Category: недвижимость

Category was added automatically. Read all entries about "недвижимость".

Конг

МОСКВА 1960-начала 1980-х ГОДОВ. ОБМЕН ЖИЛЬЯ

Главная биржа по обмену жилья в Москве была в Банном переулке (если кто не знает, это неподалеку от метро "Проспект Мира"). Здесь меняли всё. Москву на Тбилиси. Ереван на Ленинград. Ташкент на Львов. По всему переулку стены домов были сверху донизу увешаны объявлениями по обмену. Самостоятельно заниматься обменом своей квартиры можно было до
наступления коммунизма, с утра до вечера читая издававшийся бюллетень по обмену.

Однажды американский корреспондент Хедрик Смит упросил своих новых московских друзей взять его с собой на прогулку "в старый квартал близ Ржевских бань у проспекта Мира". Дело было в ноябре 1974 года. То, что он увидел, поразило его. Множество
людей, в меховых шапках и зимних пальто, укутанные шарфами, ходили здесь с наскоро написанными объявлениями, приколотыми на груди. Со стороны это напоминало забастовку в Америке, если не знать, что на самом деле эти люди желали поменять свою квартиру на более комфортабельную. Вот молодая хорошо одетая пара предлагает на обмен свою четырехкомнатную квартиру, а ей нужны две двухкомнатные, ибо они не хотят жить со своими родителями. Другая пожилая дама энергично и безуспешно уговаривала мужчину согласиться на две комнаты в коммуналке в обмен на однокомнатную квартиру с ванной.

Смит пишет: "У русских нет столовых, а гостиные превращаются вечером в спальни. Нормально, если четыре человека —
пара, их ребенок и бабушка — живут в квартире из двух комнат, и если они большие, это счастье.... По воскресеньям в Банном
переулке дела не делаются. Люди приходят, уходят, задают вопросы, сомневаются.... В конце переулка дела шли более оживленно. Студенты и военные толпились вокруг нескольких хозяев, предлагавших им маленькие квартиры внаем. Молодая женщина с единственной комнатой в коммуналке оказалась в центре внимания. Но она не решилась сдавать ее молодому офицеру,
опасаясь, что он может привезти из провинции свою жену и детей. “Нет мест!” — закончила она. Высокий
седой мужчина произвел небольшую сенсацию, предложив две комнаты в деревенском доме с отоплением и газом. “Вода и туалет на дворе”, — добавил он, на что два парня показали ему свои спины. Но женщина
неопределенного возраста не оставила попыток снять хоть что-то для своей дочери и ее подруги, студенток
медвуза: “Они очень хорошие и прекрасно учатся”.

— “Мне все равно, первые они или последние. Я не хочу студенток. Они превратят дом в общежитие”.

“Вы сдаете для семьи?” — спросила молодая брюнетка, и как только он кивнул головой, обернулась и крикнула: “Котик, иди сюда!” Все засмеялись.

Котик — это маленькая кошка, слово, выражающее у русских привязанность. Котик подошел: с черными вьющимися волосами, в куртке на молнии, около двадцати пяти лет. Последовали вопросы и ответы. Хозяин
осведомился:
— Кто вы по профессии? —

Я заканчиваю учебу.

— У вас есть право жить в Москве? — поинтересовался хозяин, демонстрируя желание не ввязываться
в длинную и пустую тяжбу с властями для получения этого разрешения.

— Да, — сказал Котик. —
Временная прописка.

— А ваша жена?

— Я не женат, - объявил он.

— А она? — проворчал хозяин, более
интересовавшийся официальными документами, нежели интимными подробностями.

— Она имеет московскую прописку. Сколько за жилье?
— Пятьдесят рублей в месяц, деньги вперед, — строго объявил седой мужчина.

За такие деньги можно было бы снять жилье гораздо лучшего качества в новом доме. Но жилищный
кризис таков, что молодая пара согласилась с радостью, без просмотра. Они ушли втроем для оформления сделки.

Только в Москве существует более тридцати квартирных бирж, таких как у Ржевских бань, и сотни в
этой обширной 250-миллионной стране. Много городов публикуют бюллетени обмена. Люди научились читать между строк, различая хрущевки от более современных и комфортабельных квартир, избегая последних этажей, потому что обычно крыши
протекают, и первых этажей, так как они шумные и все просматривается в окна. Если квартира с телефоном —
это огромное преимущество. В противном случае его невозможно добиться. И проверяйте, есть ли мусоропровод. Порой требуется много месяцев, чтобы совершить обмен, преодолевая разнообразные препоны, чинимые государством. В нем могут принимать
участие и пять, и шесть, и десять семей, движущихся на своеобразной карусели.

(...)

Зачастую работодатели привлекают квартирой, нежели зарплатой. Я знал инженера-физика, который
полтора года ездил помогать строителям возводить новый дом в пригороде Москвы, чтобы добиться квартиры.
Это весьма распространенный способ улучшения жилищных условий. Этот человек сначала жил с женой
и двумя детьми в квартире из девяти комнат с сорока пятью соседями! Потом они сняли квартиру из двухкомнат для себя в отдаленном квартале без магазинов и транспорта. Его жена мне рассказывала, что они ежедневно теряли два часа, чтобы вернуться туда с работы. По прошествии двух лет они сдались и вернулись в свою коммуналку. Теперь у них не больше двадцати пяти соседей. Они ждут новую строящуюся квартиру".

Но иногда все же на помощь приходили "черные маклеры" — это те, кто профессионально проводил сделку по обмену жилья. Это нынче риелторов пруд пруди, а раньше найти хорошего специалиста удавалось лишь по знакомству, ибо эта "помощь" строго
преследовалась по закону.

Работа маклера по обмену квартир требовала специальных знаний, связей с нужными людьми, умения
"давать на лапу", а также большого опыта и мастерства, так как иногда цепочка меняющихся достигала
невероятных размеров. И каждому следовало угодить, предложить то, что он хочет. А тогда, в нелегальных
условиях, сложность удваивалась. Поэтому и оплата в таких "многосерийных" случаях была приличной —
с каждого участника сделки маклер получал не меньше 500 рублей, или, как говорилось на их жаргоне,
"полтинник".

Источник
-----------
Васькин А. А. Повседневная жизнь советской столицы при Хрущеве и Брежневе . —
2-е изд. — М.: Молодая гвардия, 2018. — 671 [1] с.: ил. —
(Живая
история: Повседневная жизнь человечества).
Конг

АМЕРИКАНКА О КОММУНАЛКЕ

Очень многие иностранцы, бывавшие в СССР и каким-либо образом побывавшие в коммуналках, так и не поняли их сути. Например, приехавшая в 1979 году в Москву учить русский язык студентка Наоми Маркус из США удивлялась, что друзья просили ее никогда не разговаривать с соседями. "Нас хорошо научили бояться", — объяснил ей
один из знакомых москвичей. Но акцент выдавал ее, ничего не поделаешь.

Иногда ее пытались выдать за армянку, благо что у нее были черные волосы и смуглая кожа. Но были такие бытовые мелочи, что
выдавали ее с потрохами: она по американской привычке не
снимала обувь у порога, брала чужой чайник, забывала свое импортное мыло в ванной. Ей казалось
ужасным, что взрослые люди живут со своими родителями в одной комнате, тут же рожают и растят детей. Но
вот парадокс — американка вспоминает коммуналку
не без светлой грусти: именно там она встречалась со своим молодым человеком, а всё благодаря чуткости ее
русских друзей, с готовностью предоставлявших свое жилье для романтических рандеву (это было
распространенным явлением, именовавшимся "у меня хата сегодня свободна"). У нее было много свиданий в
жизни, но это — в одной из комнат огромной квартиры, населенной бог знает кем, запомнилось на всю жизнь: экзотика!

Это может показаться курьезом, но тем не менее: иностранцы в подавляющем большинстве своем не склонны жить в коммуналках, а вот платить за возможность на них посмотреть готовы.:)


Источник
-----------
Васькин А. А. Повседневная жизнь советской столицы при Хрущеве и Брежневе . —
2-е изд. — М.: Молодая гвардия, 2018. — 671 [1] с.: ил. —
(Живая
история: Повседневная жизнь человечества).