December 9th, 2017

Конг

Турция в XIX - ХХ веках. Часть 53

ТУРЦИЯ БЕЗ АТАТЮРКА

Наступил конец 1930-х годов, завершались последние реформы Ататюрка. К концу 1937 г. заметно ухудшалось и здоровье первого президента страны, старая болезнь печени и почек обострилась, все чаще лишая его работоспособности. К этому времени многое поменялось в политической жизни страны, в руководстве. В сентябре 1937 г. у него возник крупный конфликт с премьер-министром И. Иненю, завершившийся вскоре отставкой последнего, его сменил Дж. Баяр.

26 мая 1938 г. Ататюрк, тяжелобольной, на специальном поезде вновь выехал из Анкары в Стамбул. И за несколько дней до смерти он верил, что вернется в Анкару и сможет присутствовать на стадионе на праздновании 15-летия республики. На этот случай для него был приготовлен специальный подъемник в президентской ложе. Однако планам этим не суждено было осуществиться. 29 октября 1938 г. День Республики Анкара отмечала без своего президента, умиравшего в Стамбуле в отведенных для него покоях во дворце Долмабахче. Ататюрк скончался 10 ноября в 9 часов 5 минут. Этот день до сих пор отмечается в Турции как день национального траура. На следующий день 11 ноября ВНСТ избрало новым президентом страны Исмета Иненю. Был сформирован новый кабинет министров во главе с Дж. Баяром. Вместо Араса министром иностранных дел стал Шюкрю Сараджоглу (в 1942-1946 гг. - премьер-министр).

До 19 ноября 1938 г. гроб с телом Ататюрка находился во дворце Долмабахче, а затем морем до Измитского порта и далее специальным поездом был доставлен в Анкару. Жители города в течение двух дней прощались с Ататюрком у тогдашнего здания ВНСТ на площади Улус, после чего гроб был водружен в Этнографическом музее и находился там 15 лет, пока в 1953 г. не был с почестями перевезен (10 ноября) в специально построенный мавзолей и там, под траурным залом, погребен.

Среди многих иностранных правительственных делегаций в траурной церемонии прощания с первым президентом Турецкой Республики приняла участие с 16 по 26 ноября и советская делегация во главе с В. П. Потемкиным, первым заместителем наркома иностранных дел. От Севастополя до Стамбула делегация проследовала на борту эсминца "Москва" под флагом командующего Черноморским флотом флагманом 2-го ранга Юмашева. В Стамбуле советский корабль, произведя салют наций в 21 выстрел, присоединился к другим прибывшим на церемонию кораблям. 19 ноября 1938 г. в течение двух часов все корабли приняли участие в эскорте линейного крейсера "Явуз" с телом Ататюрка до Принцевых островов. Затем до Анкары похоронную процессию сопровождал взвод краснофлотцев в составе 40 человек под руководством двух лейтенантов и политрука.

Ататюрк не оставил какого-либо политического завещания, ограничившись частным, хотя по своему содержанию оно касалось не только родных и близких президента, но и созданной им Народно-Республиканской партии. Единственной наследницей Ататюрка по закону оставалась его младшая сестра Макбулеханым, жившая с ним вместе в Чанкая. Мустафа Кемаль был женат, однако брак этот оказался недолгим и детей у него не было.

Вскрытие пакета с завещанием Ататюрка состоялось 28 ноября 1938 г. в помещении третьего мирового суда Анкары в присутствии министров юстиции, внутренних дел, иностранных дел, генерального секретаря НРП, а также сестры Ататюрка, представителей прокуратуры Анкары, нескольких депутатов ВНСТ, судей, адвокатов. Как видно из текста завещания, все имевшиеся на его счетах средства Ататюрк передавал Народно-республиканской партии при условии, что, во-первых, они будут в обороте Делового банка и, во-вторых, доходы от них будут использованы на пособия перечисленным в завещании лицам и организациям. Что касается отдельных лиц, указанных в завещании, первой стоит родная сестра Мустафы Кемаля - Макбуле. Ей по завещанию было предназначено самое высокое пособие. После Макбуле в завещании названа Афет (Инан), приемная дочь Ататюрка, спутница жизни и помощница в работе в последние годы его жизни. Что же касается ежегодных ассигнований двум обществам, созданным Ататюрком, историческому и лингвистическому, то размеры их составили солидные суммы. Первая выплата была сделана в 1940 г., и тогда общества получили по 49 тыс. лир каждое. В последующие годы ассигнования каждому из обществ составляли сотни тысяч лир, а начиная с 1964 г. - ежегодно около 2 млн. лир. До настоящего времени благодаря завещанию Ататюрка оба общества имеют большие возможности для проведения широкомасштабных исследовательских работ по турецкой истории и лингвистике, организации крупных международных конгрессов.

Болезнь, а затем смерть Ататюрка пришлись на тревожное время - не только для Турции, но и многих других стран, прежде всего европейских. В этих условиях кемалистские преобразования на принципах нейтрализма и равноудаления от великих держав постепенно стали уходить в прошлое. Кемалистскому режиму недолго пришлось выбирать, на кого ориентироваться. Конечно, учитывался исторический опыт, кстати, полученный в той же Крымской войне; учитывалась идеология европеизации с ее принципами собственности - для турецкой бюрократической верхушки, правящей элиты с ее явными признаками "большого и малого" абсентеизма это было очень важно. Конечно, на выбор влияли и коминтерновские дела, лозунги мировой революции. Но кемалисты уже свою революцию осуществили, их ждал следующий этап - не участие в мировой революции в качестве ее резерва, а эволюция, то есть европеизация, вариант которой в немалой степени олицетворяла Англия. Успешное развитие турецко-английских отношений достигло своего апогея в сентябрьские дни 1936 г. 4 сентября английского короля Эдуарда VIII торжественно встречал на стамбульской набережной президент Турции Ататюрк. 20 ноября состоялась другая торжественная встреча - боевые корабли турецкого флота прибыли с дружеским визитом на о. Мальту. После всех этих торжеств в Турции "об Англии впервые начали писать как о дружественной державе".

. Изменение отношения турецкого генерального штаба к Англии в 1936 г. сразу же отразилось на перспективах вооружения Турции. Она начала предоставлять военные заказы преимущественно английским фирмам. Дело не ограничилось военными заказами, после конференции в Монтрё Англии было разрешено создавать в районе Проливов военно-морские укрепления, пользоваться турецкими военными базами, начать реконструкцию портов в Измире, Стамбуле, Трабзоне и строить военные корабли и аэродромы на турецкой территории. На строительство металлургического комбината (в Карабюке) английской фирмой "Брассерт" в 1936 г. был предоставлен кредит на 3 млн. английских фунтов стерлингов.

Однако самым крупным торговым партнером стала Германия. В 1938 г. общая сумма кредитов Германии Турции достигала 87 млн. лир. В октябре 1938 г. было подписано соглашение с Германией о кредите в 150 млн. марок.

Источник: Киреев Н. Г. - История Турции. XX век - М.: Крафт, ИВ РАН, 2007.