November 4th, 2017

Конг

Как жилось африканским студентам в СССР в 1960-е годы. Часть 5

Как статья в газете накалила обстановку

Была сфера, где всех африканцев, бедных и богатых, "реакционно" и "прогрессивно" настроенных, власти не признавали равными советским гражданам. Интимные отношения с африканцами считались табу, аморальным поступком, на который способны только развратные женщины. Секретарь ЦК Компартии Киргизии И. Р. Раззаков счел необходимым проинформировать ЦК КПСС, что "некоторые слушатели летной школы из числа иностранцев в общении с советской молодежью ведут себя развязно и недостойно, оказывают вредное влияние на отсталую ее часть, вследствие чего имеют место случаи, когда молодые девушки становятся на путь разврата и ведут паразитический образ жизни". В постановлении ЦК Компартии Киргизии иностранным военнослужащим приписывалась уже организация "притонов разврата пьянства", "попытки изнасиловать несовершеннолетних девушек". "Милиционеры, дружинники, комсомольские активисты" могли задержать девушек "на глазах у жителей города" Фрунзе только за беседу с гвинейцами. Сотрудник аппарата ЦК КПСС Б. Попов, проверявший сигналы о неблагополучном положении на курсах, тоже не избежал амурной темы: "Обращает на себя внимание, что часть иностранцев из Ирака, ОАР и даже Гвинеи в общении с молодежью ведет себя развязно и недостойно. <...> Круг людей и особенно женщин, с которыми имеют связи иностранцы, довольно значительный и разнообразный. Там имеются работницы промышленных предприятий, учреждений, студентки институтов и техникумов и даже школьницы, сотрудницы предприятия Министерства среднего машиностроения".

Власть пыталась убедить общество во вредоносности интимных связей с иностранцами и смешанных браков. Какие это имело последствия, видно на примере одной из публикаций в "Комсомольской правде". Это была подлинная, как утверждал автор, история московской студентки Ларисы, красавицы с золотистыми волосами. Поддавшись "ресторанно-капиталистическому влиянию", она бросила друга Алешу, комсорга группы и юношу по советским меркам правильного во всех отношениях, и вышла замуж за некоего Махмута. Очаровал Ларису этот обходительный восточный красавец с "жестким и алчным взглядом" и увез в свою неназванную страну, в которой легко угадывался Египет. Там у нее сразу начались проблемы. Устроиться работать по специальности ей как советской гражданке не удавалось. Скрепя сердце она согласилась "принять чужое подданство", и расплата последовала незамедлительно. Подлый Махмут тут же продал ее богатому старику. Пробуждение в новом доме было страшным: "К утру Лариса поседела. Еще накануне приходили врачи, растирали ее тело, и теперь она могла двигаться. Но что-то плохо стала соображать. У нее все путалось в голове. Остальные жены видели, как она страдает. Им было жаль Ларису, и они ее утешали. Хозяин действительно будет любить ее больше всех. Не зря же заплатил за нее такие бешеные деньги. И хорошо, что он еще не старый, ему нет даже шестидесяти. И о своей судьбе ей не надо заботиться, потому что в стране только она одна белокурая и синеглазая. У всех остальных женщин черные волосы и черные глаза. Если даже она и надоест хозяину, то не скоро, не раньше, чем через два-три года. И он продаст ее не крестьянину, как их самих, когда придет время, а тоже знатному человеку, потому что на такую беленькую всегда найдется охотник. А то, что поседели волосы, убиваться не стоит, их сегодня же покрасят, и они опять будут золотистыми... <...>

А ведь такая хорошая жизнь могла быть у Ларисы".

У советских людей статья вызвала неприязнь к арабам и африканцам, а те расценили ее как проявление негласной государственной политики расовой дискриминации. Не прошло и месяца, как тревогу забило руководство УДН: "Выступление “Комсомольской правды” 27 октября со статьей “Раскаяние опоздало” вызвало серьезное возмущение среди студентов-иностранцев, обучающихся в Москве, в том числе в Университете дружбы народов. Вместе с тем эта статья явилась толчком к увеличению нежелательных инцидентов по отношению к иностранным студентам со стороны отдельных советских граждан". На собраниях студентов из арабских стран звучали утверждения, что взгляды автора публикации «выражают политику, направленную на дискриминацию иностранных студентов, в первую очередь арабов и африканцев», приводилось много фактов "ухудшения отношения к арабам со стороны советских граждан (недоверие, оскорбления, побои) под влиянием статьи". Усилиями "арабских студентов-коммунистов" решения собраний "удалось свести к выбору делегаций, которые должны были заявить устный протест редакции “Комсомольской правды”". Итогом переговоров делегаций с членами редколлегии газеты стало "заявление редакции, что факты, приведенные в статье, не относятся к арабским странам".

Это не только "не удовлетворило арабских студентов, но и вызвало новую волну протеста со стороны африканских студентов". Ведь получалось, что если статья "не относилась" к арабским странам, то коварный обольститель Махмут, подло обманувший Ларису, – африканец. На встрече с заместителем главного редактора «Комсомольской правды» Б. Д. Панкиным африканцы потребовали «поместить в газете разъяснение о том, что статья не имела в виду страны Африки". Отказ привел к "новому серьезному возбуждению", и ректору УДН пришлось провести собрание африканских студентов.

В ноябре 1962 г. фактов ухудшения отношений к африканцам накопилось столько, что последствиями злополучной публикации занялся ЦК КПСС. В документе, подписанном заместителями заведующих четырех отделов ЦК, сообщалось, что после выхода статьи "Раскаяние запоздало" участились случаи "грубого, оскорбительного" отношения к иностранным студентам "со стороны отдельных советских граждан". Нападениям в основном подвергались темнокожие студенты: "6 ноября с.г. у Киевского вокзала группа молодежи учинила драку со студентами Панамы. По утверждению панамских студентов, они подвергались побоям в 123 отделении милиции, куда панамцы были доставлены работниками милиции. 7 ноября с.г. в магазине “Гастроном” на шоссе Энтузиастов неизвестным гражданином без всякого повода был нанесен удар в лицо стоявшему в очереди конголезскому студенту Жану Пьеру Моянго. В ночь с 6 на 7 ноября в общежитии 1 Московского медицинского института был избит иракский студент Фараж. В июне этого года около общежития Московского автодорожного института неизвестные молодые люди избили студента этого института из Мали Бокума Мухума (сына министра иностранных дел Мали). В октябре с.г. в парке “Сокольники” были избиты два студента Московского автодорожного института Камара и Дисело, прибывшие на учебу из Сьерра-Леоне. Подобные факты имели место в г.г. Киеве, Харькове, Ленинграде. Известны случаи, когда иностранных студентов называют “дармоедами”, “обезьянами”, “черномазыми”, бездельниками и т. п. Большинство этих фактов не находит должного осуждения со стороны советской общественности и остается не расследованными органами милиции".

Больше всего высокопоставленных чиновников беспокоило то, что противники СССР в "холодной войне" использовали эти эксцессы в пропагандистских целях: "Реакционные элементы среди иностранцев, некоторые посольства капиталистических стран пытаются использовать указанные факты для создания антисоветских настроений у неустойчивых зарубежных учащихся, склонить их к выезду из СССР, организовать недружественные акты против Советского Союза".

Автор: Мазов Сергей Васильевич – доктор ист. наук, ведущий научный сотрудник Центра африканских исследований Института всеобщей истории РАН.

Источник: Pax Africana: континент и диаспора в поисках себя [Текст]: П21 сб. науч.
ст. / отв. ред. А.Б. Давидсон; Гос. ун-т — Высшая школа экономики. — М.
: Изд. дом Гос. ун-та — Высшей школы экономики, 2009. — 439, [1] с.