December 5th, 2017

Конг

Нежеланная республика. Часть 4

Никакой Беларуси!

Потеря Вильны и обращение Пилсудского произвели очень сильное впечатление на Москву. В частности, обращение, адресованное "К жителям Великого Княжества Литовского", воспринималось там как намерение поляков воссоздать старинную федерацию Польши с Литвой и Беларусью. Ее успешное оживление способствовало бы присоединению Украины и созданию под эгидой Польши обширной конфедерации восточноевропейских народов, способной сопротивляться и российскому и немецкому империализмам. Такая перспектива угрожала интересам Pоссии, тем
более, что нельзя было исключить возможности поддержки Польшей и конфедерацией беларуских политических деятелей, разочарованных враждебным отношением властей РСФСР к беларусской государственности.

Поскольку силы Красной Армии были недостаточными для отпора наступлению польских войск, пришлось использовать дыпломатические средства и пути. С этой целью 17 июля 1919 г. уполномоченный Ленина, Юлиан Мархлевский, перешел линию советско-польского фронта. Вскоре он был перевезен в Беловежье, а потом в Микашевичи, где начались переговоры.

Переход Мархлевского через линю фронта опередило важное решение: 16 июля ЦК КП Литвы и Беларуси принял решение о роспуске правительства Литбел, что равнялось фактической ликвидации этой республики. Этого потребовал Сталин, который в середине июля прибыл у Минск, где находились эвакуированные из Вильны власти Литбел. Требование Сталина однозначно свидетельствует о том, что об ликвидации Литовско-беларусской республики, так же как и об ее создании, решение принимала Москва, а не местные органы советской власти, и тем более, не народ. Во-вторых, это важное решение было прынята скореет всего в первые дни июля, когда значительная часть территории Литбел еще не была оккупирована польскими войсками — Минск они захватили только через месяц (8 октября), а до реки Березины, на которой фронт стабилизировался, дошли еще позже.

Похоже, что, не имея возможности остановить наступление поляков, власти РСФСР заранее пытались передать им те части беларусских и литовских территорий, что входили в состав Литбел, а ликвидация этой республики должна была облегчить переговоры. Теперь, когда Литовско-беларусская советская республика исчезла с карты Европы, Мархлевский мог свободно договариваться с представителями Польши о судьбе Литвы и Bеларуси не как "суверенных держав", но как территорий с неопределенным государственным статусом, которые в зависимости от конкретной военно-полтической ситуации могли быть переданы в сферу влияния Польши или Pоссии либо поделены между ними.

Все же Ленин переоценивал намерения и возможности Пилсудского. Вскоре выяснилось, что, звхватив Вильну, он почтил суверенитет независимой Литовской республики, видимо, имея надежду на ее добровольное одобрение федеративной идеи. Таким образом, вопрос плебисцита в Литве становился беспредметным. С другой стороны, это обстоятельство давало советской Pоссии возможность дифференцированного отношения к отдельным потенциальным членам создаваемой федерации, Первым шагом была ставка на исключение Литвы из этой федерации, что поддерживала группа членов литовской Тарибы (Совета), несмотря на ее "буружазный характер. 4 сентября 1919 г. правительство РСФСР предложило литовскому правительству начать переговоры о взаимных отношениях, в результате чего 4 октября оно юридически признало Литовскую республику, таким образом отказавшись от концепции литовской советской государственности.

Однако ликвидация Литбел формально означала и отказ Москвы и от беларусской советской государственности, что, кстати, соответствовало ее фактическому отношению к этому вопросу как до, так и после Октябрьской революции. В отличие от Литвы не признавалась даже и "буружазная" государственность Беларуси. Короче говоря, Россия не хотела никакой Беларуси - ни советской, ни "буружазной". Неслучайно на повестке дня переговоров был по этой теме только один вопрос - удовольствуются ли поляки в обмен на мир той частью беларусской земли, что находилась в составе Литбел. Теперь несложно представить, что целью присоединения трех восточнобеларусских губерний, утвержденного по предложению Ленина Первым всебеларусским съездом советов, была их "защита" от возможных польских претензий, как "истинно русских" территорий, что уже тогда наглядно иллюстрировало истинные намерения Ленина по разделу Беларуси между Польшей и РСФСР.

Такая концепция решения беларусского вопроса оставалась неизменной на протяжении многомесячных советско-польских переговоров. По свидетельству участников польской делегации, в октябре 1919 года Мархлевский от имени Ленина неоднократно заявлял о незаинтересованности Беларусью и о том, что между Польшей и РСФСР нет никаких территориальных споров и проблем, а Польша получит все, что пожелает. В конце концов, с ноября 1919 года по февраль 1920 года советское правительство несколько раз предлагало Польше мир с вечной границей по рекам Двина, Ула, Березина, Пцич.

Автор: Юрий Туронок, историк, деятель белорусского меньшинства в Польше.

Источник: Туронак Юры. Мадэрная гісторыя Беларусі. - Вільня: Інстытут беларусістыкі, 2008. – 882 с.

Перевод с беларусского - наш собственный. :-)