October 28th, 2017

Конг

Нежеланная республика. Часть 3 "б"

Великое Княжество Литовское по-советски (окончание)

Что же повлияло на столь внезапное и радикальное изменение политической позиции по отношению к вопросу беларуской государственности? Ведь после отступления немцев в Минске осталась левая часть Рады БНР и ее правительства, которая все еще надеялась на возможность создания коалиционного правительства советской Беларуси. Однако эти ожидания БНРовских политиков закончились их арестом. Таким образом, советские власти отклонили последнюю попытку сотрудничества между социал-демократами и коммунистами. В результате, вскоре после эавкуации в Гродно правительство БНР развернуло дипломатическую кампанию, протестуя против большевистской оккупации Беларуси, а поскольку в тот момент еще не существовали ни БССР, ни ее правительство, то эти протесты были вполне обоснованы согласно критериям международного права.

Такой ситуации Ленин не хотел и, вероятно, даже не предвидел. Пришлось исправлять ошибку, что и выполнил Сталин привычными ему методами. В течение буквально нескольких дней было сделано всё необходимое: организована воля народа, проведена работа по убеждению руководителей Западной области, разработан проект манифеста и определен личный состав правительства во главе с Жилуновичем. Все церемониальные действия прошли в Смоленске, и 1 января 1919 года был обнародован манифест, который объявлял о создании независимой Беларусской Советской Республики. Было принято и постановление о ее территории, которая охватывала Минскую, Гродненскую, Могилевскую, Витебскую и Смоленскую губернии. Теперь протесты БНР были уже неуместными - мир мог убедиться, что оккупация Беларуси московскими большевиками - это "злобная выдумка националистической контрреволюции".

Однако как только Жилунович со своим правительством приехал в Минск, то выяснилось, что от этой независимой державы осталось только одно красивое название. 16 января 1919 года ЦК РКП (б) с участием Ленина принял решение об отделении от БССР Витебской, Могилевской и Смоленской губерний и об их присоединении к РСФСР. Оставшиеся две губернии - Минская и Гродненская должны были объединиться с Литвой и создать новое административное формирование - Литовско-беларускую республику (Литбел). Это решение означало фактическую ликвидацию БССР.

Возникает вопрос: зачем руководителям советской России понадобилось создавать БССР, которая была ликвидирована вскоре после своего возникновения? Ведь кроме упомянутых внешнеполитических преимуществ, создание, а точнее, провозглашение этой независимой республики дало им и другие выгоды. Теперь, когда уже "существовала" БССР, ленинский план ее ликвидации мог быть проведен руками "суверенных" органов республики от имени вольного беларусского народа. Именем этого народа прикрывались также разгром завоеваний БНР в области национального просвещения, ликвидация всех беларусскоязычных газет и журналов, изгнание беларусского языка из государственного обихода, словом, тех "национал-шовинистических стремлений", о которых постоянно твердили представители "твердокаменного крыла" большевиков.

Решение ЦК РКП (б) от 16 января 1919 года о ликвидации только что провозглашенной БССР по сути не потребовало никаких практических действий. Опубликованный 1 января 1919 года "манифест" Жилуновича оказался бумажной декларацией, а не отправной точкой реального строительства беларусской советской государственности. Нужна юыла только формальная процедура, которая бы именем беларусского народа одобрила решение ЦК о судьбе беларусской государственности. С этой целью был организован так называемый Первый всебеларусский съезд советов, который состоялся 2-3 февраля 1919 в Минске.

Съезд, как "верховная власть суверенной державы", принял конституцию БССР, которая законодательно закрепила возникновение беларусской советской государственности, и одновременно признал необходимой ликвидацию этой самой государственности. В частности, съезд высказался за передачу России Витебской, Могилевской и Смоленской губерний, то есть большей части территории республики, а остальную часть оставил за Литвой. Фактически этой остальной частью была лишь Минщина, поскольку на Гродненщине еще были немцы, а вся Виленщина еще раньше стала территорией Литвы. Решению съезда предшествовало жестокое подавление оппозиции беларусских коммунистов, после чего Александр Мясников и подобные ему псевдопредставители беларусского народа могли удовлетворить все надежды Ленина.

Провозглашенное 28 февраля 1919 года новое административное образование - Литовско-беларусская советская республика (Литбел) - ни в чем не напоминала беларусскую державу. В ее руководящие органы - Центральный исполнительный комитет и Совет народных комиссаров - вошли русские, еврейские, польские и немного литовских коммунистов, но беларусов среди них практически не было. Несмотря на то, что в Литбел входила только небольшая часть беларусских территорий, в дальнейшем планировалась и их передача советской России. Как пишут некоторые историки, в марте 1919 года власти Литбел передали два уезда, ранее входивших в Минскую губернию.

Как вспоминал современник А. Григорьев, в этой самой Литовско-беларусской республике "началось преследование всего беларусского. Беларусское национальное движение было объявлено "буржуазным предрассудком", в беларусских школах был введен русский язык, все беларусское - книгоиздательство, курсы, театр, хор были национализированы и очень скоро сведены на нет" (газета Варшавское слово, 2 мая 1920 года).

Но такое положение дел продолжалось недолго.

Весной 1919 года началось наступление польских войск, которые 21 апреля захватили столицу Литбел - Вильно. Тогда же было провозглашено обращение Юзефа Пилсудского, в котором подчеркивалось, что польские войска -де не оккупанты, а освободители и гаранты свободного решения населения Литвы и Беларуси о своей судьбе. (Насколько эти слова соответствовали дальнейшим делам, пусть разбираются историки. )


Автор: Юрий Туронок, историк, деятель белорусского меньшинства в Польше.

Источник: Туронак Юры. Мадэрная гісторыя Беларусі. - Вільня: Інстытут беларусістыкі, 2008. – 882 с.

Перевод с беларусского - наш собственный. :-)
Конг

Студенты и прекрасный пол в старинной Европе

Хорошенькие служанки из таверн, также являвшиеся приманкой для студентов, не отказывали посетителям в услугах интимного свойства. В эпоху Возрождения нравы отличались простотой; например, во Франции в XVI веке партнер по танцам должен был поцеловать партнершу в губы. Актрисы из бродячих трупп, выступавших на площадях, собирая деньги со зрителей, раздавали записочки с указанием места и времени свидания. Школяров манили к себе и публичные бани, снискавшие к временам позднего Средневековья дурную славу, и скрывавшиеся под их сенью запретные плоды. Пусть формально студенты считались клириками и даже носили тонзуру и сутану, обетов они еще не давали, а потому считали себя свободными от моральных оков.

Одно из постановлений парижского парламента, относящееся к середине XVI века, с прискорбием констатировало, что студенты бродят по городу неприлично одетые, со шпагами и кинжалами, надвинув шляпы на глаза, чтобы нельзя было разглядеть лица. С наступлением темноты они без зазрения совести грабят прохожих, а затем отправляются пропивать добытые таким образом деньги в кабаки и "веселые дома". Общаясь с беспутными женщинами, они получают дурные болезни. В самом деле, в середине прошлого тысячелетия сифилис производил опустошения в рядах учащихся. В Бреславльской хронике за 1502 год сообщается о "французском насморке" (гонорее), которым заразилось 250 человек.

Томас Платтер, побывавший в 1595–1597 годах на юге Франции и в Испании, досконально изучил местные обычаи и сообщал довольно любопытные сведения. Например, он пишет, что в Авиньоне много публичных женщин: они пользуются покровительством папы и платят ему пошлину. Жрицы любви живут на двух довольно длинных улицах и занимают на них все дома. Некоторые одеты очень богато; они показываются на люди, приглашают прохожих зайти и даже останавливают их на улице. Говорят, что их начальница, которую в насмешку называют аббатисой, обязана отдаваться бесплатно любому студенту, который об этом попросит.

В Барселоне отдельная узкая улочка была отведена для публичных женщин; днем вход на нее был открыт, а на ночь перекрывался цепью. Спальни (около сорока) находились на первом этаже, соприкасаясь, точно кельи в монастыре. Все женщины проживали на ближнем постоялом дворе. Днем они сидели в красивых креслах на пороге, в богатых нарядах, играли на лютнях и пели или свободно ходили по улицам, точно порядочные. Полиция приставила своего человека присматривать за ними. На улицу запрещено было входить с холодным или огнестрельным оружием. Там жил особый хирург, который осматривал женщин и прогонял заразных. Они платили налог королю и не считали свое ремесло зазорным. "Собственный" капеллан служил у них мессу, исповедовал и т. д.

Высокая романтика трубадуров приобретала гротескные формы. Население университетских городов не могло спать по ночам из-за чрезмерного увлечения студентов музыкой. Согласно уставу университета города Лерида, утвержденному в сентябре 1300 года королем Арагона Хайме II Справедливым, у школяров, которые шлялись по ночам, могли отобрать их инструменты, "ибо они нарушают тишину и покой".

Феликс Платтер вспоминал, как один приятель, живший по соседству, позвал его на ночной "концерт". "16 апреля [1554 года] молодой дворянин Гишар де Сандр попросил меня устроить серенаду одной девице. Мы явились на место в полночь. Сначала ударили в барабаны, чтобы разбудить всех обывателей на этой улице. После вступили трубы, за ними гобои. Им на смену пришли флейты, за которыми следовали виолы и, наконец, три лютни. Серенада длилась добрых полтора часа. Затем нас отвели в кондитерскую и отлично угостили: остаток ночи мы пили мускат и гипокрас".

Такие серенады обычно исполняли накануне студенческих пирушек, устраиваемых руководством университета Монпелье на дни святого Луки и святого Николая.

Студенческая пора приходилась на весну жизни. Стоит ли удивляться, что молодая кровь бурлила и скучные книги часто оказывались забыты ради чьих-то прекрасных глаз? Жильбер Каталан, которого отец вызвал из Базеля домой в Монпелье, послушно отправился в путь, но по дороге, в Женеве, увидал девушку редкой красоты и влюбился. Он упросил отца оставить его в Базеле, чтобы не прерывать учебы, а на самом деле надеялся письмами и подарками склонить девицу к замужеству. Конечно, ни о какой учебе не было и речи: "Ромео" чаще посещал игорные дома, чем занятия, и проводил время в шалостях и любовных похождениях.

Напомним, что студенты той поры были "тинейджерами", но отношения между полами не составляли для них никакой тайны, тем более что брачный возраст тогда наступал гораздо раньше восемнадцати лет. Знаменитый юрист Жак Кюжас умер, оставив сиротой свою тринадцатилетнюю дочь Сюзанну. Спустя два года она обвенчалась с председателем тулузского парламента де Ту, но ее благочестивый и немолодой супруг с прискорбием узнал, что его юная жена уже не девица, и умер от горя. Молодая вдовушка вновь вышла замуж, однако не угомонилась и принимала в своей спальне школяров, которые сбегали с занятий к дочке своего бывшего профессора: это называлось "комментировать произведения Кюжаса". Выражение "комментировать произведения Кюжаса" прижилось и впоследствии стало обозначать вольности школяров с дочерью наставника; имя Кюжаса часто заменяли другим, принадлежавшим, как правило, преподавателю права или грамматики.

Источник: книга Е. В. Глаголевой "Повседневная жизнь европейских студентов от Средневековья до эпохи Просвещения" (М., "Молодая гвардия", 2014 г.)