Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Конг

Четыре великих предка

Так, украинскую тематику пока оставим в стороне, пусть немного передохнет, а вновь обратим наши взоры на юг, в сторону джунглей, саванн и пустынь Африки, и посмотрим, что, где и как там формировалось, развивалось и какие плоды принесло.

И для начала продолжим тему африканских языков.


Как известно, в Африке много языков, и многообразие африканских языков часто объясняют тем, что именно Африка была колыбелью современного человека и, следовательно, именно здесь мог зародиться первопредок всех языков земного шара.

"Всё побережье от Красного моря и вплоть до мыса Доброй Надежды... – это все один язык; а от мыса Доброй Надежды и до островов Зеленого Мыса говорят на другом языке."

А. Корсали. 1518 г.

О путях появления и развития языка человека продолжают ожесточенно спорить. Известно, что звуковые сигналы других млекопитающих, в том числе ближайших родственников человека – таких как шимпанзе, – не могут считаться полноценной языковой системой. Этому мешают как строение органов речи (знаменитая "опущенная гортань" из всех приматов присуща только человеку), так и, в первую очередь, недостаточный уровень развития сознания. Правда, попытки искусственным путем обучить человекообразных жестовому языку после десятилетий работы привели к неплохим результатам – шимпанзе обучились даже строить простейшие фразы, однако все эти фразы оказались весьма однотипными, и дальше бытовых просьб дело не пошло.

Некоторые ученые полагают, что ключ кроется в отсутствии у обезьян так называемого кооперативного сознания – они хорошо формулируют такие сигналы, как "дай мне банан", но не могут, например, обратить внимание собеседника на что-то, что может заинтересовать его, или предложить ему что-либо. Даже крики, издаваемые человекообразными во время групповой охоты, имеют целью не помочь другим членам стаи, а скорее сигнализировать о своей претензии на часть добычи. Взаимопомощь и кооперация между индивидами стала, вероятно, одним из ключевых факторов появления человеческого общества и его основных атрибутов, в том числе и языка.

Если так, то язык появился на этапе позднейших видов рода Homo. Согласно теории моногенеза, или единого происхождения языков мира, следы древнего родства можно обнаружить в языках всех континентов.

Известно, что около 100 тыс. лет назад именно из Африки человек разумный начал своё путешествие по планете, к этому времени он уже должен был обладать развитым языком. Вполне вероятно, что, зародившись в одном месте, этот первый язык стал родоначальником всех языков мира. Некоторые (возможно, наиболее разумные) группы Homo sapiens решили остаться в тепле и отказались покидать африканскую родину. Может быть, им удалось сохранить элементы древнейшей речи? Именно среди африканских языков учёные особенно активно пытаются обнаружить сведения о том, каким он был – праязык человечества.

Поиском и реконструкцией праязыков занимается сравнительное языкознание, или компаративистика. С её помощью сегодня можно ответить на вопросы о происхождении и родственных связях многих языков мира.

Наши предки вышли из Африки 100 тыс. лет назад, но письменность они изобретать не торопились: она появилась чуть раньше 5000 лет назад. Как ветвились родословные деревья языков мира до этого, письменные документы не могут нам сообщить. В Африке существовали древние письменные языки – такие как древнеегипетский и мероитский в долине Нила или пунический в Северной Африке, – но они исчезли много веков назад. А в тропиках к югу от Сахары письменность появилась только с приходом арабской и европейской цивилизаций – в Средние века. В этих условиях единственным шансом воссоздать речь древних африканцев является сравнение языков и реконструкция их общих предков. Чем ближе к нам период распада праязыка, тем легче его реконструировать. Именно поэтому, например, праязык банту, существовавший ещё в I тысячелетии до н. э., восстанавливается относительно надежно, но большинство языковых семей Африки этим похвастаться не могут.

В середине XX в. американским учёным Джозефом Гринбергом была выдвинута сенсационная гипотеза о том, что все языки африканского континента должны быть разделены на четыре крупные семьи (или макросемьи) и, таким образом, восходят к четырем языкам-предкам. Это смелое утверждение не было убедительно доказано, но пока убедительно и не оспорено, так что продолжает поддерживаться большинством лингвистов.

Классификация Гринберга сильно упрощает классификацию языков континента. Согласно ей, север и северо-восток Африки с древнейших времён населены носителями языков афразийской макросемьи (ранее её принято было называть семито-хамитской), юг континента – народами койсанской макросемьи, запад и центр – крупнейшей макросемьи нигерконго, а небольшие районы в Восточной Африке и к югу от Сахары населены народами нило-сахарской макросемьи.

Праязыки всех четырех семей должны были существовать примерно десять тысяч лет назад, и потому их успешная реконструкция значительно раздвинет границы истории Африки.

Если письменный век ограничивает рамки человеческой истории пятью тысячами лет, то сравнение языков позволяет значительно углубить ее, раскрыв перед нами подчас самые красочные детали повседневной жизни доисторического человека. К примеру, если сравнение языков семьи позволяет восстановить в их общем праязыке корень слова со значением "колесо", значит, с большой вероятностью его носители пользовались колесным транспортом. Таким же способом можно узнать, где именно проживали далекие предки тех или иных народов: по наличию в праязыке таких слов, как "море" или "пустыня", названиям растений и животных. В праязыке банту есть слова "слон", "обезьяна" и "лев", известные повсюду в Африке, но есть и "финиковая пальма", которая на юге Африки появилась очень недавно, следовательно, прародину банту там искать бессмысленно. Поддаются реконструкции названия ремесел, инструментов, предметов одежды и многое другое, вплоть до деталей религиозных верований древнего человека.

Африканские языки, вероятно, тоже дадут нам возможность узнать подробнее о жизни людей Черного континента много тысяч лет назад. Сегодня реконструкция праязыков четырех макросемей Африки находится только в самом начале этого увлекательного пути. Тем не менее языки каждой из них обладают своими удивительными особенностями и заслуживают отдельного обсуждения.

(Продолжение следует.)

Источник: Архангельская А., Бабаев К. Что такое Африка. - М.: Рипол классик, 2015, 480 с.
Конг

Любимая кошка пророка Мухаммеда

Многие деятели христианства в самые разные времена и в различных странах относились к кошкам с подозрением. В течение столетий несчастное животное обвиняли в самых разных преступлениях, от кражи дыхания новорожденных до службы дьяволу. Ислам, однако, придерживается другой точки зрения. Кошка ценилась настолько высоко, что ей даже было позволено заходить в мечеть.

Кошки добились такого почетного и привиллегированного статуса благодаря Муэззе (Муиззе), любимой кошке пророка Мухаммеда. Как рассказывает одно из преданий, однажды его верная питомица мирно спала на одном из рукавов одеяния и как раз в это время Мухаммеда позвали на молитву. Чтобы не беспокоить свою любимицу, Мухаммед просто отрезал этот рукав. Когда же он вернулся после молитвы, Муэзза поклонилась и помурлыкала перед своим хозяином, а он в ответ трижды погладил ее по спине. Это благословение пророка обеспечило ей место в вечности.

Согласно другим рассказам, Мухаммед как-то проводил богослужение в своем доме, когда у него на колене примостилась Муэзза. Увы, нет точных сведений о том, какой именно породы была любимая кошка пророка. Однако любители кошек со всего мира высказывают самые разные мнения по этому поводу, называя варианты от ангорской до абиссинской пород.


Источник: Sam Stal 100 Cats Who Changed Civilization. History`s Most Influential Felines. - Philadelpia: Quirk Books, 2007, 176 pp.

Перевод с английского - наш собственный. :)
Конг

Самая древняя кошачья кличка

Сейчас широко распространено мнение, что домашние кошки произошли от африканской дикой кошки, полосатого существа, научное название которого Felis Silvestris Libyca, жившего в том числе по берегам Нила. В тех местах первые земледельцы были очень озабочены тем, как сохранить запасы зерна от крыс и мышей, а потому очень были рады, когда изящные и гибкие хищники обосновались у их амбаров в поисках легкой и вкусной добычи.

Постепенно эти ловкие охотницы за мышами не только были одомашнены, но и заняли определенное и довольно почетное место в египетской культуре в целом. В египетском пантеоне небожителей была даже богиня Баст, которая считалась богиней радости, веселья и любви, женской красоты, плодородия, домашнего очага и кошек, и изображалась в виде кошки или женщины с головой кошки. Ну а еще одна богиня, Сехмет, считалась не только покровительницей кошачьих, но и более зловещей, обладавшей характером, не поддающимся контролю. Кошки и родственные им животные почитались в Египте как вестники богов, а потому убийство их считалось табу. Те же, кто ненароком убивал или даже просто ранил кошку, очень рисковали стать жертвой разъяренной толпы. Домашних кошек всячески нежили и баловали, на их уши вешали дорогие серьги, на шеи надевали дорогие ошейники, а после смерти их часто мумифицировали и с почетом провожали в мир иной. Уже в наше время по всему Египту в результате археологических раскопок были обнаружены сотни тысяч кошачьих мумий.

Но в то же время сравнительно мало что известно о конкретных кошках и их судьбах. Предполагается, что до поры до времени большинство кошек даже не имело прозвищ. К ним обращались просто - "мау", что буквально означало "тот, кто мяукает".

И вот именно аспект имени и делает некую кошку (или все-таки котика, точно мы не знаем), жившую и умершую во времена правления фараона Тутмоса III (1479 - 1425 гг. до н.э.), столь уникальной. Просто эту кошку называли Неджем ( что означало "милая", дорогая" или,может быть, "звезда"). Неджем упоминается в надписи на стене гробницы чиновника низкого уровня по имени Пуимр, находящейся в окрестностях древнего города Фивы.

Увы, о Неджем мало что известно, кроме того, что Пуимр, должно быть, очень ее (или его) любил. Даже жаль, что Пуимр так никогда и не узнал о величии той благодарности, которую он выразил своей питомице. Стремясь сохранить ее кличку в памяти последующих поколений, он сделал ее (или его?) первой кошкой в письменной истории, которую мы можем называть по имени.



Источник: Sam Stal 100 Cats Who Changed Civilization. History`s Most Influential Felines. - Philadelpia: Quirk Books, 2007, 176 pp.

Перевод с английского - наш собственный. :)
Конг

Как кот Снежок помог раскрыть убийство

Благодаря достижениям современной науки при расследовании преступлений помощь следственным органам может прийти из довольно неожиданных источников. Например, не так и давно был случай, когда невольным помощником полицейских... выступил обычный домашний кот.

В 1994 году на канадском острове Принца Эдварда были обнаружены останки некоей Ширли Дугуай, захороненной в неглубокой яме. Расследованием занялись сотрудники Канадской Конной полиции. Они обратили особое внимание на пропитанную кровью кожаную курточку в пластиковой сумке, зарытой вместе с телом. К сожалению, вся кровь оказалась приналежавшей только Ширли, а потому не могла дать каких-либо "зацепок" относительно личности убийцы. Однако дальновидные полицейские эксперты решили повнимательнее присмотреться к еще одной находке в вещах покойной Ширли: 27 белым волоскам, предположительно кошачьей шерсти. После этого полицейские выяснили, что бывший гражданский муж Ширли, Дуглас Бимиш, проживал не так уж и далеко от места обнаружения тела, на ферме вместе со своими родителями - и что самое интересное, у них в хозяйстве среди прочей живности обитал еще и белый кот по кличке Снежок (Snowball).

Дальнейшее уже было делом науки и техники. Полицейские раздобыли пробу крови Снежка, надеясь сравнить ее с образцами ДНК из волосинок на вещах Ширли. Однако вскоре выяснилось, что до той поры практически никто не занимался такого рода анализами. После ряда безуспешных звонков и запросов в самые разные места и учреждения, следователи решили обратиться к едва ли не единственным людям на планете, способным им помочь, к сотрудникам лаборатории геномного разнообразия в Национальном институте рака в Фредерике, штат Мериленд, США, которые к тому времени уже разработали карту кошачьего генома.

Ранее господа ученые никогда не принимали участие в расследованиях по уголовным делам, а потому полицейским потребовались некоторое время и умение убеждать, чтобы уговорить их ввязаться в эту затею. Однако после достижения договоренности, ученые смогли быстро выделить генетический код в волосках из куртки и сопоставить его с тем кодом, который был выделен из пробы крови, взятой у Снежка. Доказательство и экспертное заключение генетиков помогли установить истину и наказать виновного - Бимиш был признан виновным в убийстве и отправлен в тюрьму на долголетний срок. Это дело создало прецедент для возможности использования ДНК котов и кошек в установлении преступников по уголовным делам. Позднее Департамент юстиции США выделил грант размером 265 000 долларов для создания Национальной базы данных генетики кошачьих. Активно ведутся работы по совершенствованию технологии, которая поможет судебно-медицинским лабораториям по всему миру идентифицировать волоски кошачьей шерсти, найденные на месте того или иного преступления, с шерстью того или иного животного. В общем, благодаря коту Снежку и незадачливому Бимишу преступники (около трети из которых владеют собственными домашними питомцами) могут быть теперь изобличены из-за своих мохнатых четвероногих друзей.


Источник: Sam Stal 100 Cats Who Changed Civilization. History`s Most Influential Felines. - Philadelpia: Quirk Books, 2007, 176 pp.

Перевод с английского - наш собственный. :)
Конг

Люди-леопарды и люди-крокодилы. Тайные мужские союзы в Африке

У многих народов мира существуют особые сообщества людей — тайные союзы. Они известны у ирокезов — индейцев Северной Америки, у мексиканских индейцев пуэбло. Но наибольшего развития тайные союзы достигли на Африканском континенте, особенно в его западной части.

Здесь зафиксировано не менее 150 тайных союзов. Все они, как правило, связаны с почитанием животных — покровителей того или иного племени. Так, у племен кпелле и менде имелись союзы Леопарда, Змеи, Антилопы, Шимпанзе, Крокодила, Питона. Союзы Леопарда и Змеи имели место у племени гбанде из Либерии.

В обрядах посвящения и на различных праздниках определенные люди племени надевали маски или костюмы того животного, название которого носил тайный союз. Например, глава тайного союза Льва у боссо-сорокои носил маску, похожую на львиную голову, а также обертывал ноги львиными шкурами.

Наиболее могущественными союзами в Африке были Пурра и Эгбо. Они осуществляли контроль над деятельностью не только отдельных деревень, но и целых областей. Союз Пурра известен европейцам с XVI века, но возник он гораздо раньше. Для того, чтобы стать членом этого объединения, требовалось длительное обучение в специальной школе. Оно состояло не только в освоении различных практических навыков, но и в физической подготовке.

Каждый племенной союз имел своего вождя, которого могли видеть только посвященные. Вождем мог стать лишь мужчина, достигший пятидесятилетнего возраста. В свою очередь, главы местных союзов составляли союз Великого Пурра, который управлял социальной жизнью всех племен. Кроме того, Великий Пурра улаживал внутриплеменные конфликты, наказывал предателей и клятвоотступников, останавливал войны между племенами. Иногда племя, ставшее причиной возникшего конфликта, приговаривали к разграблению, Исполняли же это решение воины в масках, врывавшиеся в селения с факелами и оружием. Власть тайного союза была столь велика, что даже европейцы прибегали к его помощи.

Союз Леопарда в Южной Нигерии тоже играл значительную роль в жизни племен. Со временем, сосредоточив в своих руках всю реальную власть, его руководители стали и самыми богатыми людьми племени. Это позволило им влиять не только на общественную жизнь племен, но даже управлять обменно-торговыми операциями.

Однако самым жестоким образом преследовали тех, кто не умел хранить тайны союза. Впрочем, незавидная участь ждала и тех, кто случайно попадал на тропу торжественных шествий. Союз имел свою территорию и общий дом для совещаний и обрядов посвящения в его члены. Стены дома были расписаны изображениями животных — покровителей и духов.

Но самыми жестокими считаются союзы Леопарда, Например, в Бельгийском Конго члены этого сообщества прославились тем, что с особой жестокостью расправлялись с неугодными им лицами. Приговор приводил в исполнение один из членов союза по имени Аниота. Он надевал на себя плащ, раскрашенный под цвет леопарда, и соответствующую маску. При нем были специально изготовленные железные когти и жезл с вырезанным изображением лапы леопарда. Наряженный в эти одежды, Аниота глубокой ночью пробирался в хижину обреченного на смерть человека и разрывал когтями сонную артерию жертвы. Затем он оставлял на земле отпечаток лапы леопарда и спокойно удалялся. Наутро родственники убитого, прекрасно осведомленные, кто совершил казнь, тем не менее, страшась мести тайного союза, во всем обвиняли леопарда.

Еще большей жестокостью отличалось общество Леопардов в Сьерра-Леоне. Здесь члены союза имели даже своеобразную экипировку. Деятельность общества Леопардов долгое время держалась в глубокой тайне, и только в 1854 году о нем узнали европейцы. Помог этому случай. Именно в 1854 году в Порт-Локко своими же соплеменниками был заживо сожжен африканец за то, что он якобы превращался в леопарда.

Но лишь в 1912 году были собраны и опубликованы подробные сведения об этом тайном обществе. Впрочем, "люди-леопарды" в Сьерра-Леоне были поставлены вне закона на двадцать лет раньше: в 1892 году, а чуть позже незаконными были объявлены и регалии общества.

В конце XIX века было раскрыто и общество Крокодилов, члены которого совершали похожие убийства в районах, где леопарды встречались крайне редко. Как-то раз полиция Сьерра-Леоне даже захватила примитивную подводную лодку, сделанную членами общества Крокодилов в виде аллигатора, Ее нос был похож на голову крокодила, а двигалась она при помощи весел, выполненных в виде лап. Этот аппарат был сделан водонепроницаемым. В лодке помещалась команда из шести человек. Один из них, называемый хватателем, занимал место около челюстей таким образом, чтобы дотянуться до находившейся на берегу жертвы и затянуть ее под воду. Это странное судно сооружалось в глубокой тайне, и у полиции возникли подозрения, что церемония спуска его на воду сопровождалась человеческими жертвами...


Источник: Бернацкий А.С. Загадочные племена и народы мира. - М.: Вече, 2017. 272 с.
Конг

Эльмоло: поедатели рыб и охотники на бегемотов

Кенийское очень малочисленное племя эльмоло имеет одну традицию, которая отличает его от соседствующих с ним других африканских племен.

Дело в том, что все племена, которые живут поблизости от эльмоло, разводят скот и никогда не употребляют в пищу рыбу. Для них — это табу, А вот люди племени эльмоло, название которого переводится как "едоки рыб", все делают как раз наоборот. И за такое пренебрежение к запрету на использование в пищу рыбы их презирают соседи.

Главным же ритуалом этого племени является охота на гиппопотамов и поедание мяса больших животных. Видимо, этим и обусловлено проживание этих людей на побережье озера Туркана, которое находится немного севернее экватора. В этом озере водится огромное количество крокодилов и гиппопотамов, а также — различных видов рыб.
Однако наличие в этих местах большого количества хищников, а также скудная растительность и соленая вода в озере особого восторга у других племен не вызывают, поэтому они здесь не селятся.

Другое дело эльмоло. Они здесь не только живут, но и охотятся на бегемотов, охота на которых запрещена во всей Кении. Поэтому и создается впечатление, что эль моло не признают местных законов и никому не подчиняются. Из-за этого с ними не только не водят дружбы, но, наверное, даже побаиваются. Так, если в других племенах существуют смешанные браки, то к эльмоло это не относится.

Когда правительство Кении разрешило этому малочисленному племени три-четыре раза в году охотиться на гиппопотамов, то объяснило это решение тем, что без мяса этого животного, хотя бы в небольших количествах, люди эльмоло не смогли бы выжить.

Многие этнографы считают, что охота на бегемота — это своеобразный обряд, в котором это животное олицетворяет силу. Именно ее самые мужественные представители племени должны побороть. Об этом же говорит и обычай, согласно которому юноша не имеет права жениться до тех пор, пока в составе "охотничьей артели" не сходит на охоту на гиппопотама.

В состав охотничьей экспедиции входит восемь лучших охотников деревни. Сама же охота на гиппопотама может продолжаться довольно долго. Иногда несколько недель, В воде охота на это животное невозможна. Поэтому охотники подкарауливают его на суше. Правда, бегемоты выходят на сушу лишь в том случае, когда сильно проголодаются. Причем обычно по вечерам или ночью. К тому же, прежде чем выбраться из воды, гиппопотам долгое время принюхивается к окружающему пространству.

Чтобы "убить" свой запах, охотники измазывают себя экскрементами бегемота. И когда гиппопотам, не чуя опасности, отправляется на пастбище, охотники окружают животное и стреляют в него из луков и бросают дротики. Эта схватка может продолжаться несколько часов. А так как в поисках кормежки животное порой удаляется на несколько километров от водоема, спастись в родной стихии ему не всегда удается.

Затем тушу гиппопотама разделывают. Доверяют начать это действо лучшему охотнику — тому, кто попал животному в лоб. Некоторые внутренности затем сушат. На "дегустацию" собирается вся деревня.

Самые лакомые части тела — уши и хвост — достаются лучшему охотнику. В это же время начинается и ритуал почестей. Охотников разукрашивают: маски наносятся на лицо, рисунки — на тело и даже на дротики.

Трапеза, прерываемая плясками и пением, иногда затягивается на несколько дней. Веселятся все: взрослые и дети. При этом, чтобы растянуть удовольствие от пира, люди чередуют поедание жареного мяса с употреблением рыбных блюд, словно оправдывая этим свое название "едоков рыб".

Источник: Бернацкий А.С. Загадочные племена и народы мира. - М.: Вече, 2017. 272 с.

Конг

Масаи и коровы

О том, что скот играет огромную роль в жизни кочевых племен, этнографам известно давно. Причем его прямое или косвенное присутствие ощущается в самых различных сферах жизни.

Скот — это не только мясо, молоко и шкуры, но это еще и определенные традиции и обряды, в которых важное место занимают животные. И эти обычаи у разных народов и племен имеют свойственные только им особенности, причем, порой очень своеобразные. И все же, наверное, самые экзотические традиции, связанные с домашними животными, развились у масаев Восточной Африки.

Причин такому почитанию несколько, но, вероятно, самая главная из них заключается в том, что масаи считают животных своеобразным "мостом" в потусторонний мир. Причем в этой вере значительное место занимает колдовская магия. По крайней мере, колдуны племени масаев, которых называют олоибони, в своих магических ритуалах очень часто используют домашний скот, особенно, коров и быков. Колдуны, например, считают их носителями воли потусторонних сил или же охранными талисманами.

Основным же инструментом, с помощью которого проводили свои "колдовские" сеансы олоибони, являлся рог буйвола или быка. Процедура ворожбы была, на первый взгляд, очень простой. Колдун насыпал в рог определенное количество мелких камешков, костей и рожек мелких антилоп, затем некоторое время тряс рог вместе с содержимым и шептал при этом определенные заклинания, а потом уже сообщал предполагаемый сценарий будущих событий.

Как и у подавляющей части племен, в жизни масаев определенное место занимали стычки с соседними племенами, причем нередко их инициаторами являлись сами масаи. Чаще всего они совершали набеги на соседей с одной целью; увести скот, чтобы пополнить им свои стада. Но в то же время у себя в племени они довольно жестко расправлялись с ворами. Впрочем, это наказание обычно сводилось к крупному штрафу.

Например, если несколько человек из общественного стада уводили вола и их ловили в тот момент, когда они лакомились мясом украденного животного, каждый из воров обязан был уплатить штраф в пять коров. Еще большим было наказание для похитителя телки: он должен был пополнить стадо семью животными.

Еще строже наказывали за убийство. Правда, масая обвиняли в этом преступлении лишь в том случае, если оно совершалось в пределах своего племени. Убийство же "чужака" практически не каралось. Но опять же, наказание за это преступление сводилось к уплате штрафа, который обычно равнялся 49 головам скота. Однако цифра эта могла меняться, к тому же в довольно значительных пределах: так, известны случаи, когда преступника обязывали привести в стадо 249 коров.

Кстати, в негласных законах масаев наказание за убийство распространялась только на мужчин, поскольку женщина в племени никогда физическому насилию не подвергалась. Масаи были убеждены: того, кто поднимет на женщину руку, в будущем ждут различные несчастья. Причем не только одного его, но и его родственников. И все же, если случалось убийство женщины, то, согласно традиции, виновник должен был пройти специальный очистительный обряд — уплатить близкой родне погибшей штраф. Но он состоял не из быков и коров, а из овец, число которых должно было оканчиваться на цифру восемь.

Церемония посвящения в мужчины у масаев также не обходится без скота. Начинается она с того, что вступавшие во взрослую жизнь юные масаи должны поймать и связать бычка голыми руками. И тот, кто проявил в этом наибольшую ловкость, становится лидером своей группы и остается а этом качестве до самой смерти.

Впрочем, победой над быком церемония не ограничивается. Примерно раз в 15 лет проводится инициация нового поколения воинов — юношей возрастом от 12 до 25 лет. Во время этого обряда проводят обрезание ("эморат"), причем без обезболивания. Однако молодой человек должен выдержать операцию спокойно и не кричать от боли. Заживает полученная рана в течение 3–4 месяцев, И все это время юноши носят черные одежды.

Источник: Бернацкий А.С. Загадочные племена и народы мира. - М.: Вече, 2017. 272 с.
Конг

Готтентоты - самая загадочная народность Юга Африки

Готтентоты, наверное, самая загадочная народность южной части Африки. В настоящее время основная их часть проживает в Южной и Центральной Намибии.

Отдельные группы живут также в ЮАР: гриква, корана и группы нама (в основном переселенцы из Намибии).

Название происходит от голландского hottentot, что значит "заика" (имеются в виду произнесение щелкающих звуков). Со временем термин "Hottentots" приобрел отрицательную окраску и ныне считается оскорбительным в Намибии и ЮАР, где заменен на термин Khoekhoen (кой-коин). В русском языке пока используются оба термина.

К приходу европейцев готтентоты занимали юго-западное побережье Африки, от реки Фиш на востоке и до центральных нагорий Намибии на севере. Насколько давно готтентоты жили в этих местах, точно неизвестно. С уверенностью можно сказать лишь то, что племена банту несколькими веками раньше застали их уже в этих же местах. Согласно данным лексикостатистики, ветвь кхойкхой отделилась от других центральнокойсанских языков (ветвь чу-кхве) в конце 2 тыс. до н. э. Однако место первоначального расселения их общих предков (район пустыни Калахари или Капская область) и пути дальнейших миграций пока неизвестны. Сама ветвь кхойкхой распалась предположительно в III веке н. э.

Традиционно готтентоты делились на две крупные группы: нама и капские готтентоты, которые в свою очередь делились на более мелкие группы, а те на племена.

Физический облик готтентов и бушменов довольно сходен (готтентоты относятся вместе с бушменами к особому расовому типу — капоидной расе), но культурные и лингвистические различия между ними сохраняются до сих пор.В частности, в отличие от бушменов, готтентоты занимались кочевым скотоводством, а некоторые - еще и рыболовством, охотой на китов и морского зверя.

Своеобразие готтентотов проявляется и в некоторых физиологических и анатомических особенностях. Так, было установлено, что некоторые люди из этой народности в холодное время года могут погружаться в состояние оцепенения, аналогичное анабиозу некоторых животных.

Не менее любопытны и анатомические особенности готтентотов. Так, они имеют относительно низкий рост — 150–160 сантиметров. Необычная у них и желто-медная кожа: она довольно быстро стареет, покрываясь многочисленными морщинами на лице, шее, коленях. Поэтому даже относительно молодой готтентот выглядит пожилым человеком. Своеобразны у них и кости конечностей: они почти цилиндрические.

Но главная особенность представителей племени кой-коин — стеатопигия: чрезмерное развитие подкожного жирового слоя на ягодицах. Причем, что тоже не менее удивительно, толщина жировых отложений у готтентотов меняется в зависимости от сезона года.

Живут готтентоты семьями в особых поселениях — краалях. Это своеобразная деревня, в которой по кругу располагаются круглые хижины диаметром 3–4 метра. Они сделаны из плотно переплетенных прутьев, сверху укрытых шкурами животных. В свою очередь, все поселение ограждено колючими кустарниками.

Раньше одежда готтентотов состояла из кожаной накидки или шкуры; основным же видом обуви были сандалии. Все кой-коин любят украшения: причем мужчины носят браслеты из слоновой кости и меди, а женщины — металлические кольца и ожерелья из яичной скорлупы.

Что же касается семьи и брака, то раньше у кой-коин существовало многоженство. Однако уже в начале минувшего столетия на смену полигамии пришла моногамия. Однако до настоящего времени продолжает играть важную роль выкуп за невесту — "лобола": основу его составляет скот или деньги в сумме, равной стоимости скота.

Сохранилось у готтентотов и особое отношение к роженице и ребенку: их, как и раньше, считают нечистыми. Для того чтобы стать чистыми, они подвергаются особому обряду, во время которого ребенка и мать смазывают прогорклым жиром, А поскольку этот обряд запрещает им мыться (ввиду дефицита воды!), то со временем их кожа обрастает толстым слоем грязи, которая со временем отваливается кусками. А все, что осталось, соскребается.

Готтентотский фольклор был записан учеными В. Бликом и И. Кронлейном. Их труды дают представление о характерных чертах готтентотских сказаний, которые В. Блик не без основания называл животным эпосом готтентотов. В них мы знакомимся с повадками могучего, но глупого льва, хитрого шакала, жадной гиены и т. п.
Ироническое отношение к грубой силе льва и слона и восхищение умом и смекалкой зайца и черепахи проявляются в сказках.

Главными героями сказок являются животные, но иногда рассказ ведется и о людях, однако люди — герои сказок — еще очень близки к животным: женщины выходят замуж за слонов и уходят в их селения, люди и животные живут, думают, разговаривают и действуют сообща.

Источники: Бернацкий А.С. Загадочные племена и народы мира. - М.: Вече, 2017. 272 с.
Материалы Википедии.
Конг

Москва 1940-х годов. Судьба животных в условиях войны

Московским собакам во время войны жилось плохо. Хозяева разбежались, оставив их на произвол судьбы. Стаями бродили они по Москве, голодные и злые. Прятались, как могли, от бомбежек, дичали, впадали в бешенство, кусали людей и дохли. Долго с таким положением московские власти мириться не могли. И вот в 1942 году, в день Красной армии – 23 февраля, ветеринарная служба города приняла решение о создании бригады по вылову бродячих собак и бездомных кошек.

О важности, придаваемой городским начальством борьбе с одичавшими животными, говорит тот факт, что, несмотря на тяготы военного времени, бригадам, созданным для этой цели, предоставили две автомашины и выделили опытных шоферов. К тому же были приведены в полную боевую готовность железные клетки для лохматых арестантов.

Выловить всех бродяг тогда, наверное, не удалось. Поэтому в марте 1944 года последовал новый приказ: "Усилить вылов бродячих собак, организовать бригаду ловцов на полуторатонной машине „ГАЗ“. Вылов производить не менее трех раз в неделю". И, наконец, в 1945-м: "К 1 мая укомплектовать бригаду и приступить к вылову бродячих собак" и подпись: "Зав. Горветотделом Орлов". О кошках, заметьте, ни слова. Дошло, наверное, до начальства, что они необходимы для борьбы с мышами.

Многие звери зоопарка во время войны оставались в Москве, и Горветотдел их не трогал. Медведица Зойка в марте 1942 года даже тройню родила.


Как кормящая мать, Зойка к общественным работам не привлекалась, а вот двугорбый верблюд Вася был в прямом смысле запряжен. Он вывозил на санях с территории зоопарка снег и сколотый лед.

А еще был побег в июле 1942 года павиана Васьки. Хитрец подглядел, как служительница закрывала клетку, и, когда она ушла, воспользовался ее опытом. Ему удалось выйти на Большую Грузинскую улицу, и, если б не противные мальчишки, которые кричали, свистели, строили ему рожи, он, возможно, дошел бы до Тверской. А так он, возмущенный их гнусным поведением, зарычал и, решив задать кому-нибудь из них трепку, подошел к ним поближе, но те, подученные старшими, заманили его обратно в зоопарк, а потом и в клетку.

(А в Википедии написано вот что: "Спустя месяц после начала Великой Отечественной войны, в ночь с 22 на 23 июля 1941 года, Московский зоопарк подвергся первой бомбардировке, в результате которой сгорели управление зоопарка, архивы, пожары возникали в обезьяннике, львятнике, слоновнике. После этого часть животных была эвакуирована в Свердловский зоопарк: с ними в эвакуации работала, а осенью 1944 года транспортировала выживших зверей обратно в Москву В. В. Чаплина. Другая партия животных была отправлена в Сталинград, но о судьбе этого транспорта сведений не сохранилось. Остававшиеся в зоопарке сотрудники под руководством директора Т. Е. Бурделева героически продолжали работать и не только спасли большую часть коллекции животных, но и обеспечили непрерывную работу Старой территории Московского зоопарка в самые трудные годы войны. Новая территория была закрыта, хотя часть животных там оставалась. На Острове зверей устроили склад боеприпасов, а на его верхней площадке разместили зенитную батарею. Зимой 1941 года "на Острове зверей осталась только одна бурая медведица Зойка, которая залегла в берлогу, ею же самостоятельно вырытую, так что её не стали трогать").

Обезьяна, на худой конец, может вместо фруктов и овощи есть. Хищник скорее умрет, чем съест морковку, ему мясо подавай. А где его взять во время войны, когда оно и людям не достается? И тогда ветеринарная служба Москвы в июле 1942 года распорядилась, чтобы конные парки, совхозы и другие организации – владельцы крупных животных, в случае их падежа от незаразных болезней, немедленно сообщали об этом дирекции зоопарка по телефону К-4-40-78 и в тот же день доставляли павшее животное.

Поскольку падеж среди сельскохозяйственных животных в Москве наблюдался, а хищников было мало, то их хоть и с трудом, но прокормить было можно. С домашним скотом дело обстояло сложнее. В октябре 1941 года в Москве и ближайшем Подмосковье были уничтожены все совхозные свиньи. Коров, кто мог, гнал на восток, но много коров, овец и свиней было забито.

Уже в июле 1942 года под Москвой стали воссоздаваться подсобные животноводческие хозяйства предприятий, таких, как "ЗИС", "Знамя Октября" и др. Им удалось вырастить тысячи голов скота. К тому же и в частном секторе к концу 1944 года количество коров достигло довоенного уровня. В конце войны в Москве снова появились молочницы. А в ноябре 1945 года вышел закон, согласно которому крестьяне-единоличники получили право бесплатно пасти свой скот на лесных лужайках, вдоль дорог, линий электропередачи и даже на колхозных полях, правда уже за деньги.

Лошадь в те годы тоже была не роскошью. В Москве существовало несколько конных парков. Только "Мосгортрансоюз" насчитывал в своих рядах более семисот лошадей. Для заготовки сена имелись специальные угодья. Летом 1942 года они составили 22 тысячи гектаров в разных районах Московской области. Организации, пользующиеся услугами гужевого транспорта, направляли на сенокос своих косцов.

Материалы архивов Горветотдела говорят о том, что должного ухода за лошадьми во время войны, да и после нее, в Москве не было. Многие животные содержались в скотских условиях. Вот, например, как, согласно акту проверки, обстояли дела в конюшне ремстройконторы Ленинградского райжилуправления (РЖУ). Полы в конюшне были разбиты, станков (для лошадей и балерин вещь необходимая) в ней не было, навоз не вывозился, лошадей никто не мыл, не чистил, предметов ухода за ними не имелось... Пол в конюшне был гнилой. "Поэтому, – как отмечали проверяющие, – нет ничего удивительного в том, что одна лошадь сломала себе в ней ногу".

Запах винного перегара, мат, хамство – вот удел бедных животных во многих московских конюшнях тех лет.
Доходило до рукоприкладства и даже до убийства. В 1945 году выступавший на одном из совещаний работников торговли директор транспортно-складского треста Физиков (фамилия такая) сказал: "В Куйбышевском РПТ (райпищеторге) пала лошадь оттого, что была избита возчиком".

Во время войны, да и после нее, был на одной из московских улиц магазин, который торговал инструментально-скобяными и шорными товарами. Шорно-обозные товары предлагал магазин на Библиотечной улице, а в магазин на Зоологической улице шли за шорно-пеньковыми товарами. Если всеми этими "лошадиными" изделиями торговали магазины, значит, они были кому-то нужны.

Существовала в Москве и такая организация, как "Мосфуражторг", торговавшая кормом для скота, в первую очередь для лошадей. В городе имелось девятнадцать фуражных лабазов на Трифоновской, Сущевской, Лесной, Большой Марьинской и других улицах.

Ради справедливости заметим, что московское начальство, стараясь сделать жизнь лошадей хотя бы сносной, поощряло конюхов за случку, выжеребку, сохранение конского поголовья и наказывало виновных в нерадивом отношении к лошадям. В определенные периоды некоторым копытным даже предоставлялись льготы. В ноябре 1943 года решением Мосгорисполкома владельцам лошадей было поручено выявить всех кобыл от трех лет и старше, пригодных к расплоду, и жеребцов, пригодных к случке. Отобранные для работы на случных пунктах жеребцы, согласно этому решению, переводились на сокращенный рабочий день и улучшенное кормление, что опять же вызывало зависть у их двуногого мужского окружения и даже возмущение: "А мы что, хуже?" На это работники Горветнадзора замечали им, что из родившегося человека еще неизвестно что получится, а из жеребенка хороший работник получится наверняка.

Источник: Г. В. Андреевский Повседневная жизнь Москвы в сталинскую эпоху. 1930-40 годы. М.: "Молодая гвардия", 2008 г., 447 с.
Конг

Опыты по омолаживанию и оживлению в Москве 1920-30-х годов

Говорят, что М. А. Булгаков вывел в образе Филиппа Филипповича Преображенского в повести "Собачье сердце" своего дядю, гинеколога. И жил Филипп Филиппович в доме 24 по Кропоткинской улице, как дядя, и, как дядя, был профессором. Но были в то время и другие профессора, похожие на Преображенского. Они делали операции, подобные тем, которые делал булгаковский профессор. Конечно, собак в людей они не переделывали, но омолаживание с помощью пересадки половых желез животных производили.

Начали заниматься омолаживанием хирургическим путем профессора Штейнах в Вене и Воронов в Париже. Штейнах перевязывал мужчинам семенные канатики для того, чтобы гормоны не растрачивались, а шли на питание организма. Воронов же занимался пересадками. В своих занятиях он добился таких успехов, что в Париже сочли возможным назначить его руководителем хирургического отдела "Коллеж де франс". Правительство предоставило ему для опытов овец. Сначала он экспериментировал на них. Овцы стали лучше обрастать шерстью. Тогда Воронов перешел к операциям на людях. Он пересаживал им половые железы обезьян. Первая операция была сделана им 12 июня 1920 года. Его клиентами стали знаменитые врачи, художники, артисты, ученые. Известный драматург и редактор газеты "Котидьен" Шарль Малонто благодаря сделанной ему операции сохранил в свои семьдесят лет свежесть чувств и изрядно надоел парижским дамам своими ухаживаниями. Утверждали даже, что Воронов пересадил яички французскому министру Клемансо и английскому Ллойд Джорджу.

Его коллеги в России также занимались омолаживанием людей — это профессора Немилов, Халатов, Бехтерев, доцент Гораш в Ленинграде, профессора Мартынов, Кольцов, Завадовский в Москве. В клинике профессора Мартынова, в частности, людям пересаживались эндокринные железы макак, котов и овец. Результаты получались противоречивые, но все же были случаи, когда операции способствовали омоложению.


Семидесятидвухлетний профессор медицины Викторов, подвергшийся операции (ему были пересажены яички макаки в клинике профессора Мартынова), спустя год после нее записал в своем дневнике, что у него повысилась работоспособность, он стал легко подниматься по лестнице, не держась за перила, стал ходить большими шагами, спокойно пользоваться трамваем, его волосы потемнели, улучшилось зрение, повысился аппетит, улучшился сон, "начали появляться эротические сновидения и, тоже во сне, довольно энергичные эрекции". Что ж, профессора можно было бы поздравить с такой удачей, правда, если это все ему не приснилось.

Достижения медицины не обошли стороной и зоопарк. Вход в него был тогда с Грузинской улицы. Так вот, пройдя слоновник, в котором томился слон, подаренный Москве бухарским эмиром, а потом клетку с попугаем, который на слова посетителей "попка дурак" совершенно справедливо отвечал: "Сам дурак", можно было подойти к вольеру, в котором находились, судя по табличкам, омоложенный козел, петух, превращенный в курицу, и курица, превращенная в петуха. Некоторые скептики утверждали, что козла подменили, а на клетках с домашней птицей просто перевесили таблички. Возразить против этого было трудно: никто, как назло, не помнил, как выглядел этот козел в молодости.

Немало внимания ученые уделяли крови человека. В 1926 году доктор Манойлов в полукустарной лаборатории, с помощью изобретенного им реактива, определял половую принадлежность крови. Мужская кровь после введения реактива обесцвечивалась, женская — нет. Ученый пошел дальше. Он стал проводить опыты по установлению национальной принадлежности по крови. По его мнению, кровь разных народов окисляется по-разному. В 187 случаях из 222 он определил национальность правильно.

Творческое беспокойство было присуще и доктору из Химико-фармацевтического института при ВСНХ С. И. Чечулину. Он стремился к оживлению удаленных из организма органов. В институте им демонстрировался опыт по оживлению отрезанной собачьей головы. Голова была соединена со специальным аппаратом трубочками, через которые в нее подавалось "орошение". Доктор долго бился над изобретением раствора, способного обеспечить жизнедеятельность отрезанного органа. Необходима была жидкость, которая несла бы в себе кислород. Ничего не придумав, он стал использовать в своих опытах кровь собаки. Чтобы кровь не сворачивалась, применял немецкий препарат "Бауэр-205", или "Германик". Собачья голова в его лаборатории жила три с половиной — четыре часа. Рефлексы ей были не чужды, но преданных взглядов на Чечулина она не бросала. Не заслужил, значит.



В 1930 году Москву потрясла история, произошедшая в Ташкенте с профессором Михайловским. Было известно, что еще в 1928 году этот профессор переливал людям кровь обезьян. Теперь же он заявлял, что мертвого человека можно оживить, надо лишь промыть ему кровь. Профессор сообщал также, что пока он производит опыты на животных, но скоро, по получении из Франции специального препарата для промывания крови, он проведет опыт на человеке. В Париже в то время действительно рекламировался кровеочиститель "авранин", его-то, по всей вероятности, и имел в виду профессор из Ташкента. Этот "авранин" реклама представляла как индийский бальзам, излечивающий от всех болезней.

Тот это был бальзам или не тот, не известно, но факт, что 30 июля 1929 года профессор умертвил морфием бродячую собаку, выпущенную из нее кровь промыл и должен был уже приступить к оживлению животного, как вдруг в этот самый момент его позвали принимать зачеты у студентов. Он оставил собаку на попечение своей жены, являвшейся его же ассистенткой, и вышел из операционной. Когда он вернулся, собака так же тихо лежала на столе, солнце заигрывало с водой в стеклянном графине, но ни жены, ни собачьей крови не было. Оказалось, что жена вылила ее в раковину. Опыт не удался. Труп бедного животного выбросили на помойку, а профессор назначил новый опыт на 5 августа. Утром этого дня его нашли мертвым, с огнестрельной раной на левом виске. Рядом лежал пистолет. В предсмертной записке Михайловский обращался к жене и теще, которые, как он считал, его не оценили. Он писал, в частности: "Повсюду темнота и удушье. Везде этика, тактика и политика обильно сдобрены многоэтажным слоем лжи. Я запутался в лабиринте разнообразной по форме и по строению лжи и превратился в какого-то самому себе немилого бездельника..." Вдову подозревали в убийстве профессора. Считали, что она, как верующая, сорвала опыт и убила мужа, стремясь не допустить попытки воскрешения из мертвых бездомного кобеля. Москвичам оставалось по этому поводу только гадать.

Проблемы жизни, смерти человека, его способностей очень волновали ученых того времени. С Запада в Россию по этому поводу тоже проникали кое-какие мысли. Но по смелости им с мыслями москвичей было тягаться трудно. Способствовало такой смелости мысли то, что с русской науки в эти годы была снята церковная цензура. Эксперименты на людях казались мелочью по сравнению с экспериментом, проводимым над нацией. Кроме того, нужды мировой революции, построения общества людей нового сорта требовали смелого вторжения в природу и психику человека.

Источник: Г. В. Андреевский Повседневная жизнь Москвы в сталинскую эпоху. 1920-30 годы. М.: "Молодая гвардия", 2008 г.