September 2nd, 2017

Конг

Подвески французской королевы в украинском прочтении. Часть 1

Благодаря незаурядному таланту французского романиста читателю из стран бывшего СССР хорошо знакомы сюжеты французской истории, связанные с именем королевы Франции Анны Австрийской и верных слуг
ее мужа Людовика XIII, королевских мушкетеров, которые среди прочего, по информации Александра Дюма-отца, прославились и подвигом возвращения бриллиантовых подвесок королевы, неосмотрительно подаренных
ею своему любовнику, фавориту английских монархов Якова II и Карла І герцогу Джорджу Бекингему.

Многочисленные же народные легенды о славных подвигах украинского казачества на крайнем востоке тогдашней Европы, причем в те самые времена, когда в западной ее части жили и действовали знаменитые мушкетеры
Людовика XIII и его сына и преемника Людовика XIV, убеждают в том, что лишь из-за нехватки внимания талантливых мастеров слова к приключенииям наших далеких предков Европа не имеет возможности сравнить их подвиги с деяниями д 'Артаньяна и его товарищей. Примеры же многочисленных, порою, казалось бы, совсем невероятных приключений украинского казачества заполняют анналы бурной истории Европейского континента. Содержатся в них упоминания и об общих ратных подвигах запорожцев и королевских мушкетеров под Дюнкерком, и о планах широкого привлечения первых на службу к француженке-королеве, кстати, современнице
Анны Австрийской - Марии-Луизе Гонзаге.

Однако прежде чем рассказывать об этих масштабных планах, очевидно, стоит вспомнить о самой королеве. Тем паче, что ее бурная личная жизнь и придворное интриганство заслуживают не меньшего внимания, чем, скажем, красочно описанные Дюма приключения королевы Анны.

Мария-Луиза Гонзага де Наварра родилась в 1611 г. в семье правителя Мантуи князя Карла І. Рано оставшись без отца, принцесса уже смолоду продемонстрировала незаурядное честолюбие и способность к холодному, мягко говоря, далеко не очень моральному расчету. Стремясь получить в свое распоряжение все родительское наследство, Мария-Луиза отдала двух своих несовершеннолетних сестер на воспитание в монастырь, питая надежду оставить их в монастырских стенах навсегда. Сама же она тем временем перебралась в Парижа в свой
семейный дворец, расположенный непосредственно вблизи Лувра, чтобы иметь возможность играть при дворе французского короля Людовика XIII заметную роль.

Молодая принцесса имела врожденный талант к придворным интригам, в раскручивании которых удачно манипулировала более или менее влиятельными вельможами из окружения короля. Бурные романы с герцогом Гастоном
Орлеанским, маркизом де Гешвер, графом Лангероном сменяли друг друга, вынуждая двор раз за разом вспоминать Марию-Луизу в светских сплетнях. Однако, бесспорно, наибольшую огласку приобрел ее любовный роман с фаворитом короля, молодым красавцем Анри де Сен-Маром, сыном маршала Еффиа. Сен-Мар выполнял наиконфиденциальнейшие поручения Людовика XIII, пользовался почти полным доверием кардинала Ришелье и, следовательно, казался
Марии-Луизе самой выгодной партией для бракосочетания. Едва ли не единственным недостатком претендента было его низкое происхождение - он был лишь дворянином короля и не имел громких титулов. Однако Мария-Луиза,
учитывая приближенность избранника к монарху, надеялась быстро поправить положение. Перед Сен-Маром было поставлено условие: бракосочетание состоится лишь в том случае, когда он получит титул герцога или
конетабля.

Окрыленный такой перспективой юноша (Сен-Мару в то время едва исполнилось двадцать, а Марии-Луизе тридцать) обратился за помощью к своему покровителю Ришелье. Однако в ответ услышал такое, что стало для него настоящим шоком: "Не забывайте, что Вы лишь простой дворянин, возвеличенный милостью короля, и мне не понятно как Вы могли рассчитывать на такой брак. Если герцогиня Мария действительно думает о таком замужестве, то она еще более безумна, чем Вы", - гневно отчитал кардинал своего протеже.

Нанесенная Ришелье сердечная рана подтолкнула Сен-Мара к участию в заговоре против всесильного кардинала, к которому присоединились также герцог Гастон Орлеанский и герцог Булонський. Заговорщики
рассчитывали на военную поддержку Испании. А платой за мужество Сен-Мара должны были стать не только рука Марии Гонзаги, но и место, которое занимал при дворе кардинал Ришелье. В действительности же 12 сентября 1642 г. 22 -летний претендент занял место не на вершине политического Олимпа Франции как первый министр короля, а на эшафоте.

Трагический конец своего ыозлюбленного не отбил у Марии Гонзаги тяги к романтичным приключениям и придворным интригам, которые, впрочем, в ее исполнении весьма тесно переплетались. Следующим громким приключением родовитой дамы стала бурная связь с молодым герцогом Энгиенским принцем Людовиком Конде, признанным после победы над испанцами при Рокруа в Арденнах в 1643 г. одним из наилучших на то время европейских полководцев. Принц Конде не шел ни в какое сравнение с Сен-Маром. Он был первым после Орлеанской линии князем королевского
дому. Принимая во внимание малолетство Людовика XIV, любое усиление влияния Конде чрезвычайно болезненно воспринималось тогдашним руководством Франции. А потому преемник кардинала Ришелье первый министр, а по существу, полноправный правитель Франции кардинал Мазарини с большим облегчением воспринял известие о сватовстве к Марии-Луизе польского короля Владислава IV Вазы, надеясь таким способом освободить себя хотя бы от интриг принцессы из Наварры.

5 ноября в 1645 г. в Париже состоялось сватовство Владислава IV к Марии-Луизе. Вскоре нареченная прибыла в Варшаву. Однако супружеская жизнь с уже достаточно зрелым королем (19 апреля 1645 г. ему
уже исполнилось 50 лет) для французской принцессы началась с больших проблем. Вдогонку за ней из французской столицы на берега Вислы долетели слухи о невероятных амурных выходках будущей жены одного из столпов христианства в Европе. В уши набожного и к тому же же весьма ревнивого новобрачного донесся не только длинный перечень ее любовников, поговаривали и о рождении у Марии-Луизы дочки, на отцовство которой претендовало по меньшей мере несколько французских вельмож.

Под воздействием этих разговоров Владислав высказал твердое намерение разорвать брачное соглашение, но здесь в дело вмешались агенты Мазарини, и в конце концов 8 апреля 1646 г. в Варшаве все таки состоялось венчание
польского короля с невестой из Франции. Трудно, конечно, поверить в то, что Владислав простил ей или решил не обращать внимания на перешептывания за его спиной. Однако польский король в то время вынашивал
замысел организации широкомасштабного крестового похода против Османов, и поддержка его замысла Францией была более чем уместной. При таких условиях интересы государственные перевесили мотивы личные...

(Продолжение следует. )


Источник: Горобец Виктор, Чухлиб Тарас НЕЗНАЙОМА КЛІО. Таємниці, казуси і курйози української історії.
Козацька доба. - Київ, видавництво "Наукова думка", 2004. 311 с.

Перевод с украинского - наш собственный.