентом".

Временное пристанище шляхтич нашел у своего давнего клиента и покровителя Адама Киселя в Гоще, что на Волыни. Вскоре Прокопий имел встречу с самим Киселем, который как раз во главе сеймовой делегации направлялся на переговоры с восставшими казаками. Зная Верещаку как деятеля, уважаемого на родине, толкового юриста и в целом смышленого человека , брацлавский воевода предложил своему поверенному пристать к ним в этом опасном путешествии.

Верещака, который только успел вырваться из охваченной пламенем восстания Киевщины, как никто другой осознавал небезопасность миссии. Но все же, как с гордостью записал шляхтич в своем дневнике
беспокойство о благе отчизны взяло верх над естественным страхом, и он откликнулся на предложение "миротворца" Киселя. Правда, перед тем как отправиться в эту опасную дорогу, все свое имущество и документы
пристроил на хранение в местном монастыре, а жену с детьми отправил в имение брацлавского воеводы в селе Мнишины.

(Продолжение следует.)

Источник: Горобец Виктор, Чухлиб Тарас НЕЗНАЙОМА КЛІО. Таємниці, казуси і курйози української історії.
Козацька доба. - Київ, видавництво "Наукова думка", 2004. 311 с.

Перевод с украинского - наш собственный.