August 22nd, 2017

Конг

Религии в Африке. Краткий обзор. Часть 3

Иудаизм. Иудаизм исторически связан с Африкой – об этом есть свидетельства в Ветхом Завете (исход евреев из Египта). Возможно, распространение иудаизма в этом регионе было реакцией на политеизм в Египте. Иудаизм исповедуют около 270 тыс. жителей Африки, мистра – евреи Северной Африки (свыше 100 тыс.) и фалаша – представители одной из многочисленных этнических групп Эфиопии (около 30 тыс.). В ЮАР проживают потомки этнических евреев, уехавших от погромов в конце XIX - начале ХХ века или бежавших от Холокоста.

Индуизм. Индуизм начал проникать в Африку с индийскими моряками, которые торговали на восточном побережье, однако позже индийских торговцев начали вытеснять португальские купцы. Фактически пустить корни индуизм смог только с расширением владений Британской империи. С 1860-х гг. англичане начали привозить в Южную Африку индийских контрактников-индуистов для работы на плантациях сахарного тростника в Натале. За 50 лет этой практики в страну прибыли около 150 тыс. индийцев. Подавляющее большинство осталось там навсегда и стало основой разраставшегося индуистского населения. Кроме того, множество индийских солдат на службе Британии осели в Южной и Восточной Африке; там же находятся и наиболее крупные сообщества индуистов (ЮАР, Танзания, Кения, Замбия, а также Зимбабве, Сомали и Ботсвана). Например, в Лагосе (Нигерия) в 1993 г. насчитывалось около 25 тыс. индуистов, в основном новообращённых и прибывших из уже независимой Индии.

Традиционные религии. К африканским традиционным религиям обычно относят фетишизм, анимизм, тотемизм, культ предков и т. и. В отличие от мировых религий, африканские традиционные религии не имеют единых религиозных текстов, их религиозные нормы не фиксируются в писаниях. Точную численность адептов традиционных религий определить невозможно: к традиционным культам обращаются как христиане, так и мусульмане в определенных жизненных ситуациях, например, при необходимости провести лечение традиционными методами у местных целителей. Этим объясняется стойкость местных африканских верований независимо от степени проникновения мировых религий в африканские страны.

Существенное место в жизни африканских народов занимает культ предков. Некоторые историки даже считают культ предков наиболее характерной, "типичной" религией Тропической и Южной Африки. Объектом почитания, как правило, бывают прародители семьи, рода, племени и т. д., которым приписываются сверхъестественные способности творить как добро, так и зло. Вера в то, что умершие оказывают влияние на жизнь своих потомков и служат гарантами их земного благополучия, является характерной чертой большинства традиционных религий Африки. Обряды, совершаемые в честь ушедших сородичей, занимают едва ли не самое заметное место в культовой практике многих африканских народов. Распространены в Африке также культы сил природы и стихий. В автохтонных традиционных религиях Африки большое место занимают ритуалы, церемонии, обряды и т. и., которые обычно связываются с различными этапами жизни человека.


Источник: Черная Африка: прошлое и настоящее. Учебное пособие по Новой и Новейшей истории Тропической и Южной Африки/ под ред. А.С. Балезина, С.В. Мазова, И. И. Филатовой. - М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. - 704 с. ил.
Конг

Стремительная и переменчивая карьера казачьего сотника. Часть 2

Учитывая поспешный выезд из Украины гетмана П. Тетери (июнь 1665 г.), что фактически означало его самоустранение от занимаемой должности, предыдущие действия Опары обеспечили ему определенную популярность
среди правобережного люда и распространение слухов относительно возможного преемника Тетери в лице Опары. Кстати, перед тем Тетеря, невзирая на переход медведовского сотника под его власть, негативно
оценивал деятельность Опары, пугая последнего тем, что если он перейдет под московскую протекцию, то царь выдаст его татарам в обмен на боярина Шереметева, который длительное время находился в крымском
плену. Другие источники утверждают, что Тетеря хотел " уступить Опаре булаву запорожскую".

Как бы там ни было, но 11 июня 1665 г. во главе двух полков (пешего и конного, общим количеством около тысячи казаков) С. Опара завладел важным в стратегическом отношении полковым городом Уманью, откуда был выбит московский отряд, состоявший из восьмидесяти человек. Спустя некоторое время его подразделения захватили и
Лисянку. Очевидно, именно в Умани С. Опара провозгласил себя гетманом правобережного Войска Запорожского и назначил генеральную старшину.

Комендант польского гарнизона Белоцерковской крепости Я. Стахурский сообщал королю Яну Казимиру : "Опара ... стягивает свое войско над рекой Росавою, хочет там избрать Гетмана,где и на орду надеется". В другом письме к канцлеру Пражмовскому белоцерковский комендант отметил, что Опара разослал свои листы правобережным полковникам (в том числе белоцерковскому и поволоцкому), приглашая их на казацкий совет и обещая
всем ханскую протекцию. Когда же офицеры польского гарнизона в Корсуне просили у него провианта, то Опара им ответил: "...идите туда, где хлеб, а мы вас в Корсуне не нуждаемся". Следовательно, желание
С. Опары признавать верховенство польского короля является фикцией, подытоживал Стахурский.

Понимая, что крымский хан Селим-гирей, хотя и является монархом и властителем сильного военного государства, но вместе с тем имеет своего протектора - султана Османской империи Мегмеда IV, самопровозглашенный гетман Опара высылает в Стамбул казацкое посольство, которое прибыло в турецкую столицу в середине июня 1665 г. Главным заданием украинских дипломатов было добиться благосклонности могучего властителя империи, а также заручиться его военной поддержкой и монаршим разрешением татарскому хану посылать свою Орду
на помощь С. Опаре против московских отрядов. Возможно, что кроме этого, послы Опары просили у султана помощи в отделении и от Речи Посполитой.

В какой-то степени Мегмед IV пошел навстречу просьбам казаков: в концы июля он выслал на помощь Опаре элитное подразделение, которое возглавил мурза Кан Мехмед. Кроме того, Порта не мешала участию татар в общих действиях с войсками Опары. Вскоре к нему присоединились отряды крымских татар во главе с мурзами Камаметом, Батурши, Батиром и Тенешом (всего около 22 тысяч человек).

По-видимому, где-то в начале июля 1665 г. С. Опара все-таки был избран гетманом на казацком совете. Опосредованным свидетельством этого является то, что в состав его генеральной старшины согласились
войти такие заслуженные казацкие политики и военные деятели, как П. Дорошенко (он стал генеральным обозным) и С. Фридрикевич (генеральный есаул). Очевидно, они бы не пошли на нарушение казацкого
обычного права и не поддержали Опару на гетманстве, если бы тот не утвердил себя через избрание на общем совете правобережного Войска Запорожского.

По данным источников, в июле о своем желании быть под булавой новоизбранного гетмана заявили почти все полки и города Правобережной Украины. Это очень напугало правящие круги Речи Посполитой, которые пытались
разными средствами противодействовать растущему могуществу Опары. Миссию сопротивления замыслам С. Опары в Украине берет на себя руководитель одной из самых укрепленных крепостей на Правобережье, белоцерковский комендант Я. Стахурский. Рассылая письма через своих агентов к Чигиринскому, Черниговскому и, собственно, Белоцерковскому полкам, он пытается противопоставить их гетману. Однако Опара сразу среагировал на
это - он вновь засвидетельствовал свою верность польскому королю и в середине июля выслал к Яну Казимиру свое посольство. Оно имело своей целью просить утверждения С. Опары в гетманстве, а также требовать
вывода из Украины польских войск. На время пребывания его дипломатов в Варшаве правобережный гетман отдает приказ не выдавать провиант полякам, которые находились в украинских крепостях.

Одновременно с дипломатическими мероприятиями Опара делает попытку укрепить свое положение действиями военного характера. Вместе с татарами он планирует отправиться в направлении Канева. Целью этого похода был захват города с дальнейшим превращением его в своеобразный плацдарм для переправы войск на левый берег Днепра ради переманивания на свою сторону Левобережной Гетманщины. Однако сначала Опара решает захватить городок Мотовиловку, куда 16 августа вместе с турками и татарами прибыл Кан Мехмед. После многочисленных
штурмов Мотовиловки (татары атаковали также Фастов и Васильков),где мужественно оборонялись сторонники его оппонентов Дрозденко и Децика, войска Опары вынуждены были отойти от стен городка. Тем паче, что в канцелярию гетмана поступили сведения о объединении основных сил брацлавского и овруцкого полковников. Чтобы не допустить этого, Опара высылает Кальницкий и Уманский полки вместе с пятитисячным татарским отрядом в район возможного соединения своих противников. Этот приказ гетман отдал 27 августа, а уже
на следующий день он был внезапно захвачен татарами, когда прибыл к ним на военное совещание в районе Богуслава.

Вот как ярко описывал это событие левобережный полковник Д. Ярмоленко : "... 18 дня августа (по старому стилю) тот иуда Опара со всей старшиной ездил в тот же день к мурзам на совещание; и еще неподалеку от палаток стали татары в строе и не допустивши к палаткам мурзиным стали Опару грабить и
всю его старшину и в одних рубашках к мурзам повели; также его советников связали, а ему подарили кандалы на шею и железо на ноги.".


Вместе с ближайшими сподвижниками С. Опару сразу же отправили в Бахчисарай, но здесь опять в событии вмешался Дорошенко (что, кстати, является еще одним доказательством его активного участия в заговоре против бывшего гетмана), который "всем мурзам и старшим татарам большие подарки давал и бил челом, чтобы Опару вернули; и только после его просьбы, послали и с дороги вернули". Целью возвращения опального гетмана стало то, что его "Дорошенко в знак своей присяги и совершенной дружбы к королю хочет отослать".

Сначала С. Опару вместе с товарищами (кроме генерального судьи Радочинського, генерального бунчужного Жилки и полковника Цара) поместили в тюрьму белоцерковской крепости под надзор его давнего врага коменданта Стахурского. Чтобы освободиться из неволи, Опара на допросе у коронного правительственного чиновника обещал, что для пользы Речи Посполитой согласен ввести в Умань польский гарнизон и привести под власть короля Запорожскую Сечь. Ради получения свободы и выполнения своих обещаний заключенный гетман предлагал коменданту
оставить заложниками своего сына и жену.

(Окончание следует.)

Источник: Горобец Виктор, Чухлиб Тарас НЕЗНАЙОМА КЛІО. Таємниці, казуси і курйози української історії.
Козацька доба. - Київ, видавництво "Наукова думка", 2004. 311 с.

Перевод с украинского - наш собственный.
Конг

Поэт и "Манифест"

Вернувшись в Россию в 1844 году после дипломатической службы и проживания заграницей, Ф. Тютчев вновь поступает в Министерство иностранных дел (1845), где с 1848 года занимал должность старшего цензора. Будучи им, он не разрешил распространять в России манифест коммунистической партии на русском языке, заявив: "кому надо, прочтут и на немецком".

Источник: материалы "Википедии".