mikes68 (mikes68) wrote,
mikes68
mikes68

Categories:

Югославия и советское вторжение в Чехословакию. Август 1968 года

Одним из самых драматичных событий за все 1960-е годы стал ввод войск СССР и дружественных ему стран Восточной Европы в Чехословакию под предлогом "братской помощи народу Чехословакии в деле борьбы с распоясавшейся контрреволюцией и защиты завоеваний социализма". На самом деле это вторжение явилось силовой акцией, призванной положить конец эксперименту по преобразованию социально-политических порядков тогдашней ЧССР в нечто более современное и открытое, "социализм с человеческим лицом". Увы, чуда не получилось - реформы и нововведения были вдавлены в грязь гусеницами танков Варшавского договора, а их продолжение затянулось более чем на 20 лет.

Как же реагировали власти и общественность тогдашней Югославии на эти действия СССР и его союзников? Начнем с того, что в целом реформаторские старания чехословацкого руководства с самого начала встретили вполне благосклонное отношение самого Тито и его соратников. Еще в начале весны 1968 года на вопрос корреспондента "Нью Йорк таймс", не являются ли события в Чехословакии следствием "титоизма", Тито ответил, что речь идет не о титоизме, а о демократизации в этой стране. Ничего удивительного - в Чехословакии также стали обсуждать, как и некоторое время назад в самой Югославии, плюсы и минусы самоуправления, изменение роли партии при так называемом "реальном социализме", расширение прав республик в составе федерации, было заявлено намерение обеспечить свободу слова, собраний и передвижений, установить строгий контроль над деятельностью органов безопасности. В апреле 1968 года Тито встретился с советским лидером Л. И. Брежневым и попытался развеять его опасения относительно происходивших в Чехословакии событий, заявив, что нет надобности применять военную силу. Однако к советам Тито никто не прислушался, и в ночь на 21 августа 1968 года войска Варшавского договора вступили на территорию Чехословакии. Генеральный секретарь ЦК КПЧ Александр Дубчек и другие руководители страны были интернированы и вывезены "для переговоров" сначала на Украину, а затем в Москву.

Вечером того же самого дня, 21 августа, было созвано заседание Президиума ЦК СКЮ, который резко осудил интервенцию в ЧССР.
Чуть позже югославское телевидение передало обращение маршала Тито к стране, в котором он сравнил произошедшее со сталинским давлением на Югославию в 1948 году. Тито предупредил зрителей, что и Югославии может грозить советское вторжение, но подчеркнул, что народ Югославии сумеет защитить и отстоять независимость Югославии всеми имеющимися средствами.

Вскоре на площади Маркса и Энгельса в Белграде был созван специальный митинг протеста, на который пришли более ста тысяч человек. Перед участниками митинга выступил тогдашний второй человек в партии - секретарь Исполкома ЦК Миялко Тодорович, резко осудивший вторжение в Чехословакию. Митингующие держали в руках плакаты с лозунгами типа "Руки прочь от Чехословакии!" и "Танки в Чехословакии - атака на социализм!". В дальнейшем акции протеста против интервенции в Чехословакию прошли по всей Югославии. "Будущее страны и социализма - под угрозой!" - вот под каким девизом проходила вся жизнь в Югославии в конце лета 1968 года.

23 августа был созван Х Пленум ЦК СКЮ. В ходе пленума речь шла о том, что вторжение в Чехословакию - это компрометация социализма, торжество грубой силы над международным правом и что в СССР нарастают неосталинистские тенденции и настроения, а социалистическая оболочка служит лишь прикрытием для великодержавных интересов. В то же время Тито призвал воздержаться от крайностей: иначе Югославия может оказаться в блокаде со стороны социалистических стран, от экономических отношений с которыми на тот момент зависело многое.


17 октября 1968 года советский посол в Белграде доставил Тито специальное письмо ЦК КПСС и Совета министров СССР с протестом против антисоветской пропаганды в Югославии. После прочтения письма Тито в течение получаса холодным и резким тоном высказывал все, что он думает по поводу выдвинутых в письме обвинений и поведения советского руководства вообще. Он заявил, что действия Москвы позорят социализм, а в случае новой интервенции вообще похоронят его. По его словам, Советский союз дал хороший предлог США для вмешательства в дела других стран,а популярность компартий теперь начнет падать. "Двадцать лет назад СССР уже совершил большую ошибку, но, как я вижу, вы ничему так и не научились", сказал Тито, завершая свое выступление.

Верил ли сам Тито в то время в возможность реального советского вторжения в СФРЮ? Многие историки и публицисты считают, что нет. Но тезис об "угрозе с Востока" не исчезал в югославской политике до самой смерти маршала в 1980 году, а опасения в обществе перед возможным "русским вторжением" активно подогревались кое-кем из должностных лиц и представителей властей. В мемуарной литературе описан, например, такой реальный случай из повседневной жизни югославов 1970-х годов. Смешанная семья - отец югослав, мать русская. Сын возвращается из школы и начинает рассказывать о том, как прошел день. "А на военной подготовке мы сегодня с "нашими" воевали", - говорил мальчик. "Наши" это по маме, то есть советские.

Но пока в Югославии опасались "угрозы с Востока" и боролись с "информбюровцами", "догматиками", "этатистами", "крайними либералами" и "анархиствующими элементами" в стране поднимал голову и набирал силы куда более серьезный противник самого Тито и всего существующего порядка - радикальный национализм.

* * *

Подготовлено по книге Е. В. Матенина "Тито" ( серия "Жизнь замечательных людей", М.: "Молодая гвардия", 2012).
Tags: ХХ век, Югославия, Южная Европа, история Европы, международные отношения, социальные конфликты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments