October 26th, 2017

Конг

Криштоф Косинский - шляхтич, страж границ и повстанец. Часть 2

Предусмотрительные польские политики понимали необходимость ослабления напряженности в отношениях с козаками, и,хотя бы, выплаты им денег, чтобы избежать новой беды. Освобожденные постановлением государственной власти от обязанностей перед ней, низовцы снова планировали походы против "врагов Святого Креста" - на море и в Молдову. Это очень беспокоило польские власти. По приказу короля, отряды украинских урядников, в том числе и Острожских, перекрыли путь в Молдову. Так или иначе козаков все же удалось уговорить не начинать военные действия.

Однако козацкая энергия тут же устремилась в другом направлении - на более близкие территории. В августе 1591 года из местечка Пиков на Подолии Косинский разослал послания к различным козацким отрядам с предложением присоединиться к нему. Он писал, что власти не выполнили своих обещаний, а потому "нужно самим проявить смекалку", чтобы компенсировать убытки за счет имущества в королевских замках и имениях. В сентябре-октябре козаки захватили Переяслав, Белгородку, Белую Церковь, Триполье, а затем и Киев. Острожские, очевидно, твердо решили не пускать козаков на Волынь, но Киевщиной были вынуждены поступиться. В захваченных замках козаки забирали ценные вещи, оружие, продовольствие. Под рукой у Косинского собралось до 5 тыс. человек. Его резиденцией стала Белая Церковь.

В доме белоцерковского подстаросты Косинский нашел имущественные документы Острожских, в том числе и на "участок Розволожский, и на Великую Слободу, и на Рокитное", то есть как раз на спорные владения. Это один из аргументов в пользу того, чтобы связывать действия Косинского с его личными претензиями к Острожским. Однако сам Косинский наверняка понимал, что от этих документов он никакой выгоды не получит. Поэтому наезд на штаб-квартиру подстаросты имел целью еще раз "насолить" могущественным соперникам.

Дальнейшее развитие событий в Украине поначалу не очень беспокоило правительство. Польские политики полагали, что все это дело - просто частный конфликт козаков с Острожскими. Лишь в январе 1592 года король отдал распоряжение наказать повстанцев. Среди наиболее опасных действий козаков, кроме "уничтожения имущества нашего" и нападений на турок и татар, было и то, что они "подданных наших прельщают". Уже с началом активных действий козачества начал разгораться процесс резкого увеличения числа побегов и присоединения к козакам крестьян и горожан, что имело большое значение для усиления козачества. Король также предлагал конкретные меры для обуздания козачества - местные чиновники должны были искать и наказывать "людей своевольных, нам в делах не подчиняющихся", а также составлять "черные списки" всех отсутствующих дома хозяев. Однако без реальной военной поддержки подобные распоряжения оставались фикцией. Более серьезным мероприятием правительства было создание специальной комиссии для расследования действий козачества. В нее вошли украинские старосты во главе с официальным патроном реестрового козачества Николаем Язловецким. Эти комиссары хорошо знали характер и нравы козаков, а потому для общения с ними собрали собственные войсковые отряды.

В начале марта 1592 г. комиссары прибыли в Фастов, откуда начали переговоры с козаками, засевшими в Триполье. Они потребовали от повстанцев прекратить "своевольства", выдать Косинского, исполнить постановления правительства и разойтись по домам. То есть, козакам предлагался достаточно удобный выход - свалить всю вину на Косинского и тем самым оправдать себя. Но они на это не согласились. Тогда комиссары подступили к Триполью, но, увидев достаточно значительные силы козаков, поняли, что вот так, с легкостью расправиться с ними не получится. Новые переговоры привели к формальному соглашению - козаки обещали не бунтовать и снять Косинского с гетманства, но не выдавая его. С этим комиссары и отбыли, фактически ничего не добившись.

Поняв слабость властей, козаки и не думали прекращать своих действий. Косинского с поста гетмана они не сняли (а если и сняли, то потом избрали снова). На Киевщине они и далее распоряжались, как у себя дома. Повстанцы не раз приходили и в сам Киев - отдыхали там, забирали из замка "все пушки, которые получше, порох и всё для стрельбы". В их действиях просматривалось стремление досадить прежде всего князьям Острожским. Города и местечки, которые занимали козаки, в большинстве случаев принадлежали Острожским, имения - тоже. Кроме того, козаки сводили счеты и с мелкими урядниками. Но в целом установление власти козачества происходило достаточно мирно. Лишь в Переяславе случилась крупная стычка с местной шляхтой. Козаки взяли город приступом, убили местного подстаросту и многих шляхтичей. В общем восстание Косинского примечательно тем, что во время него отношения между противниками были не такими яростными, как в ходе последующих козацких движений.

На захваченных территориях козаки старались установить собственные порядки. В частности, Косинский велел населению присягать козачеству, впервые в истории последнего. В Белой Церкви по его приказу расстреляли пятерых шляхтичей, которые отказались признать "козачий приговор". В королевском универсале по этому поводу указывалось, что козаки не только "способом неприятельским" захватывают имения и городки, но и "что важнее, как шляхетского, так и мещанского звания людей к отданию присяги и послушанию себе принуждают". А ведь в то время это было серьезное политическое преступление, ибо присягали только королю. Такие сведения лишь подтверждают, что борьба козачества носила прежде всего социально-политический, а не социально-криминальный характер.

На развитии событий существенно сказалась пассивная позиция Константина Острожского. Казалось бы, он мог прибегнуть к жестким мерам, направленным на обуздание козачества. Но князь не стремился к конфронтации, хотя сам мог выставить несколько тысяч вооруженных слуг. Это нежелание объяснялось как экономическими, так и психологическими мотивами. Имения Острожского на Киевщине еще только заселялись и не приносили значительного дохода. Соответственно козаки не наносили ему серьезного ущерба. Кроме того, старому князю было нелегко резко изменить характер отношений между козачеством и магнатами. Ведь всю свою жизнь он считался покровителем козачества. А карательная акция привела бы не только к большим финансовым затратам и гибели людей, но и к утрате благосклонности и поддержки со стороны козачества, которыми украинские магнаты еще дорожили. Именно поэтому князь не хотел своими руками чинить расправу над козаками. Острожский просил у поляков военной и финансовой помощи, без которой отказывался нести ответственность за события во вверенном ему воеводстве.

Чтобы как-то ослабить натиск козаков, украинские магнаты летом 1592 года попытались перенаправить энергию козачества в выгодное им русло - на опустошение московских границ или нападения на татар. Для таких задач всегда находилось немало желающих. Однако теперь козаков больше привлекала Волынь. Сам Косинский летом 1592 года перебрался на юго-восток Волыни, в местечко Острополь, которое принадлежало Острожским. Попытка Острожского в августе 1592 года разбить Косинского завершилась поражением князя.

(Продолжение следует.)


Источник: Iсторія України в особах: Литовсько-польська доба/Авт. коллектив: О. Дзюба, М. Довбищенко,... О. Русина (упоряд. и авт. передм.) та ін. - К.: Україна, 1997. - 222 с.

Перевод с украинского - наш собственный. :)