October 14th, 2017

Конг

Криштоф Косинский - шляхтич, страж границ и повстанец. Часть 1

Фигура Криштофа Косинского интересна с оглядкой на ту роль, которую ему пришлось сыграть в истории украинского козачества. Именно под его руководством сичевая вольница впервые повернула свое оружие от врага внешнего - турок и татар - к противнику внутреннему - верхушке господствовавшего класса. И именно эти события положили начало войнам козачества против Речи Посполитой. И до Косинского, и при нем действия козачества еще имели узкосословный характер, однако генезис какого-либо исторического процесса всегда привлекает особое внимание.

Косинский по происхождению был шляхтичем из Подляшья (территория между Брестом и Варшавой), где представители его рода занимали достаточно влиятельное положение. Возможно, его фамилия происходит от сел Великий или Малый Косинец. Есть сведения, что Косинские принадлежали к гербу Равич, а отец Криштофа Леонард был владельцем села Лесово. Точные национальность и вероисповедание Косинского неизвестны, но, скорее всего, он был окатоличеным русином (украинцем или беларусом). Для козачества второй половины XVI века религиозная или национальная принадлежность еще не имели решающего значения - ценилась, прежде всего, верность военно-корпоративным интересам.

Вне всякого сомнения Косинский пользовался большим авторитетом среди козачества. Судя по всему, он провел среди запорожцев не один год и зарекомендовал себя соответствущим образом. Можно допустить, что Косинский попал на Сечь еще до начала 80-х годов XVI века, во время московской войны Стефана Батория. Тогда в козачьи отряды влилось много добровольцев из мелкой шляхты. После окончания войны козаки снова "взялись за свое" - вылазки против турок и татар. Их деятельность при всем своем авантюризме и политической невзвешенности была полностью закономерной: козачество взяло на себя тяжесть утомительной борьбы против татар, пущенной государством на самотек. Окрепнув и накопив сил, оно стало более активно вести наступательные действия, нацеленные на уничтожение гнезд турецко-татарской агрессии и работорговли - городов крепостей Северного Причерноморья. Козаки старались также помешать походам татар на украинские земли. Понятно, что запорожцы не могли отразить нападений хана с большой ордой, однако отбивать набеги мелких и средних по численности отрядов они научились весьма уверенно и успешно.

Уязвимым местом для татар были днепровские переправы. Именно на них запорожцы встречали орды крымских татар и перекрывали им путь в Украину. Таких случаев известно немало. Показательно, что именно в связи одним из них впервые упоминается имя Косинского. 2 мая 1586 года кошовый атаман Богдан Микошинский в послании к другому старшине - Каспару Подвысоцкому сообщал о ходе событий на днепровских переправах: "Прискакала стража с Низу, из Тавани и городков, посланная Криштофом, и сообщила, что царь крымский пришел туда со всей силой и хотел переправиться", но вследствие наводнения там стояла высокая вода. Когда же татары подошли к броду в другм месте, то их встретил предупрежденный кошевой с запорожцами и остановил врага. Так что Криштоф (а практически все исследователи убеждены, что имеется ввиду Косинский), как видим, находился на ответственной и достаточно опасной сторожевой службе.

В 1589 году возникла реальная угроза войны между Турцией и Речью Посполитой. Главным поводом для конфликта назывались нападения козаков - подданных Польши - на владения турок и татар. Однако подлинная причина состояла в том, что Турция готовилась к новому наступлению на христианскую Европу. Угроза вынудила польский сейм одобрить план мобилизации 100-тысячного войска, в том числе 20 000 козаков. Быстро были набраны 3 000 реестровцев - 1000 конников и 2000 пехоты.

Во время лихорадочных приготовлений, 25 апреля 1590 года, король Сигизмунд III направил тогдашнему козацкому гетману Войтеху Чановицкому приказ выдвинуться на Подолию под командование брацлавского воеводы Януша Збаражского. При этом король напомнил, что "через посланцев наших Загоровского и Косинского об этом раньше до вас писали". Так что выясняется, что в начале 1590 года Косинский был посланцем короля к козакам. (!) Как же оказался он в такой роли и не противоречит ли это вышесказанному про козачью службу Косинского? Предполагаем, что нет, не противоречит. Ведь до конца 1580-х годов число козаков магнатского и шляхетского происхождения значительно увеличилось, а король в сложной ситуации вполне мог использовать сведущего в козацких делах шляхтича в качестве своего посланца.

Очевидно, Косинский оказался при дворе Сигизмунда III для координации действий козачества и власти во время подготовки к войне, а затем был послан к низовцам с соответствующими инструкциями уже от имени короля. Чтобы подкрепить значение этой службы, король наградил Косинского и Загоровского, а также козацкого гетмана Чановицкого (тоже шляхтича)земельными владениями. Косинский получил имения Ракитное и Ольшаницу на Пороссе. При этом необходимые формальности были сведены к минимуму - просто в Киев был послан королевский дворянин, который в городском суде объявил о введении названных особ во владение имениями.

Однако до военных действий дело не дошло. Речь Посполитая и Турция заключили мирное соглашение. Кроме всего прочего, польские власти пообещали вывести козаков с днепровского Низа и расправиться с непокорными. Сделать это власть была не в состоянии, и такие попытки лишь приводили козаков в ярость, как и постоянная непоследовательность правительственной политики в отношении козачества (то есть шарахания от репрессий в мирное время до заманивания на службу во время войны). Даже лояльное правительству реестровое козачество почувствовало на своей шкуре такие метаморфозы. Так, после заключения мира с Турцией количество реестровцев уменьшили с трех до одной тысячи человек. Недавно набранные для святого дела защиты Отчизны козаки теперь пополнили ряды недовольных.

Одновременно с тем польское правительство не выполнило своих обязательств и перед теми, кто оставался в реестре. Им, как и коронному войску, полагалась определенная плата, хотя бы в размере компенсации собственных убытков, так как козаки вооружались за свой счет. Но правительство не имело достаточно средств, так как, как только миновала угроза турецкого нашествия, шляхтичи отказались платить подати на содержание войска. Единственно, на что оказалась способна власть - выпустить грозные предупреждения в отношении козаков. Действия польских властей выглядели подлинной провокацией к антиправительственным выступлениям. К тому же возмущение козачества наложилось на глубокие социально-экономические противоречия в жизни Украины конца XVI века, порожденные наступлением панского землевладения и развитием крепостнических отношений. Этот процесс проходил при активном участии украинского магнатства - князей Острожских, Вишневецких, Ружинских и др. Они, недавние друзья и покровители козачества, теперь массово захватывали земли на Киевщине и в Восточной Подолии, в частности козацкие. А поскольку названные князья часто еще занимали и местные административные посты ("уряды"), то назревал еще один конфликт - между козаками и магнатами-урядниками.

Спичкой, брошенной в эту взрывоопасную атмосферу, стало, очевидно, ущемление прав Косинского. Просто передача ему имения оказалось пустой фикцией. Князья Острожские издавн считали эти своей собственностью, что и закрепили с помощью манипуляций с документами. На то время род Острожских полностью доминировал в Украине и был одним из самых могущественных во всей Речи Посполитой. Константин Острожский занимал пост воеводы киевского, а его сын Януш - воеводы волынского (до 1593 года). Вместе эти воеводства составляли большую часть Украины. В руках Януша было и Белоцерковское старовство, в состав которого входило Рокитное. Понятно, что Косинский не мог выиграть дело с Острожскими в судебном порядке.

Не известно, как бы повел себя Косинский, если бы в конце концов заполучил свое имение. Нередко шляхтичи, побыв козаками, возвращались к размеренному, обывательскому житью. Однако в 1591 году перед Криштофом встала дилемма - проглотить унижение или же все-таки попробовать постоять за себя. Шляхетский и козацкий гонор, помноженные на общее козацкое недовольство, привели его к решению попробовать проучить магнатов силой. Поскольку Острожские были представителями господствующего класса и власти, а Косинский - козачьим вожаком, то этот инцидент вскоре перерос в конфликт козачества с местной властью в Украине. На самом деле личные проблемы Косинского отображали общую атмосферу в обществе. Его решительное стремление постоять за свои и козацкие интересы склонило на его сторону всех недовольных. С лета 1591 года Косинский начинает именовать себя гетманом и в качестве такового признается козацкой вольницей.

(Продолжение следует.)


Источник: Iсторія України в особах: Литовсько-польська доба/Авт. коллектив: О. Дзюба, М. Довбищенко,... О. Русина (упоряд. и авт. передм.) та ін. - К.: Україна, 1997. - 222 с.

Перевод с украинского - наш собственный. :)
Конг

Знакомые все лица...

Жан Лувье, французский студент, отправился в путешествие с единственной целью - проверить, похож ли он на свое фото. Дело в том, что в паспорте у него была наклеена не его личная фотография, а... фотография любимого спаниеля. Жан пересек границы пяти стран, никто его не побеспокоил. Только швейцарский таможенный чиновник, заглянув в паспорт, пробурчал: "Опять эта длинноволосая молодежь".

Да, вот такие были времена, немного наивные и беспечные. И о притоке беженцев и международном терроризме толком никто и не думал.

Источник: журнал "Вокруг света", № 2, 1972 г.
Конг

Когда вся рота не в ногу

Проверив билеты в вагоне поезда "Цюрих-Брюссель", контролер объявил пассажирам, что им всем следует сойти на ближайшей остановке, ибо они сели не в тот поезд. Пассажиры в замешательстве покинули вагон и столпились на перроне. Тут-то и выяснилось, что это контролер по ошибке попал не в тот поезд.

Источник: журнал "Вокруг света", № 2, 1972 г.