Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Конг

"Щелкающие" языки Африки

"В земле своей называются оные готентотен, а говорят языком подобно как у нас куры кричат."

И. Гибнер. Земноводного круга краткое описание. 1719 г.

* * *

Самой небольшой – всего 30 языков, – но зато и самой необычной языковой общностью Африки является койсанская, на языках которой говорят живущие в южной части континента скотоводы-готтентоты (они называют себя кхой) и полукочевые охотники и собиратели-бушмены (сан). Койсанцы представляют собой одну из самых интересных загадок Африки, и не только в области языка, но и в области происхождения. Согласно последним исследованиям генетиков, по своему строению геном койсанца резко противостоит геному всех остальных людей на Земле. Все это может свидетельствовать о том, что предки бушменов и готтентотов были первой ветвью, отделившейся от родословного дерева всего человечества.

Удивительно то, что генетический состав групп койсанцев между собой столь же сильно различается, как и при сравнении его с генами других народов Африки. Аналогично и койсанские языки не дают возможности говорить об их близком родстве – вполне вероятно, что их предки разошлись по южной части континента 20 или 30 тыс. лет назад. Установить родственные связи на таком глубоком уровне невероятно сложно: скорость языковых изменений такова, что за 18–20 тыс. лет язык обновляет свой словарь практически полностью. Бесспорно одно: если сегодня область распространения языков бушменов и готтентотов ограничена саваннами юго-запада Африки и пустыней Калахари, а численность не превышает 350 тыс. человек, то еще тысячу лет назад они доминировали повсюду к югу от экватора. На это указывают и следы древней культуры койсанцев, такие как наскальные рисунки, обнаруживаемые в разных районах Африки, так и найденные учеными несколько небольших языков на востоке континента, содержащих характерные для койсанцев особенности. В частности, к койсанским относят языки хадза и сандаве в современной Танзании, на них говорят в совокупности лишь несколько сотен человек (носителей сандаве осталось не больше пятидесяти), однако некоторые слова и грамматические элементы в них вполне сравнимы с койсанскими языками Юга Африки. Кроме того, и хадза, и сандаве так же как и языки бушменов, содержат знаменитые "щелкающие" согласные, самую главную отличительную характеристику койсанских языков.

Эти звуки действительно уникальны. В койсанских языках различные щелчки (в науке их называют кликсами, из англ. clicks "щелчки"), производимые с помощью губ, языка, нёба и зубов, могут формировать целые слова и даже более частотны, чем обычные согласные звуки. Речь койсанцев, наполненная такими щелчками, звучит весьма причудливо, а на письме кликсы принято обозначать особыми значками.

КАК ОБОЗНАЧАЮТСЯ КЛИКСЫ В ПИСЬМЕННОСТИ КОЙСАНСКИХ ЯЗЫКОВ

[] – ГУБНОЙ КЛИКС (ПОХОЖ НА ЗВУК СУХОГО ПОЦЕЛУЯ);
/ – ЗУБНОЙ (КАК РАЗ ТОТ САМЫЙ БАБУШКИН ЗВУК С ОДНОЗНАЧНЫМ «НЕ БАЛУЙСЯ»);
# – ПАЛАТАЛЬНЫЙ (ЗАДНЯЯ ЧАСТЬ ЯЗЫКА СОПРИКАСАЕТСЯ С НЁБОМ);
! – АЛЬВЕОЛЯРНЫЙ (КОНЧИК ЯЗЫКА ПРИКАСАЕТСЯ К АЛЬВЕОЛАМ НАД ВЕРХНИМИ ЗУБАМИ);
// – БОКОВОЙ (УЧАСТВУЮТ ЯЗЫК, ЗАДНИЕ ЗУБЫ И ЩЕКА, ЭТО И ЕСТЬ ЗВУК ЖОКЕЯ).

Перечисленные пять кликсов называют "основами", однако в большинстве койсанских языков к ним присоединяется ещё и артикуляция, в которой участвуют голосовые связи, и иногда количество этих артикуляций (или "исходов") едва не достигает двух десятков. Так что, например, в языке бушменов къхонг насчитывают не менее 70 щёлкающих звуков!

О происхождении кликсов имеются различные гипотезы: весьма вероятно, что эти звуки были весьма обычными для языка первобытного человека, а впоследствии исчезли везде, кроме Африки, замененные обычными согласными. В одном из койсанских языков Анголы процесс отмирания кликсов и перехода их в более привычные нам согласные можно отследить, что называется, "в реальном времени". Интересно, что в ряде случаев можно видеть и обратный переход "обычных" согласных в щелкающие. При сравнении койсанских языков друг с другом видно, например, что зубной кликс регулярно соответствует таким переднеязычным звукам, как "ц" и "ч", а альвеолярный – звукам "к" и "г".

Не менее удивительным, чем щелкающие звуки, кажется и набор гласных в койсанских языках. В том же къхонг, по некоторым подсчетам, гласных звуков не больше и не меньше чем 88 (в русском, напомним, всего шесть). Они могут быть долгими, краткими, носовыми, произносимыми с гортанной и заднеязычной артикуляцией. Особую серию составляют так называемые шепотные гласные, требующие заметно меньшего участия голосовых связок при произнесении. Лингвисты теряются в поисках ответа на вопрос, какую роль играет такое количество гласных звуков для функционирования языка и почему нельзя было обойтись их меньшим количеством. Возможно, эти загадки и есть следствие глубокой древности языка койсанцев, который некоторые ученые склонны считать остатком самого первого языка человечества.

Источник: Архангельская А., Бабаев К. Что такое Африка. - М.: Рипол классик, 2015, 480 с.
Конг

Откуда взялись албанцы?

На самом деле этногенез албанцев крайне сложен и запутан, на данном этапе развития науки все теории об этногенезе этого народа являются не более, чем вольными гипотезами. Например, ранее довольно многие ученые активно пропагандировали теорию о том, что албанцы - это потомки древних иллирийцев, но доказать это с полной точностью так и не получилось, так как о языке иллирийцев мало что известно. Можно лишь предположить, что предки албанцев жили в южной части Балканского полуострова задолго до того, как на полуостров в VI-VII начали проникать славяне. Исходя из наличных документов Болгарского царства и Византийской империи, первое упоминание об албанцах в границах нынешнего государства относится к X веку. В это время их ареал ограничен горами Северной Албании — Мирдита, Дукагини, Малиссия. Их традиционное обозначение, основанное на корне *alban и его вариантах *arban, *albar, *arbar, появляется с XI века в византийских хрониках как Albanoi, Arbanitai, Arbanites,а с XIV века в латиноязычных и других западных документах как Albanenses и Arbanenses. Первоначально являясь небольшим скотоводческим сообществом в труднодоступных уголках Балкан, албанцы со временем выросли в численности и распространили свои поселения по юго-западу полуострова.

На юге Албании, населённом греками, славянами, а также романизированными македонянами, сарматами и венетами (последние — исходная точка для аромунов), происходило распространение языка без существенного генетического влияния албанцев. Возможно, албанский этнос имеет полифилетическое происхождение (то есть от различных исходных групп): иллирийцы (северо-запад), дарданцы и прочие фракийские народы (северо-восток и восток), пеласги (юг). Также сильно сказалось славянское и греческое влияние.

Ну а еще позднее, уже в ХХ веке, благодаря своей природной энергии, выносливости и даже счастливому стечению обстоятельств албанцам удалось занять свое место среди национальных государств Европы.


Источники:

Elsie Robert Historical dictionary of Albania. - 2nd edition. Historical Dictionaries of Europe. The Scarecrow Press, Inc., Lanham, Toronto, Plymouth, 2010. 663 pp.
Перевод с английского - наш собственный.

Материалы Википедии.
Конг

Идеологическое вещество и новые социалистические специальности

Хрестоматийные истории первой пятилетки в СССР состояли, как марксизм в ленинском определении, из трех частей: индустриализации (строительства экономического фундамента социализма), коллективизации (уничтожения той силы, которая порождает капитализм "постоянно, ежедневно, ежечасно, стихийно и в массовом масштабе»") и культурной революции (превращения советских граждан в советских людей). Как сказал рабочий судья в платоновском "Впроке" о бывшем дураке Пашке: "Капитализм рожал бедных наравне с глупыми. С беднотою мы справимся, но куда нам девать дураков? И тут мы, товарищи, подходим к культурной революции. А отсюда я полагаю, что этого товарища, по названию Пашка, надо бросить в котел культурной революции, сжечь на нем кожу невежества, добраться до самых костей рабства, влезть под череп психологии и налить ему во все дырья наше идеологическое вещество".

Самой заметной частью культуры были науки и искусства. Летом 1931 года молодой человек по имени Илья Збарский поступал на химический факультет МГУ (орден трудового Красного знамени, присужденный его отцу, известному медику, за увековечение тела Ленина, приравнивался к пролетарскому происхождению). Он подал документы на отделение органической химии, но ему сказали, что такой специальности не существует.

"... Ну что же, тогда, может быть, физической химии?
– Такой специальности тоже нет.
– Какие же специальности есть?
– Есть "инженер по производству серной кислоты", "инженер по производству анилокрасителей", "инженер по производству пластмасс", "инженер...
– Простите, но я имел в виду учиться химии.

– Нам нужны не кабинетные ученые, а специалисты, необходимые для социалистической промышленности."

Збарский хотел пойти по стопам отца, но не знал, какая инженерная специальность этому соответствует.

"Я пошел на биологический факультет университета. Оказалось, что такого не существует, есть зоологическое и ботаническое отделения. Когда я сказал, что хочу заниматься биологической химией, мне ответили, что такой специальности нет, а есть охотоведение (бывшая зоология позвоночных), рыбное хозяйство (бывшая ихтиология), борьба с вредителями (бывшая энтомология), физиология труда (бывшая физиология животных) и т. д. и физико-химическая биология. По-видимому, не могли придумать, во что ее переделать. Так как эта специальность показалась мне единственной, где сохранилась наука, я подал туда документы и был принят."

В других науках и искусствах молодые пролетарские специалисты непролетарского происхождения воевали со своими профессорами и – в борьбе за партийный патронаж и право определять ортодоксию – друг с другом. Урбанисты, дезурбанисты, конструктивисты, РАППовцы, АХРРовцы и инженеры по производству серной кислоты проектировали новый мир на развалинах старого. Решающим критерием успеха было одобрение со стороны ЦК партии. Самые успешные революции произошли в аграрной экономике (благодаря прямому вмешательству Сталина) и художественной литературе (вследствие ее чрезвычайной важности и благодаря прямому вмешательству Сталина).

В общем, преобразование наук и искусств и создание интегральной цензуры служили достижению главной цели культурной революции: влезть под череп психологии товарища Пашки и налить ему во все дырья большевистское идеологическое вещество.

Источник: Юрий Слезкин Дом правительства. Сага о русской революции. - М.: из-во Corpus, 2019.
Конг

Как кот Снежок помог раскрыть убийство

Благодаря достижениям современной науки при расследовании преступлений помощь следственным органам может прийти из довольно неожиданных источников. Например, не так и давно был случай, когда невольным помощником полицейских... выступил обычный домашний кот.

В 1994 году на канадском острове Принца Эдварда были обнаружены останки некоей Ширли Дугуай, захороненной в неглубокой яме. Расследованием занялись сотрудники Канадской Конной полиции. Они обратили особое внимание на пропитанную кровью кожаную курточку в пластиковой сумке, зарытой вместе с телом. К сожалению, вся кровь оказалась приналежавшей только Ширли, а потому не могла дать каких-либо "зацепок" относительно личности убийцы. Однако дальновидные полицейские эксперты решили повнимательнее присмотреться к еще одной находке в вещах покойной Ширли: 27 белым волоскам, предположительно кошачьей шерсти. После этого полицейские выяснили, что бывший гражданский муж Ширли, Дуглас Бимиш, проживал не так уж и далеко от места обнаружения тела, на ферме вместе со своими родителями - и что самое интересное, у них в хозяйстве среди прочей живности обитал еще и белый кот по кличке Снежок (Snowball).

Дальнейшее уже было делом науки и техники. Полицейские раздобыли пробу крови Снежка, надеясь сравнить ее с образцами ДНК из волосинок на вещах Ширли. Однако вскоре выяснилось, что до той поры практически никто не занимался такого рода анализами. После ряда безуспешных звонков и запросов в самые разные места и учреждения, следователи решили обратиться к едва ли не единственным людям на планете, способным им помочь, к сотрудникам лаборатории геномного разнообразия в Национальном институте рака в Фредерике, штат Мериленд, США, которые к тому времени уже разработали карту кошачьего генома.

Ранее господа ученые никогда не принимали участие в расследованиях по уголовным делам, а потому полицейским потребовались некоторое время и умение убеждать, чтобы уговорить их ввязаться в эту затею. Однако после достижения договоренности, ученые смогли быстро выделить генетический код в волосках из куртки и сопоставить его с тем кодом, который был выделен из пробы крови, взятой у Снежка. Доказательство и экспертное заключение генетиков помогли установить истину и наказать виновного - Бимиш был признан виновным в убийстве и отправлен в тюрьму на долголетний срок. Это дело создало прецедент для возможности использования ДНК котов и кошек в установлении преступников по уголовным делам. Позднее Департамент юстиции США выделил грант размером 265 000 долларов для создания Национальной базы данных генетики кошачьих. Активно ведутся работы по совершенствованию технологии, которая поможет судебно-медицинским лабораториям по всему миру идентифицировать волоски кошачьей шерсти, найденные на месте того или иного преступления, с шерстью того или иного животного. В общем, благодаря коту Снежку и незадачливому Бимишу преступники (около трети из которых владеют собственными домашними питомцами) могут быть теперь изобличены из-за своих мохнатых четвероногих друзей.


Источник: Sam Stal 100 Cats Who Changed Civilization. History`s Most Influential Felines. - Philadelpia: Quirk Books, 2007, 176 pp.

Перевод с английского - наш собственный. :)
Конг

Сколько языков в Африке?

Для начала и в качестве эпиграфа: "Здесь каждая гора населена отдельным племенем, говорящим особенным языком, имеющим особенные от других нравы."

Е. П. Ковалевский о Судане, 1848 г.

* * * *


Языковая карта Черного континента выглядит пестрой и яркой, как оперение африканского зимородка. Здесь говорят на двух тысячах различных наречий – это треть всех известных на сегодняшний день языков мира. Не говоря уже о прочих загадках, количество языков Африки само по себе остаётся предметом научных споров: во многом потому, что лингвистика еще не дала однозначного ответа на вопрос о том, где проходит граница между языком и диалектом. В Африке, как и на других континентах, это приводит к тому, что оба понятия играют политическую роль. Нередко носители двух разновидностей языка отлично понимают друг друга (например, жители Руанды и Бурунди), но предпочитают говорить о независимости своих языков друг от друга.

Чаще всего языки похожи между собой в тех случаях, если они развились из единого языка-предка сравнительно недавно. Примерно в то же время, когда предки англичан, немцев и датчан разошлись в разные концы Западной Европы (это случилось около двух тысяч лет назад), в Африке произошел распад единого сообщества народов семьи банту. Ее потомки расселились по огромной площади к югу от экватора, однако по сей день неплохо понимают друг друга – настолько, что в XV–XVI вв. португальские мореплаватели, огибая Африку, нанимали себе переводчиков в Анголе, на западном побережье, и с успехом использовали их помощь в Мозамбике, на противоположном берегу континента. Некоторые ученые в шутку говорят о "пятистах диалектах" банту.

Однако единство языков банту – уникальный пример близости между языками крупного ареала. В Западной Африке, напротив, плотность и разнообразие языков настолько велики, что их носители зачастую не понимают тех, кто живет по соседству. В Камеруне, Нигерии, да и в других местах есть области, где каждое селение использует свой собственный язык, и такая чересполосица продолжается здесь в течение многих столетий. Бывает, что языки соседних деревень похожи, и ученым удается отследить их единое происхождение. Жители и сами нередко считают, что "вон в той деревне за холмом" живут их далекие родственники, и даже могут рассказать интересные легенды о том, когда и по какой причине их предки разошлись по разные стороны того самого холма. Но случается, что языки соседних поселений столь же различны, как русский и суахили.

Безусловно, в Африке существуют и крупные языки, которыми пользуются миллионы и десятки миллионов людей. Но, в отличие от Европы или Азии, их весьма немного. Распространение языков южнее Сахары шло преимущественно за счет развития торговли. Так завоевал популярность язык суахили в Восточной Африке. Сегодня этот "торговый язык" используется в 14 странах, им владеют не меньше 30 млн человек.

Крупнейшим языком на западе Африки остается хауса (34 млн человек) – он тоже когда-то распространился в результате торговой и политической экспансии одноименного народа, основавшего несколько влиятельных городов-государств на территории Северной Нигерии. Среди крупных языков следует назвать шона и зулу в Южной Африке (по 10 млн человек каждый), йоруба, фула и игбо на западе континента (соответственно 28, 25 и 24 млн), оромо и амхарский в Эфиопии (оба примерно по 25 млн человек), сомали с 15 млн носителей (угадайте, в какой стране) и несколько других. Ну а на севере континента безраздельно господствует арабский язык, на различных диалектах которого с детства говорят не меньше 150 млн человек.


И все же число языков, которыми с рождения владели бы больше миллиона людей, на всем огромном континенте не дотягивает до пятидесяти. Все они когда-то начинали свою историю как языки небольших народов или племенных объединений, распространивших свое влияние с помощью торговли и завоевания.

Многие сотни прочих языков Африки называют малочисленными, некоторыми из них сегодня пользуются лишь несколько десятков человек. В Нигерии, в одной-единственной деревне доживают свой век два-три десятка стариков, еще владеющих языком дефака. По их словам, в свое время их народ был многочисленным и процветал. На юге Эфиопии, в долине реки Омо, не больше трехсот человек говорят между собой на языке квегу. Когда-то они жили тем, что собирали дикий мед и охотились на гиппопотамов, но гиппопотамы в Эфиопии перевелись, и квегу стали наниматься на работу к соседним земледельческим народам, быстро теряя свой язык и культуру. А в Центральной Гане, в такой же затерянной деревне, вдалеке от шума современной цивилизации, лишь несколько стариков помнят свой родной язык мпре, происхождение которого остается загадкой для ученых.

КСТАТИ, ЭФИОПСКИЙ ЯЗЫК КВЕГУ – ЕДИНСТВЕННЫЙ НА ЗЕМЛЕ, ГДЕ СЛОВО "МЯСО" ПРОИСХОДИТ ОТ СЛОВА "ГИППОПОТАМ".

Ну а о совсем малых языках Африки мы поговорим поподробнее в следующий раз.

Источник: Архангельская А., Бабаев К. Что такое Африка. - М.: Рипол классик, 2015, 480 с.
Конг

Темы диссертаций в университетах старинной Европы

При защите диссертации в большей степени оценивались ораторские способности соискателя и владение им диалектическими приемами, нежели суть его работы. Будущий знаменитый психиатр Филипп Пинель трижды пытался получить в Париже степень доктора-регента — и безуспешно. Дело в том, что он был непреодолимо застенчив и испытывал мучения, выступая на публике. Во время третьей попытки, в 1784 году, его соперником оказался бывший жандарм. Тема диссертации была такой: "Верховая езда и гигиена наездника". Соискатель, нахальство которого было равновелико его невежеству, не сомневался ни в чем. Это был громогласный гасконец цветущего вида. У Пинеля же была невыгодная внешность, и ростом он не вышел: рядом с ним соперник выглядел великаном. Жюри отдало предпочтение гасконцу.

В 1673 году Людовик XIV через распоряжение Королевского совета запретил парижскому факультету устраивать защиту диссертации на тему о пользе минеральных вод, поскольку эта тема имела отношение к болезни короля.

Декан медицинского факультета Барон собрал целых три тома "эротико-медицинских" диссертаций, например, на такие темы: "Здорово ли заниматься любовью" (1688), "В каком положении проще оплодотворить женщину" (1673).

Аббат де Ришелье, впоследствии знаменитый кардинал, защитил диссертацию на степень доктора богословия 29 октября 1607 года, получив разрешение на досрочное завершение обучения (к тому времени он уже стал епископом Люсонским и должен был срочно вступить в должность). Современники были поражены тем, что молодой богослов посвятил свою диссертацию, озаглавленную "Вопросы теологии", королю Генриху IV, пообещав оказывать ему важные услуги, и взял эпиграфом слова из Священного Писания: "Кто уподобится мне?".

А вот Михаил Ломоносов всего после двух лет обучения в Марбурге представил весной 1739 года "Физическую диссертацию о различии смешанных тел, состоящих в сцеплении корпускул", в которой рассматривались вопросы строения материи и намечались контуры новой корпускулярной физики и химии.

Александр Радищев в "Житии Федора Васильевича Ушакова" (1789) воспроизводит полный текст диссертации заглавного героя, учившегося, как и он, на юридическом факультете Лейпцигского университета. Ограничимся кратким ее изложением, приведенным Радищевым: "По прошествии трех лет обязаны мы были к наступившему для нас времени на испытание, показать наши успехи в учении, представя письменно связь мыслей о какой-либо материи. Федор Васильевич избрал для сего наиважнейшие предметы, до человека касающиеся в гражданском его отношении.
Человек, живущий в обществе под сению законов для своего спокойствия, зрит мгновенно силу общую, до днесь ему покровительствовавшую, возникающую на его погубление. Друзья его до сего дня, сограждане его возлюбленные, становятся его враги, преследуют ему, и рука сильнаго подавляет слабаго, томит его в оковах и темнице, отдает его на поругание и на смерть. Что может оправдать таковое свирепство? Сие-то намерен показать Федор Васильевич в сочинении своем, разыскав следующие задачи:

1. На чем основано право наказания?

2. Кому оное принадлежит?

3. Смертная казнь нужна и полезна ли в Государстве?

Показав, что при определении наказаний иной цели иметь не можно, как исправление преступника или действие примера для воздержания от будущаго преступления, Федор Васильевич доказывает ясными доводами, что смертная казнь в обществе не токмо не нужна, но и безполезна. Сие ныне почти общеприемлемое правило утверждает он примером России".

В общем, в эпоху Просвещения бесплодная софистика была уже забыта и темы, поднимавшиеся диссертантами, звучат вполне современно.

Диссертации писали и защищали на латыни. После защиты их печатали, иногда с посвящениями, причем оформление этих научных работ отличалось особой пышностью, фантазией и выразительностью, с аллегорическими картинами и т. п. (У Мольера в "Мнимом больном" врач Диафуарус дарит экземпляр своей диссертации Анжелике, чьей руки домогается; ее служанка Туанетта использует его как картину для украшения комнаты.)

В Париже диссертации сначала писали от руки, потом стали печатать — сначала только с одной стороны листа, а с 1719 года — с обеих. Обычно диссертация умещалась на четырех страницах; труды в два десятка листов были редки, не говоря уж о монументальной диссертации некоего Борде на семидесяти четырех страницах (1754).

Как правило, диссертацию печатали на обычной бумаге, но если она имела посвящение важной особе, то из-под пресса выходило "подарочное издание" с портретом "адресата". В 1666 году Никола де Майи посвятил свою диссертацию о полезности реймсского воздуха городу Реймсу, и ее напечатали на шелке. Публикацией диссертаций занимались типографии при университетах.

Источник: книга Е. В. Глаголевой "Повседневная жизнь европейских студентов от Средневековья до эпохи Просвещения" (М., "Молодая гвардия", 2014 г.)
Конг

"Арифметический кошмар" в старинной Европе

"Арифметический кошмар" в старинной Европе


"При одной мысли о науках квадривия, — писал святой Бонифаций (672–754), — у меня от страха захватывает дух. Пред ними все науки тривия — просто детская забава". В начале XI века Герберт Реймсский (940–1003), который преподавал в Реймсской школе все семь вольных искусств и впервые перешел на арабские цифры, считал возможным изучать арифметику только с исключительно одаренными учениками. Да и в дальнейшем арифметика сохраняла звание труднопостижимой науки и была кошмаром юных "абацистов", гремевших костяшками абака — счётов. Но, возможно, и тут всё дело упиралось в невежество преподавателей, так как освоить искусство счета по учебнику оказывалось делом совсем несложным, в чем имели возможность убедиться довольно многие. Например, Этьен Паскаль вообще запрещал сыну изучать математику, пока не подрастет, и тот делал это тайком, читая Евклида и подслушивая разговоры отца с известными математиками того времени Дезаргом и Робервалем. Когда он попытался собственным путем доказать теорему, что сумма углов треугольника равна сумме двух прямых углов, отец снял свой запрет. В результате уже к семнадцати годам Блез на равных обсуждал научные проблемы с крупными учеными и написал "Опыт о конических сечениях", названный современниками "наиболее ценным вкладом в математическую науку с дней Архимеда". В 22 года Паскаль создал первый "калькулятор" для выполнения сложения и вычитания, а впоследствии сконструировал 50 образцов счетной машины (на четыре и шесть разрядов, для денежных единиц).

Но не все подходили к арифметике так утилитарно, как сын сборщика налогов. Блаженный Августин (354–430) считал числа мыслями Бога, поэтому знание чисел, по его мнению, давало знание Вселенной. "Все науки, — говорил кардинал Иаков Витрийский (1160–1240), — должны восходить к Христу... Добрая наука геометрия, так как она учит нас измерять землю, куда отойдет наше тело; добрая наука и арифметика, или искусство считать, так как с ее помощью мы можем убедиться в ничтожном числе наших дней". Даже Исаак Ньютон (1643–1727) потратил несколько лет, "математически" изучая Библию в попытке открыть некий универсальный закон бытия.


Источник: книга Е. В. Глаголевой "Повседневная жизнь европейских студентов от Средневековья до эпохи Просвещения" (М., "Молодая гвардия", 2014 г.)
Конг

Литвин с колымской заимки

На берегу реки Колымы умирал человек.

Он давно был к этому готов, смерть не раз приближалась на расстояние удара. Ему вообще очень повезло, что смог дожить до 47 лет, в то время как столько друзей, юных повстанцев, легли в землю – кто в родную, кто в эту, сибирскую... Повезло, что смог столько совершить в жизни, хотя ему не дали ни получить нормальное образование, ни путешествовать туда, куда хотелось... Его уделом стала Сибирь, климат которой медленно убивал его.

Повезло и в том, что он, бесправный ссыльный, встретил любовь, создал семью... И теперь они были рядом – жена, преданная помощница, и двенадцатилетний сын Саша, записывающий под диктовку слова отца, у которого уже выпадает из рук карандаш.

Да, он чувствовал, что, возможно, едет умирать в эту последнюю экспедицию на Колыму, знал, что чахотка может обостриться... Но, наверное, такая смерть была ему милее, чем медленное угасание в столице империи. Не зря он так упорно стремился сюда, несмотря на предупреждения докторов.

Но смерть не должна стать помехой.

И умирающий составляет письмо в Императорскую академию наук и распоряжение: экспедицию надлежит продолжить, как и планировалось, до Нижне-Колымска, руководство возьмет на себя вдова, Мавра Павловна Черская.
На распоряжении дата: 25 мая 1891 года. И подпись: Иван Черский. Ивану Черскому предстояло прожить еще месяц, увидеть, как ломается лед на суровой сибирской реке, и умереть на корабле, в притоке реки Колымы с характерным названием Прорва. И вспоминать, вспоминать родную Беларусь...

На самом деле Черского звали Ян Станислав Франц. Родился он в имении Сволна Дриссенского уезда Витебской губернии, в семье шляхтича Доминика Черского герба "Равич". На этом гербе изображена дева, сидящая на медведе. Согласно древней легенде, один король оставил свое недвижимое имущество и корону сыну, а все движимое имущество – дочери. Сын решил обойти завещание и впустил в спальню к сестре часть ее наследства – любимого медведя покойного короля. Однако принцесса укротила зверя и выехала из спальни на его спине. Девиз герба: "превращение Конфузии в Викторию", то есть поражения – в победу.

Ян Черский родился в 1845 году таким слабеньким, что его крестили не в костеле, а дома. А через десять лет умер отец. Яна и его старшую сестру Михалину поднимала на ноги мать, Ксения из Кононов. Дети получили хорошее домашнее образование. Ян играл на фортепиано, неплохо рисовал, знал несколько иностранных языков. Потом отправился в Виленскую гимназию, затем – в Шляхетский институт. И когда вспыхнуло восстание 1863 года, 18-летний Ян надел инсургентский мундир. Причем он был сторонником "Лiтоўска Беларускага Чырвонага Жонду" – наиболее радикальной группировки, возглавляемой Кастусём Калиновским.

Разгром восстания стал культурной катастрофой для Беларуси. Тысячи и тысячи талантливых, образованных молодых людей оказались за пределами родины, став знаменитыми учеными, общественными деятелями в других странах... Ян Черский оказался в их числе. Хотя поначалу его судьба представлялась сломанной вовсе. Его лишили дворянства и выслали в Омск, в штрафной батальон. Бессрочная солдатская служба – за четыре недели, проведенные в повстанческом отряде. Имения Черских конфисковали, матери и сестре Яна пришлось искать убежища у друзей.

По дороге в Омск Ян познакомился с геологом Александром Чекановским, тоже ссыльным. Общение с ним разбудило в юноше интерес к геологии. В Омске ждала нелегкая солдатская служба. По иронии судьбы Черскому приходится охранять так называемый Мертвый дом – страшную каторжную казарму, где за десять лет до прибытия юного ссыльного сидел Федор Достоевский.

Все свободное время юноша тратит на самообразование. Ему разрешили пользоваться библиотекой, и Черский изучает антропологию, астрономию, теорию Чарльза Дарвина... Ему помогает земляк-ссыльный, библиотекарь В. Квятковский, человек энциклопедической эрудиции. Еще одна счастливая встреча – с известным омским географом Р. Потаниным, под руководством которого Черский составляет географические карты и профили Иртыша, изучает окрестности города.

Муштра и параллельно усиленные занятия наукой приводят к болезни – Черский попадает в госпиталь. Его признают негодным к солдатской службе.

За несколько лет ссыльный рекрут превращается в настоящего исследователя. Когда в 1869 году в Омск приезжает академик А. Миддендорф, ему представляют самородка. Коллекция раковин пресноводных моллюсков, собранная Черским, оказалась настолько уникальной, что Миддендорф решил: нельзя дать пропасть такому таланту. Подобные люди необходимы – Сибирь мало исследована... Ссыльного освобождают от обязательной жизни в казарме. Но поступить в Казанский университет не разрешают и жить в европейской части России – тоже. Наконец с помощью академика Миддендорфа Черский получает возможность переехать в Иркутск и становится писарем, библиотекарем и консерватором музея Сибирского отдела Географического общества. Весной 1873 года он возглавляет научную экспедицию на Нижнюю Тунгуску и Оленек, ему поручают провести детальные геологические исследования районов Восточных Саян... Карта, составленная Черским, производит фурор на форуме в Венеции. Но настоящую славу приносят исследования озера Байкал.

В Иркутске произошла еще одна счастливая встреча. У хозяйки квартиры, которую снимает Ян Черский, две дочери – Оленька и Мавра. Молодой квартирант учит девочек грамоте. Мавра оказалась особенно любознательной. Простая девочка из Сибири, она смотрела на ученого квартиранта, худощавого высокого блондина в очках, как на принца… Он был старше ее на пятнадцать лет. Как писали, «из этой девушки, которая еле умела читать и писать, Черский вскоре смог „создать“ натуралистку с выдающимися способностями к наблюдению и умению делать научные выводы".
В 1878 году Мавра и Ян поженились, через год у них родился сын Александр. Мавра Павловна сопровождала мужа в экспедициях, помогала в исследованиях.

Академия наук наконец-то добилась для Черского права свободного передвижения. Он приехал с семьей в Санкт-Петербург. Его ждали слава и популярность. Но, по мнению биографов, в городе ему было «душно». До академии дошли слухи, что в Сибири в очередной раз нашли труп мамонта. Как эти животные туда попадали?
Тогда-то Черский и напросился в свою последнюю экспедицию. Незадолго до этого удалось навестить Беларусь. И за полярный круг его сопровождал еще один родственник – сын сестры Михалины Г. Дуглас.

...Черского похоронили на левом берегу Колымы. Мавра Павловна продолжила экспедицию. Затем доставила исследовательские материалы в Иркутск, коллекции и записи мужа передала в Петербурге Семену Тянь-Шаньскому.

Картами, составленными Черским, пользовались вплоть до 1950-х годов. Его именем названы поселок Черский на Колыме в Якутии, два горных хребта в Сибири, берег на озере Байкал в Баргузинском заповеднике и берег реки Иртыш и другие объекты. Имя Черского носят Иркутское товарищество белорусской культуры и проезд в Москве. О нем написаны книги...

Дальнейшая судьба семьи Черского складывалась непросто. Когда Мавра Черская после смерти мужа оказалась в Санкт-Петербурге, для нее и сына провели сбор средств. Но Черская отказалась от пожертвований, попросив передать их для помощи учащейся молодежи. Академия выхлопотала вдове небольшую пенсию. На нее Мавра Павловна отдала сына в петербургскую гимназию, а сама переехала в Витебск. Там удалось купить участок земли с разрушенными домами. Постепенно отстроив их с помощью родственника мужа и взяв кредит, Мавра Павловна выменяла фольварк Казимирово в Оршанском уезде.

И тут грянула революция. 23 сентября 1919 года был подписан декрет "Об обязательной регистрации бывших помещиков, капиталистов и лиц, занимавших ответственные посты в царском и буржуазном строе". В список помещиков попала и Мавра Павловна. Ей пришлось доказывать свои заслуги и заслуги мужа… Фольварк отняли, оставив «трудовую норму». Только в 1930 году президиум ЦИК БССР принял решение восстановить М. Черскую в избирательных правах и праве на пенсию. Но самое страшное случилось в 1921 году - сын Александр был убит на Командорских островах, где работал директором зверофермы. Тайна его смерти до сих пор не раскрыта.

В 1935 году Мавра Черская с невесткой и внуком переехала в Ростов-на-Дону. Там спутница жизни великого ученого, несмотря на возраст, вела кружки юных любителей географии, читала лекции, занималась географическими фондами музея. Умерла она в 1940 году в доме престарелых ученых в Таганроге.

Автор: Людмила Рублевская.

Источник: книга Людмилы Рублевской "Рыцари и дамы Беларуси" (Минск, 2013 г.).
Конг

Французское образование в XVI веке

К XVI веку старым университетам становилось тесно в рамках средневековых правил и обычаев, но полностью сбросить эти рамки они не решались. В Европе к северу от Альп наблюдался противоречивый процесс: упадок университетов на фоне расцвета интеллектуальной и культурной жизни.

Французы теперь предпочитали учиться дома и уже не уезжали за границу так часто, как в прежние времена. Студенты, которые намеревались посвятить себя науке или преподавательской деятельности, селились в каком-нибудь крупной университетском городе, и после окончания курса наук оставались там же для дальнейшей работы. Остальным же Париж и Монпелье больше не казались "землей обетованной". По большому счету везде было одно и то же, как им представлялось.

Но все же многое было не совсем так. Иногда и на общем сером фоне прорезываются ростки чего-то нового и многообещающего. Так, в 1530 году в Париже по инициативе Гильома Бюде (1457-1540) был основан Королевский коллеж, который первоначально назывался Коллежем королевских лекторов. Бюде изучил очень много наук: богословие, юриспруденцию, математику и филологию, но прославился главным образом как эллинист. В созданном им коллеже преподавали предметы, отсутствовавшие в программе Сорбонны.

Ныне это Коллеж де Франс - одно из наиболее престижных образовательных учреждений во всем мире.

Знаменитый французский писатель и философ Эрнст Ренан так высказался о значении коллежа: «В лучшие эпохи своего существования Коллеж де Франс был по отношению к университету тем же, чем для Англии были её старые американские колонии: убежищем, открытым для всего, что не находило себе удовлетворения на родине, и где всё то, что возникало, по-видимому, без всякой внутренней связи, с течением времени, благодаря свободе, образовывало одно гармоническое целое».

Само основание Коллеж де Франс, по словам историка этого учреждения Абеля Лефрана, «составляет один из наиболее характерных эпизодов истории Возрождения во Франции»; с ним в области мысли и преподавания завоёвана была свобода и «можно утверждать, что умственная эмансипация во Франции приурочивается именно к этому моменту».

* * *

Подготовлено по книге Е. В. Глаголевой "Повседневная жизнь европейских студентов от Средневековья до эпохи Просвещения" (М., "Молодая гвардия", 2014 г.)
Конг

"Едем мы, друзья, в дальние края... "

Вообще-то активно раздающиеся в последнее время в самых разных местах ахи и охи по поводу швабр и ведер, угрожающих украинской молодежи, ежели таковая отправится на работу в Европу после налаживания отношений к ЕС, лично мне как-то очень напоминают статьи в советской прессе времен моего детства, которые на все лады запугивали идейно нестойких советских людей всякими ужасами относительно судеб бывших советских граждан, ОСМЕЛИВШИХСЯ покинуть "самую свободную в мире страну" и поселившихся где-нибудь в Израиле, в Америке или в Германии: все эти доктора наук, работающие медбратьями в домах для престарелых, инженеры, переквалифицировавшиеся в грузчиков на рынке и т.д. Ну да, в новой стране многое приходилось начинать с нуля и у конкретных людей всякое бывало в жизни, но, как показывает ее величество Реальная Практика, если у человека было что-то за душой (ум, способность к обучению, фундаментальное образование, сила воли, способность приспосабливаться к изменившимся условиям) он или она в конце концов так или иначе устраивал свою судьбу, и как правило достаточно неплохо. Возьмем даже мое, уже в общем-то перестроечное поколение - ведь далеко не все из уехавших ТУДА моих сверстников ( а, скажем, из моих 33 бывших одноклассников по разным причинам и в разных местах мира оказалось 7 человек. У приятеля же, который меня старше года на 3, цифра еще более яркая - только 5 его бывших одноклассников живут в России, остальные - за морями, за долами. Но в этом последнем примере, конечно, сказалась специфика нашего не совсем обычного городка и поколения, которое уже успело сформироваться к началу Перестройки)устремлялись на зарезервированные контракты и рабочие места. Нет, кому-то приходилось и мебель грузить, и делать еще что-нибудь в этом духе. А, скажем, один мой бывший одноклассник признавался, что когда вышел из аэропорта на землю США в 1993 году, то в кармане у него оставалось ровно 50 долларов и никто его именно в том конце Соединенных Штатов не ждал... Так что много чего ему пришлось хлебнуть на первых порах: и ночевать в автофургоне, и разгружать фургоны с хлебом. И что?? И ничего: выдюжил, выжил, вроде как прилично устроен, женат уже 18 лет(притом на американке), двое детей. Наиболее свежий пример: весной этого года в наш городок временно вернулся (ибо надо было помочь маме, выздоравливавшей после инсульта) после пребывания в течение лет этак почти 20 в Европах еще один друг моего детства. Покрутился, повертелся он здесь, посмотрел что к чему, и... и в середине ноября улетел назад ( сначала опять в любимую :) Испанию, потом возможно в Англию или еще куда, ибо в Испании сейчас тяжеловато в связи с кризисом), ибо понял, что в современную российскую жизнь он уже не вписывается, ибо и менталитет уже не совсем тот стал, и вообще Россия для него уже несколько чужая. При том он не какой-нибудь высоколобый доктор наук в какой-нибудь мудреной естественной науке, нет, он там, в Испании и Португалии все больше электриком работал. Но это примеры именно из ужасной :)), домоседливой, глубоко патриотичной и вообще исповедующей принцип "Не нужен мне берег турецкий, и Африка мне не нужна" :)) Российской Федерации. Что касается Украины, то лично у меня впечатление такое, что в западных, юго-западных и близких к центру областях этой страны кто хотел и был способен уехать на работу за рубеж - тот уже в основном уехал ( другой вопрос - куда именно?) и многие сейчас уже возвращаются назад из той же Испании и прочих стран Южной Европы в связи с усугублением кризиса. Почти у каждого, с кем мне приходилось общаться в тех местах Украины, обязательно три-пять хороших знакомых и друзей, а то и родственников, которые кто в Италии, кто в Словакии, кто в Венгрии, кто еще где - и ничего, никто не ноет, а как-то старается устроить свою жизнь (другой вопрос, почему они не делают это на родной земле, но это проблема не для моего слабого ума :)) ). Так что думаю, что Великой Эмиграционной Волны с Украины в случае ее присоединения к ЕС и введения безвизовости (кстати, опять же по личным впечатлениям, на немедленное присоединение к ЕС там никто и не надеется, все понимают, что это если и будет, то будет нескоро) в общем-то не будет, ибо резервы лиц, склонных к миграции уже близки к исчерпанию.